Четверо в лодке, не считая кота

Впечатления, отчёты о Норвегии от побывавших там. Норвегия отзывы о самостоятельных путешествиях. Отдых в Норвегии.

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Форум Винского рекомендует
Бронирование отелей в Норвегии по выгодной цене без предоплаты
Отели в городах Норвегии: Берген, Oslo, Stavanger, Trondheim
Апартаменты : Поиск и бронирование апартаментов в Осло - мгновенно, без переписки и предоплаты. Фотографии и отзывы. Лучшие цены за аренду апартаментов в Осло
Аренда коттеджа : Поиск и аренда коттеджа в Норвегии - умные цены, заезд большими и маленькими группами, без предоплаты. Фото, отзывы туристов
Аренда авто: Поиск и бронирование автомобилей в Норвегии по лучшим ценам
Авиабилеты : Найти дешевые авиабилеты Москва - Осло
Cтраховка: Оформление туристической страховки онлайн - Узнай сколько стоит твоя страховка и оформи не отходя от компьютера!

Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #1

Сообщение Gollaso » 10 авг 2017, 10:15

Сатирическая повесть о нашем отдыхе в Норвегии

Дети попросили написать об их первом настоящем путешествии смешно,
а я не знаю ничего смешнее Джером К. Джерома


Предисловие

Кто видел вживую норвежского лесного кота? Вот и я не видел. А тут Бонни принесла домой такое чудо и говорит:

- Это норвежский лесной кот!

- Где ты его взяла? – спрашиваю.

- Во дворе поймала.

- И давно нас захватила Норвегия?

Между тем кот подрос, выбрал себе православное имя Митя и обнаружил исконно норвежскую привычку сидеть на парапете балкона двенадцатого этажа.

Прошло еще полгода – окончательно обрусев, он отстриг кисточки на ушах, научился будить домочадцев безбожным ором в 2 утра по норвежскому времени, дабы получить свой законный полуночный перекус.

- Ты уверена, что он лесной? – спрашиваю у Бонни.

- Абсолютно, Клайд.

- Ну, теперь я точно знаю, почему норвежцы таких котов в леса загоняют…

Четверо в лодке, не считая кота

Миновал следующий год, Митя совершенно повзрослел. Записался на курсы по искусству сна, время от времени стал размышлять про ипотеку. И вдруг, прошлой зимой (аккурат после выборов Трампа), стал куда-то собираться. Раз как-то спрашивает:

- А что же, друзья, далеко ли до Норвегии?

- А тебе, Митя, зачем?

- ВидЕние у меня было… Является Оле-Эйнур Бьордален и говорит «Ступай, Митя, в Норвегию! Город Кинсарвик, улица Тура Хейердала, дом 22. Ждут тебя там!» В третий раз уж является. Надо бы сходить… Заодно родные просторы повидать, к святым местам прикоснуться, рыбу на фьорде половить…

Не отпускать же, бедолагу, одного. Стали собираться всей семьей. Подали документы на визу. Посольство Норвегии разрешение на въезд дало всем, кроме Мити.

- Для котов справка с места работы не пойдет! – сказали в посольстве и выкатили райдер. По нему для ввоза животного необходимо: получить международный ветеринарный паспорт, прогельменизировать особь, вшить чип в холку, сделать прививку от бешенства, сдать анализы для определения титров антител к бешенству, получить сертификат, еще раз прогельменизировать, проставить печати в паспортах, обменять паспорта на международный сертификат и за 2 дня до въезда в страну сообщить ветконтролю о своем прибытии, а уже на территории Норвегии прогельменизировать кота в третий раз…

Митя все это выслушал и спрашивает: «А можно так сделать, чтобы меня во дворе сразу машина сбила?»

Мы ответили, что организовать это, конечно, реально, вот только шансов попасть на Родину от этого не прибавиться. Потому как на этот случай есть другой райдер из 14 пунктов…

Митя очень огорчился, но на рожон не полез. Норвегия – это тебе не трамвай, сзади за подножку не уцепишься.

А вот нам поздно заднюю передачу включать. И мы вчетвером решили ехать. Хоть к нам Бьордален не являлся, но норвежские просторы повидать, к святым местам прикоснуться, рыбу на фьорде половить и мы не дураки.

- Обязательно покатайтесь на лодке, - напутствовал нас Митя.

- Ты будешь мысленно с нами, - обещали ему Тим и Алиса.

Так и прошло наше путешествие. Четверо в одной лодке, в одной палатке, в одном автомобиле не считая кота. Потому что все эти 9 норвежских дней Митя был мысленно с нами.

Глава 1 (Суббота, 8 июля)

Приезжать в дождь – так себе примета - Четырехколесный друг - Полезные сведения о платных дорогах - Мосты для животных - Домики с травой на крыше - Облака и водопады – Ужин – Слишком светло, чтобы спать

Уезжать в дождь – хорошая примета. А приезжать в дождь? Самолет уже выпустил шасси, но в иллюминаторе одни облака. Упитанные и мрачные. Они и сверху, и снизу, и сбоку. Не удивлюсь, если в грузовой отсек лайнера тоже просочилось какое-нибудь облачко, и через полчаса на багажной карусели все вещи будут неприлично мокрыми. Уже чувствуется, как внизу льет изо всех кадушек. В едином гуле ненастья слышится ритм безумной тарантеллы. А ты вешаешь на спину столитровый рюкзак, берешь в одну руку чемодан, а в другую ладошку дочери и вы весело бежите к окошку проката автомобилей. И вот уже в зубах документы на машину, ключи от нее, вообще, непонятно где, а вам нужно найти на паркинге ячейку за номером 935. И ты бегаешь туда-сюда под струями озверевшего неба. Капли холодными граблями ползут по спине, кроссовки давно прилипли к ногам, а номера парковочных мест растворились в лужах глубиной по щиколотку. Ты лишь на минутку оставляешь троих спутников и чемодан под одним зонтом, а сам мчишься с рюкзаком обратно в контору rent-a-car. Где, конечно, какой-нибудь дедушка немец, с голосом, отдаленно напоминающим валторну, двадцать минут упаривает персонал вопросами и проверяет запятые в договоре. И ты сатанеешь от мокрого белья, от немецкого говора, от бессилия перед стихией. Но единственное, что приходит в голову – убить деда-говоруна – не самое верное решение для либерального XXI века…

На деле всё оказывается несколько иначе. Во избежание подобных инцидентов аэропорт Гардермоен выделил для проката автомобилей цокольный этаж. Нас за руку отводят на паркинг, где в сухости и полумраке дремлют десятки машин. Вместо заказанного VW Golf, за ту же сумму выписывают гибридный Mercedes C-класса с пробегом 1 300 километров. Я счастлив большому багажнику, дети в восторге от голубой подсветки салона.

На лобовом стекле – транспондер для проезда по платным дорогам. Можно смело следовать по линиям T-Pass, без остановки для оплаты наличными или картой. Хотя чаще в Норвегии встречаются участки, где нет никаких киосков взимания средств. Ты проезжаешь, видеокамера фиксирует, и будь любезен расплатиться посредством Интернет. Минуя такой пункт, транспондер считывается системой, и светофор на обочине показывает зеленый плюсик – значит, нужная сумма уже списана с баланса. Итоговый счет компании проката содержал отдельную строку «проезд по платным трассам – 140 крон». Мне казалось, что мы накатали по таким участкам крон этак на 300. Но я не стал с ними спорить, так как обычно не прошу больше того, чем приходится на мою долю.

Норвегия поражает сразу. Дикие, каменистые, ощетинившиеся лесами пейзажи. Гладкие точеные скалы, размером превосходящие хороший астероид, полусферами черепов преграждают дорогу. Та как пьяная шатается между этими лысыми валунами и сопками, упиваясь виражами и почти не продвигаясь вперед. Иные скалы, послабее, не выдержали напор леса и затянулись ежовой шкуркой елей и сосен. Лес, лес, кругом зеленый лес. Цвет веселящего абсента в кумаре низких облаков и серой ширмы дождя.

Длани широких мостков нависали над дорогой через каждый километр. Все они, и затейливых форм, и убогие, бурно заросли травой, покрылись кустарником, подернулись молодняком-подростом. Бонни предположила, что поскольку никаких следов человека рядом не обнаружить (ни тропинки, ни дорожки) и ведут мосты в никуда (а фактически из чащи в чащу), то построены они для животных. Трасса перерезает традиционные ареалы их обитания и для безопасности воздвигли специальные виадуки. Я искренне надеюсь, что это так. Еще более я надеюсь, что животные о наличии данных магистралей оповещены и регулярно ими пользуются. Потому как иначе, этот аттракцион очень напоминает банальную российскую пилораму.

Дети тут же заверещали, что необходимо остановиться и понаблюдать диких обитателей леса: как неторопливый лось дефилирует через мост, как семейство барсуков идет в гости к тёще на другую сторону леса, как молодой олененок в два прыжка преодолевает эстакаду в погоне за старым подслеповатым шмелем. И мы бы обязательно всё это увидели, если бы потенциальные зрители с задних рядов не заснули праведным сном юного путешественника не дождавшись следующего инженерного сооружения.

Я же был столь потрясен фактом постройки человеком мостов для животных, что сон как рукой сняло. Нет, я неоднократно встречал ситуации, когда какие-то животные (и, видимо, не без одобрения вышестоящих ослов!) строили пешеходные виадуки для людей в глухих нелюдимых местах. Но так чтобы наоборот... Такой архитектурный каламбур не посещал мою голову.

После Хамара дорога стала однополосной в каждом из направлений, и правительство решило пожалеть налогоплательщиков. Мосты исчезли, их сменили дорожные знаки «Осторожно! Впереди нерегулируемый пешеходный переход для диких животных!» Но ни зебры, ни лежачих полицейских… Да, есть еще над чем работать, господа!

Между тем, следующие 200 километров от Лиллехамера до Бьорли – нескончаемая череда деревень и хуторов. Даже если в какой-то момент вы окажетесь в объятиях равнинного леса, где сложно предположить человеческое жилище, будьте готовы, оно выпрыгнет вам навстречу из-за следующего поворота.
Деревенское зодчество центральной Норвегии достаточно многообразно. Тут и наши, северорусские, срубные избы (или это у нас норвежские?) с крыльцом и высокой лестницей. И аналоги домов дикого запада Америки, обшитые светлым сайдингом. И, конечно, колоритный местный стиль, о котором необходимо рассказать подробнее.

Четверо в лодке, не считая кота

Некогда в былые времена, одолели норвежцев две беды. Дождь и грызуны. Никакого спасу нет! Не зальет, так загрызут. Не загрызут, так зальет. А бывало, что и зальет, и загрызут одновременно. Вот тогда уж совсем худо! Закручинились норвеги, как быть, как выживать? И придумали умные головы «дом на курьих ножках». Стали строить себе избы на каменных столбиках-подпорках, с высоким порогом, да без лестницы, чтобы мыши в дома забраться никак не могли. А для крыши решили вместо соломы дерн стелить в несколько слоев. Прямо с травой и мхом. Такая кровля и тепло удерживает, и не протекает. А еще спасает от шума дождя и не горит при пожаре. Чудо, а не крыша.

Четверо в лодке, не считая кота

Сегодня в среднестатистической норвежской деревне около четверти домов построено с использованием древних технологий. Дети как увидели домики с травой на крыше, так веселью не было предела. Тим вообще сказал, что это самое смешное, из того что он встречал в своей жизни. Я готов был присоединиться, но вспомнил гол Шевченко в ворота Филимонова в Лужниках, и передумал. Поскольку Тим 1999 год не застал, то первым местом своего рейтинга ему позволительно распоряжаться по своему разумению.

Наконец, около 9 часов вечера, мы добрались до горного кряжа Трольтиндене. Дорога стелилась меж двух отвесных отрогов. Дождь давно перестал. Упрямые облака не спешили по домам, а плотно затянули верхние этажи каменных стен. И тут мы увидели нить водопада. Потом еще одну. И еще, еще… На следующей петле нас ждал серьезный двухъярусный поток, струящийся вниз откуда-то из облаков.

- Вода течет прямо с неба! – высказал свое мнение Тим. Точнее и не скажешь.

Четверо в лодке, не считая кота

Я люблю такие пейзажи – таинственные и загадочные. Но почему-то после 25 часов в пути я не испытывал повышенного стремления к живописному. Мне не хотелось красивых пейзажей, мне хотелось поужинать и лечь спать.

Кемпинг в излучине реки Раума принял нас. Лужайка с палатками заросла высокой травой. После дождя природа благоухала свежестью, и Тима переобули в сапоги.

Первая установка палатки в путешествии – это как 1 сентября. Еще не начинал, а уже надоело. Нужно всё оборудование распаковать. Потом сложить все чехлы и рюкзак в отдельную сумку – до последнего дня они не понадобятся. За время каникул между путешествиями теряется сноровка, и ты не помнишь, какой стороной положить в палатку матрас и как состыковать два спальника. Пока возился, Бонни пожарила мясо. Ужинали на веранде в тишине и безветрии. Все барбекю одолеть не удалось. Решили, что оставим порцию на завтрак.

Алиса, залезая в палатку, недоумевает, ну как тут спать, когда так светло?

- Не знаю, - отвечаю я, и, не успев застегнуть свой спальник, проваливаюсь в сон…

Глава 2 (Воскресенье, 9 июля)

Кто завтракает мясом - Деревенское утро - Почтальоны и почтовые ящики - Лестница в небо – Трольстинген - Первый фьорд - Олесунн и колбаса – Не все магазины закрыты по воскресеньям – Удочка - На пароме - Как не улететь на тропе орлов – Шотландская история - Гамбургеры на пирсе

Проснулся я оттого, что кто-то шуршит и чавкает у меня под ухом. Откровенно говоря, я совсем не люблю, когда кто-нибудь шуршит и чавкает, если я сплю. А в Норвегии эта моя фобия проявляется в особенно острой форме. Осмотрелся - мои спутники, с разной степенью удобства, почивают в палатке. Кто бы тогда это мог быть?

Я осторожно приоткрыл тент, чем вызвал явное замешательство жующих. Кто-то даже поперхнулся, хотя допускаю, что мне это только послышалось. Раздалось какое-то шуршание, или это было порхание, бес его разберет. Вдруг, неожиданно, все смолкло.

Я вылез. Это было звонкое яркое утро с контрастными тенями на небе и на земле. Такое утро встречается всегда, когда день в замешательстве и еще не решил быть ему ясным или пасмурным. Солнце заливало нашу полянку. Под ногами серебрилась роса. В трех метрах от палатки сверкала и переливалась оттенками радуги фольга, в которую Бонни вчера завернула остатки ужина.

Черт, где же она догадалась спрятать наше мясо для завтрака? Осмотр растерзанной фольги не оставлял сомнений – свинина исчезла бесследно. Я почувствовал, как ком подкатывает к горлу. В обычной жизни я почти никогда не употребляю мясные продукты утром. Но отчего-то именно здесь мне хотелось на завтрак холодного стейка. Его нежный аромат щекотал мои ноздри, зубы чувствовали сочную прелесть подкопчённой мякоти. В гипнотическом порыве я почувствовал прилив сил и необычайную мстительность, проснувшуюся внутри меня. Я готов был разорвать злодея, укравшего мечту. Будь это даже сам медведь, я хочу вернуть наше мясо! Но медведя нигде не было. Я обошел палатку и готов поклясться, что рядом не было ни рыси, ни россомахи, ни хорька. Не было также ни выдры, ни мыши, ни даже вороны. Мстить здесь было некому…

Тогда я оделся и пошел, куда глаза глядят. Я очень редко так поступаю. Только когда меня лишают вожделенного куска мяса на завтрак. Ноги принесли в ближайшую деревню Броннслетта. Облака над рекой напоминали мне дым от мангала.

Четверо в лодке, не считая кота

В шуршанье водопада слышалось шкварчание подгорающего шашлыка. Деревня спала безмятежным упоительным сном. Таким спокойным и глубоким, которые случаются лишь в ночь с субботы на воскресенье. Я обошел поселок вдоль и поперек. Мстить здесь также было решительно некому.

Однако, утренний моцион вернул меня к жизни. Боль утраты белковой пищи утихла. Окончательно тоску развеяли веселые почтовые ящики.

Четверо в лодке, не считая кота

Они расположились вдоль дороги, и их было много, слишком много. Случись деревенская драка между домиками и почтовыми ящиками, последние могли бы выставить, по меньшей мере, три команды. Проходя меж стройных рядов персональных боксов для писем, чувствуешь благоговение перед почтальонами. Этими прекрасными спутниками человеческих отношений и тайн, этими грозными буревестниками новых налогов и штрафов.

Четверо в лодке, не считая кота

В наш век высоких технологий и электронной почты всё это так мило, так старомодно, что невольно пришлось улыбнуться.

Пока мы ехали к лестнице троллей, я вспомнил одну поучительную историю. Тоже про лестницу, пусть и не такую знаменитую. Случилось это с одним моим другом давным-давно. На заре туманной юности, жил он в общежитии. И пришлось ему однажды зимней ночью возвращаться домой в состоянии доброго алкогольного возбуждения. Вахтер общаги свое дело знал – в полночь закрыл все засовы и улегся спать. А друг мой не скандальный человек – не пускают через дверь, так зайдем через... крышу. Уцепился за пожарную лестницу и полез на пятиэтажный дом. А мороз, ветерок – пробирают до костей. Как рассказывал он после, голова в дурном запале не работала совсем, а пока до верха добрался – почти протрезвел. Но отступать было поздно. На крышу залез, а там - скользко, снег. Пришлось ему до чердачного окна на корячках ковылять. Кое-как ужом дополз, сунулся в окно, а оно досками забито. Наглухо. Он к другому окну, там то же самое. Тут мой друг немного струхнул. Удали и задора чтобы спускаться по лестнице вниз, он уже не чувствовал, а руки и ноги стали на морозе коченеть. Да пришла к нему благая мысль. Распластался он на крыше лицом вверх, уперся плечами в оградительный бортик кровли и давай пытаться ногами заслонки из окна выбивать. Тут одна доска подалась. Друг протиснулся и провалился на чердак. А там темень, не видно не зги. Одна радость тепло, не замерзнешь. Вот и пришлось проспать ему в голубином помете до утра. Так что не все лестницы к небу ведут в рай.

Трольстинген напомнил мне детский рисунок. На нем зеленая долина, два голубых водопада, синие горы впереди. Но что-то не понравилось малышу, и замалевал он свою картинку – резкими безостановочными движениями справа налево, сверху вниз. Именно этот хор загогулин стал инженерным проектом автомобильной магистрали. Именно эта детская каляка-маляка и есть знаменитая «лестница троллей».

Четверо в лодке, не считая кота

Помимо посещения смотровой площадки над ущельем, решено было карабкаться по тропе выше, дабы опробовать детей и обувь в боевых условиях. Алиска с легкостью гарцевала по каменистой стежке, а у Тима возникли сложности. Пока он не понимал, на какой камень можно опираться, а на какой нет, почему нельзя становиться на осыпь и зачем нужно высоко поднимать ноги. Поэтому он спотыкался, скользил и падал. А самое главное, он совсем не рассчитывал свой путь на шаг вперед и постоянно залезал в тупики и болотца. Пришлось брать его за руку и на личном примере показывать, что такое основы хайкинга. Никогда не предполагал, что для кого-то буду инструктором в этом не профильном для меня деле. Высоко забраться не удалось, но панорама автодороги худо-бедно стала помещаться в объектив.

Четверо в лодке, не считая кота

Спускаться оказалось еще сложнее. Тропа была рассчитана для одного, там, где мы с ним шли плечом к плечу. Для более острых ощущений включили дождик. Как полагается, в самый неподходящий момент. В общем, первая достопримечательность прошла если не комом, то точно не стала сытной трапезой.

Участок от Трольстинген до Вальдален несколько пустынный и скучный. Колыбельная песня дождя нагоняет дрёму. Но только выезжаешь к Сторфьорду – все меняется. Никогда в жизни я не видел берегов столь привлекательных и милых моему сердцу. Глубокая синева воды и снежные пики на горизонте – бодрые песни пейзажа. Первый фьорд, первый фьорд.

Четверо в лодке, не считая кота

- Что такое фьорд? – спрашивает Алиса.

Фьорд – это узкий морской залив. Миллионы лет назад на поверхности земли образовались каньоны. Произошло это под воздействием тектонических процессов или в результате движения ледников. В прибрежных зонах море затопило такие разломы, образовав длинные извилистые рукава. Так, по крайней мере, говорит Википедия, а на мнение Википедии по этому вопросу можно положиться. Берега фьордов, в большинстве случаев, представляют собой скалы, поросшие растительностью горы, снежные вершины.

- Тима, ты что-нибудь понял? – задаю проверочный вопрос.

- Понял. Надо в Википедии посмотреть!

Четверо в лодке, не считая кота

В Олесунн мы забрались, чтобы полюбоваться грандиозными величественными видами со смотровой площадки Аксла. Здесь на высоте птичьего полета тебя одурманивает запах моря и под руки хватает легкий западный бриз. Сердце рвется от восторга, а душа трепещет – ты нашел. Вот она – идеальная гармония человека и природы. Часто вздрагивая ресницами, взгляд парит над островерхими крышами домов, над верблюжьими спинами островов, забираясь все дальше и дальше до самого горизонта, где «простор», «стихия» и «счастье» означают одно и то же…

Но лишь стоило нам запарковаться на макушке Аксла и в предвкушении открыть двери, как с визгом и гиканьем припустил очищающий и плодородный ливень. Я совершенно уверен… Нет, я точно знаю, что пятнадцать минут назад здесь светило солнце. Все утро здесь было ясно. Вчера и позавчера стояла хорошая погода. И с прошлой пятницы тут не упало с неба ни капли. И вот, когда ты проделываешь три тысячи километров, тебя встречает полиэтиленовая стена дождя, которым ты каждую неделю можешь любоваться дома с балкона.

Сказать, что я был опечален, означало бы не сказать ничего. И Бонни предложила мне бутерброд с колбасой. После постного утра, колбаса произвела колоссальное впечатление. Если сравнивать бутерброд и акварельную плачущую панораму Олесунна – то колбаса отрывалась на сто очков вперед. Но все когда-то заканчивается – хорошее или плохое. И ливень, и бутерброд закончились одновременно.

Четверо в лодке, не считая кота

Еще через 5 минут солнце ослепительной фрезой пробежало по ближним островам, стряхнув с фасадов серую пыль дождя. Фиолетовое небо и желтые домики, будто цветы и море.

Четверо в лодке, не считая кота

Ну что сказать? Отыгрался Олесунн! Но колбаса все равно вкусная!

Четверо в лодке, не считая кота

По пути в Гейрангер встретили работающий магазин REMA 1000. Всякий, кто знает о всеобщем воскресном норвежском «тунеядстве», были бы удивлены не меньше нашего. Предупрежденные заранее, вчера мы затарились продуктами до понедельника. И хотя нам ничего не нужно, подъезжаем к входу, так сказать, в исследовательских целях. Оказалось, что действительно открыто, но не всё. Функционирует специальный закуток (площадью около 100 кв. м), где один кассир отпускает самые жизненно необходимые продукты – газировку, чипсы, шоколад. Тем не менее, факт остается фактом – не все супермаркеты Норвегии по воскресеньям превращаются в тыкву.

Вечером того же дня мы обнаружили открытый магазин Joker в Гейрангере. Работает в полноценном режиме: продукты, сувениры, промтовары. Там Тим приобрел мотовило – маленькую удочку с крючками и блеснами на щуку или сома. Желание опробовать покупку в деле – будет занимать нас всю следующую неделю, и завершиться занимательной лодочной прогулкой по фьорду.

Знаете ли вы, сколько в Норвегии внутренних паромных переправ? Более сотни маршрутов. Это логично – над каждым фьордов мост не построишь, под каждой горой туннель не прокопаешь. А сколько легковых автомобилей в среднем перевозит паром? Думаю, что цифра 30 будет ближе всего к истине. Стоимость самой короткой по длине переправы – не менее 100 крон. А курсируют паромы на маршруте – около 20 раз в сутки. С помощью нехитрых вычислений получаем, что ежедневная общая выручка паромного бизнеса Норвегии превышает 6 000 000 крон/сутки. Как говорил один мой знакомый бухгалтер: «Когда я вижу такие суммы, мне хочется их обналичить и присвоить». Здорово, что все-таки остались люди, не бросающие слов на ветер. Этот бухгалтер, кажется, недавно освободился. И это была его вторая ходка.

После того, как мы это испытали на себе, могу утверждать, что поездка на пароме более всего напоминает морскую прогулку в чреве кита. Подплывает этакая махина к берегу уже с разинутой огромной пастью, вываливает свой язык на пирс и ждет. Ждет, пока наполнится пузо мотоциклами и кемперами, легковушками и автобусами. А как набьет живот донельзя, так язык поднимает и отчаливает в море-океан. А если не успел ты заехать в брюхо до полной сытости, так жди другого кита – он минут через 15 подплывет.

Четверо в лодке, не считая кота

По волнам зверь идет ровно, гладко. Если кит одноэтажный попался, то ничего кроме неба и гор вы не увидите. А коли проглотил вас кит старый и большой, то на нем есть, где погулять и можно даже на спину его выбраться, на красоты окрестные поглазеть.

В завершении прогулки гигант снова открывает пасть. Но не ту, через которую всех проглотил, а с другой стороны. Потому как не обычные киты паромами служат, а только специальная порода Китов-Тянитолкаев.

Южная половина дороги 63 куда интереснее северной. Здесь захотелось останавливаться и не один раз.

Четверо в лодке, не считая кота

Наконец, добираемся до Орнесвинген – «Дороги орлов». Мы не стали задерживаться на общей платформе для туристов, поскольку там, чтобы хоть что-то увидеть, сперва необходимо энергично поработать локтями. Мы выбрали другой путь. Сразу за обзорной площадкой начинается тихая лесная тропинка, ведущая в сторону водопада Гьердефоссен.

Четверо в лодке, не считая кота

Дорожку можно было бы назвать совсем простой, если бы осадки последних дней не превратили ее в болото. Двести метров борьбы с лужами и грязью завершились поражением туристов. Дальше следовал такой участок топи, для преодоления которого требовались, по меньшей мере, резиновые сапоги до колен. Из-за отсутствия данной экипировки пришлось довольствоваться видами с небольших лужаек, оставшихся позади.

На одной такой полянке я решил спуститься ниже, на импровизированный природный балкон, где деревья не мешали обзору. Нужно было лишь сделать пару шагов по покатому валуну.

- Ты уверен, что тебе туда надо? – спросила Бонни.

- Нет… - промелькнуло у меня в голове, и я упал.

То ли мокрая поверхность камня, то ли грязь на протекторах ботинок, а возможно и одно, и другое, послужили тому, что я ласково прилег на спинку и заскользил куда-то вниз. Думаю, мой маневр заслужил бы довольно лестную оценку профессиональных саночников. То, что я при этом продолжал держать в руках фотоаппарат, лишь подтверждает мой высокий класс.

Когда желанный балкон остался у меня позади, я начал беспокоится. Я не планировал сегодня длительных путешествий на попе. Склон дальше становился отвесным, и с каждым новым метром я все отчетливее понимал фразу «загреметь под фанфары». В то самое мгновенье, когда я стал прощаться со своим Canon (выбор между жизнью и фотодругом до последнего не был для меня очевидным), ноги зацепились за какой-то корень, и мне удалось затормозить. Смятение и шок настолько овладели мной, что я даже забыл выругаться.

Потери оказались минимальными. По-свински испачканные джинсы и грязь на рукавах серой куртки. С последним можно было как-то мириться, а вот нижний гардероб нужно стирать – других брюк я с собой не брал.

Пока отряхивался – выглянуло солнце. С грязными руками и чистым сердцем я прильнул к этой красоте. И правильно сделал, в Норвегии ждать нельзя. Через 5 минут снова пошел дождь.

Четверо в лодке, не считая кота

Из-за моей аварии решили остановиться в ближайшем кемпинге. Он в Гейрангере расположен прямо на пляже. Выяснив, где находится прачечная, Бонни потребовала мои джинсы, потому как их необходимо не только постирать, но и прогнать через электросушилку. Высушить одежду в Норвегии на открытом воздухе – это задача на уровне гипотезы Пуанкаре. То есть, не то, чтобы совсем не решаемая, но о-о-очень сложная.

Захватив спальные термобрюки (какая-никакая, но все-таки замена), побежали переодеваться в туалет. Тим тут же потащил грязные джинсы в прачечную, а я стал одеваться. Засовываю ногу в штанину, а голеностоп не пролезает. Черт возьми, неужели так ноги опухли? Продолжаю тянуть – никак. Это термобелье я только сегодня ночью одевал, и все было нормально. Что происходит? А вдруг это сон? Протер глаза, пробую залезть в другую штанину – безрезультатно. В этот момент я испытал такое сильное потрясение, по сравнению с которым скоростной спуск на попе показался детской утехой.

Но тут рассудок и воля снова вернулись ко мне. К босому, сирому, бесштанному, навек застрявшему в туалете. Я посмотрел ярлычок – так и есть. Это 42 размер, а не мой 50-ый. В суете я схватил термобрюки от комплекта Бонни. Такого же черного цвета.

Возвращаться к машине через весь кемпинг в одних трусах – было как-то не очень гуманно по отношению к женщинам и детям, коих я встретил здесь немало. Потому я снял шерстяной оранжевый свитер и, подпоясавшись им сзади, а спереди черными термобрюками Бонни, вышел на свет. До полной идентификации образа мне не хватало волынки на спине. Но мне кажется, и без волынки, в этот момент мало кто сомневался в моем происхождении и ориентации. Килт вышел весьма фривольным, на грани китча. Свитер постоянно норовил развязаться. Но я гордо и победоносно чеканил шаг до нашего Mercedes C-класса. Отыскав свой комплект термобелья, я проделал обратный путь в том же виде. Вторая серия душераздирающего зрелища поставила под угрозу коммерческий успех кемпинга – народ стал сворачивать вещи и потихоньку разъезжаться. Я до сих пор искренне надеюсь, что их побудили это сделать какие-то их внутренние мотивы, а не мои прогулки в образе шотландца.

И все-таки день закончился хорошо. Пока Бонни колдовала со стиркой, мы втроем приготовили на мангале гамбургеры ручной работы. Это так романтично: стряпать на пирсе в окружении лодок и якорей, прикрывая мангал зонтиком и пряча свои головы в уютные капюшоны. Котлеты на тлеющих углях вышли восхитительные. В сыром промозглом воздухе распространялось благоухание соуса, салата и помидоров. На запах пришла Бонни. Отведав стряпню, она пришла в восторг. Мне кажется, никто из нас никогда не ел гамбургеров с таким удовольствием.

- Твои джинсы готовы! – сказал она так, будто только мое усердие на кухне освободило меня от ношения килта в ближайшие дни.

Как я люблю хорошие новости. Другой хорошей новостью стал прогноз погоды на завтра – в Гейрангере солнечно, а значит, мы едем кататься по фьорду.

Глава 3 (Понедельник, 10 июля)

О пользе утренних морских прогулок - Как фотографировать водопады – Тим и кольцо - Час-пик в порту - Надувательство с предсказанием погоды - Что видно с трона? - Первый снег этого лета - Милашные могилки – Кладбища как достопримечательность - Трасса 55 - Снежники и айсберги - Под шум водопада

Если кто-нибудь соблаговолит поинтересоваться моим мнением о лучшем времени для морских прогулок – я готов буду предоставить самые полные рекомендации.

Четверо в лодке, не считая кота

Во-первых, более всего для подобных мероприятий подходит солнечная погода. Когда мир наполнен роскошью и благодатью света, а вода расстилается глянцем в ореолах сверканья лучей. Зрители, лишенные всего этого в беспросветную облачность, не получат и половины удовольствия от своей прогулки. Те же, кто рискнет отправиться за развлечениями в ненастье – обречены убить время, в полудреме разглядывая убранство общей пассажирской каюты.

Во-вторых, просто прекрасно, если день, избранный для путешествия, будет жарким. Ничто так не освежает, как свежий задорный борей, как соленые брызги моря. В прохладную пору – не забудьте взять с собой на море теплые вещи. Если же вы замерзли на берегу – оставьте мысли о прогулке по воде на следующий раз.

В-третьих, я бы настоятельно рекомендовал утренний круиз. Тот, что без суеты и ажиотажа. Пока еще 12 автобусов переполненных китайцами где-то в пути, а неугомонные французы нежатся в своих постелях, катерок отплывает с двадцатью пассажирами на борту. Поэтому для каждого есть персональное место, как на верхней открытой палубе, так и нижнем салоне. В такой компании вам не нужно крепко держаться за поручни, дабы не быть выброшенным за борт агрессивной толпой наглых фотографов. Вам не суждено вздрагивать и вспоминать слова «Отче наш» каждый раз как сотня человек, словно ошпаренные, перебегают с одного борта на другой, приняв за дельфина гнилой обрубок старой мачты. Под ухом у вас не плачет ребенок, отказывающийся сидеть на коленях у мамы. Не ворчит пожилой, пахнущий перегаром, финн, которому нездоровится с утра. Не кривляется и хохочет толпа американских малолеток. Просто поразительно, как это десяток подростков пубертатного периода могут создавать шума больше, чем прогулочное судно в 1 500 лошадиных сил.

Используя этот набор безобидных хитростей, в простонародии именуемых как трезвый расчет, мы получили наслаждение от полуторачасовой поездки по фьорду. Игра света и тени,

Четверо в лодке, не считая кота

радужные ворота,

Четверо в лодке, не считая кота

два десятка водопадов Гейрангерфьорда

Четверо в лодке, не считая кота

и зверский аппетит – увесистый дебет для утренней морской прогулки. В 10 часов наше судно пришвартовалось к причалу, и я не узнал пристань. Обширную площадь морского вокзала заполонила восхитительная очередь, которая готовилась атаковать наш катер. Хорошей поездки Вам, друзья!

Четверо в лодке, не считая кота

Это поразительно, но всякий раз, когда я вижу толпу людей, увешанных фототехникой, мне кажется, что я попал на съезд художников-передвижников, виртуозов живописи светом. Любопытная штука – современный мир целиком состоит из людей-фотографов. Это произошло как-то внезапно. Еще 20 лет назад все заказывали семейные портреты в фотоателье, где нам обещали конфеты и мороженое (кстати, где они?), если мы не будем вертеться во время съемки. В окружении бутафорских книг и викторианской мебели, мамы и папы делали умные задумчивые лица, правда, не всегда это получалось. Подготовка, процесс, получение готовых снимков – это был целый ритуал. Поскольку декорации студии напоминали фамильный склеп, и от яркого света софитов хотелось плакать – посещение фотомастера становилось чем-то вроде обязательного визита на кладбище.

Но потом каждый стал иметь камеру. Наличие камеры сразу делало человека – фотографом. Настоящим! Мэтром! И пусть почти никто не может отличить контровый свет от диафрагмы, каждый считает себя специалистом в этом деле. Задайте вопрос любому знакомому: «Ты хорошо фотографируешь?» Вы никогда не дождетесь ответа: «Нет. Я делаю это плохо».

Четверо в лодке, не считая кота

Практически каждый индивид современной эпохи считает себя гением фотографии. «Возможно, в мире найдется 2-3 человека, которые делают это лучше меня, - скромно говорят они. - Но и то лишь потому, что снимают постоянно. А ведь я еще и работаю, в отличие от них». Сонм великих специалистов пополняется с каждой проданной зеркалкой. Наличие двух объективов возводит специалиста в ранг божества. Три щелчка затвора – фотосессия. Пять щелчков - фотосет. И нет слов моднее в современном мире.

Но порой ты видишь работы таких Мастеров, и твоё сердце сжимается от тоски и скорби. Зачем эти умные функции камеры глупому человеку? Зачем эти графические редакторы, если композиция безвозвратно испорчена? Зачем издеваться над окружающими людьми, демонстрируя убожество своего внутреннего мира? Каждый раз, когда я вижу такие работы (а, к сожалению, это происходит чаще, чем хотелось бы), мне хочется заманить автора в пустынное место и там, в тиши и уединении, задушить.

Однажды я спросил такого гуру о том, как правильно фотографировать водопады.

- О, это очень просто, старина, - с улыбкой повелителя ответил он. Я был готов внимать каждому вздоху Маэстро. – Нужно чтобы весь водопад поместился в кадр, и было отчетливо видно, как падает вода…

Какая глубокая мысль. Мне-то казалось, что для удачного снимка данного явления природы нужен определенный свет, важен ракурс, необходимо экспериментировать с выдержкой. И возвращаться на это же место завтра, через неделю и через месяц. И тогда, тебе, возможно, улыбнется удача. А одну из фотографий, к примеру, за номером 2873 можно будет назвать более-менее сносной. В этом кадре соединятся блаженная сила воды и радостный блеск света, возвышенные эмоции художника и счастье видеть…

А тут тебе на полном серьезе рассказывают, как фотографировать водопроводный кран. После этого совета я понял, что не умею снимать водопады. И, наверное, уже не научусь никогда.

В сувенирной лавке в Гейрангере девочкам купили подарки – кольца настроения. У Алисы уже было такое с фигуркой в виде котика, который менял цвет. Потом котик отвалился, но еще продолжал функционировать, если подержать его в ладони. А затем кольцо починили. Котик вернулся на место, но стал навечно грустным. Он больше не менял цвет. Он навсегда стал грязно-черным, в стрессе и испуге. Потому что нельзя чинить такие предметы с помощью электросварки.
Подарки обрадовали Бонни и Алису, а вот Тим огорчился. Он сдвигал брови, надувал губы и одевал кольцо сестры, пытаясь выдавить из него черный или хотя бы серый цвет, указывавшие на тревогу и злость. Но украшение показывало, что на самом деле у него расслабленное романтическое настроение.

- Нас-то ты можешь провести, а волшебное кольцо не обманешь! – смеялись мы.

К обеду гавань Гейрангера превратилась в оживленный водный перекресток. Туда-сюда сновали прогулочные катера, паромы, моторные лодки.

Четверо в лодке, не считая кота

Под ногами у них мешались полчища каяков и вёсельные лодки отчаянных рыбаков. С высоты пятнадцатиэтажного дома за столпотворением наблюдали два океанских теплохода, по нелепой случайности попавшие в крохотный санузел каморки папы Карло. К одному из гигантов навели понтонный мост, который перегородил половину ширины фьорда. Места стало еще меньше, движение стало еще веселее. Час-пик в порту – зрелище не для слабонервных.

Четверо в лодке, не считая кота

Пока мы обедали на берегу (хотя набор блюд скорее походил на полдник, а время приема пищи на второй завтрак) наблюдалась череда интересных атмосферных явлений. Мне кажется, местные жители не обратили на это внимания, а нам, как новичкам в норвегиях, это доставило определенные неудобства.

Расположились мы на природе под благоуханием солнечного тепла. Шпарило прилично, разделись до футболок. Я, как ответственный в группе за сообщения метеослужб, заявил: «Сегодня обещают «ясно» на весь день. Здесь не Россия – синоптики не ошибаются!» Едва я договорил эти слова и проглотил маленькую шпроту, как подул ледяной ветер, набежали тучки, стало холодно, как в Арктике, и мы с бутербродами в руках побежали за свитерами. «Ничего, ничего, - защищал метеорологов я. – Сейчас снова выглянет солнце. Раз обещали на весь день «ясно» – никуда оно не денется!» Действительно, не пришлось долго ждать, оно выглянуло – я демонстративно оторвался от еды, чтобы снять свитер. Прошла еще минута и новое облако, величиной с Курскую область, нависло над нами.

«А мне кажется, что это не совсем «ясно», - сказала Алиса. – У нас бы это назвали переменная облачность». Смысл в ее словах сохранялся ровно две минуты, по истечении которых пошел маленький дождь. Новый забег с бутербродами за куртками. Пока мы метались - хлеб вымок, помидоры искупались, скатерть выглядела свежевыстиранной. Я угрюмо натянул капюшон, не зная, что теперь сказать и как отмазываться за свои слова десятиминутной давности, а Курскую область уже оттащило до Самары и опять выглянуло солнце.

- Черт бы подрал такую погоду! – не выдержал я. - За 10 минут два раза переодеваешься от трусов до шубы! На обед нужно выходить с чемоданом вещей! Долбанные метеорологи! Если это «ясно», то что же будет когда они предскажут «пасмурно»?

На этих словах я снял куртку и тут же снова с безоблачного неба закапал дождь. Солнце и дождь – нормальная норвежская погода. А что в прогнозе напишут метеослужбы? Да пусть пишут всё что угодно – не обращайте внимания.

Из Гейрангера до смотровой площадки Флюдалсьювет – всего несколько минут. Верхняя парковка приспособлена для больших автобусов, поэтому группа сменяется группой – гвалт, толчея, суматоха. Нижняя площадка более подходит для неорганизованных туристов. Здесь народ рассредоточивается по склону и можно любоваться пейзажем в камерной атмосфере.

Четверо в лодке, не считая кота

На одном из валунов установлено кресло – трон в честь королевы Норвегии Сони, неоднократно бывавшей в этих местах и поспособствовавшей развитию туризма в стране.

Четверо в лодке, не считая кота

Детям здесь очень понравилось. Виды с высоты 307 метров – королевские.

Четверо в лодке, не считая кота

- Как ощущения, Тим?

Четверо в лодке, не считая кота

-Согласен.

Подъем на Далснибба идет по горному перевалу. Со всеми атрибутами – набор высоты, серпантин, шиканы. Я не хочу никого обидеть, но большие автобусы на таких дорогах – это зло. Они пыхтят как чайник и крадутся как жуки. Когда два жука встречают друг с другом на узком повороте, они пристально смотрят глаза в глаза, обнюхиваются и медленно, как бы нехотя, начинают друг друга обходить. Очень вежливо, стараясь не зацепить и не обидеть товарища. А все остальные участники движения смотрят эту странную сцену из жизни насекомых и ждут, ждут, ждут - когда же эти несносные твари расползутся. И вот они расходятся и, кажется, что сейчас все побегут быстрее. Но навстречу спешит еще один короед и все начинается сначала.

На высоте 1476 метров – другая климатическая зона. Царство мхов и лишайников. Протяни руку вниз – потрогаешь снег. Протяну руку вверх – потрогаешь облака.

Четверо в лодке, не считая кота

Тим и Алиса исследуют обстановку.

Четверо в лодке, не считая кота

- Снег! – кричит Тим. – Это снег! Настоящий!

- Вы чего там прилипли? Снега не видели?

- Так ведь лето! – отвечают они и безудержно веселятся.

Четверо в лодке, не считая кота

На Далснибба можно долго рассматривать горы с белыми головами, будто куличи. Или сине-зеленую долину Гейрангенфьорда, которая отсюда кажется южным курортом.

Четверо в лодке, не считая кота

На Далснибба хорошо помечтать о минувших днях, подумать о том, что случилось. Или о том, что могло бы случиться, но не случилось, черт его побери!

Спуск вниз пролегает по кромке ожерелья озер. Холодных и прекрасных, как молодые леди.

Четверо в лодке, не считая кота

Затем дорога натыкается на речку Отта и начинает прыгать вокруг нее. Эти пассажи напомнили мне парный танец котенка и мухи. Бездумный, спонтанный, но заводной и веселый.

Четверо в лодке, не считая кота

К 4 часам по полудню мы добрались до городка Лом. Местная достопримечательность, ставкирка 1158 года, будто мачта на корабле – видна со всех сторон.

Четверо в лодке, не считая кота

- Это что такое? – спрашивает Тим, удивленный необычным видом храма.

- Старинная деревянная церковь.

- А вокруг нее? – он указал рукой на надгробные плиты, разросшиеся словно колония лесных опят.

- Это захоронения. Кладбище.

- Ууу… какие милашные могилки! – заключил Тим.

Не знаю, может быть, мы не так устроены, как другие, но нас никогда не привлекали экскурсии на погост. Я знаю немало людей, чье посещение, например, Парижа, превращается в нескончаемое знакомство с гробницами и могилами совершенно незнакомых им людей. Пер-Лашез и Сен-Женевьев-де- Буа, кладбища Монпарнаса и Монмартра. С обязательным посещением Пантеона. И конечно, место захоронения Наполеона. А когда ты спрашиваешь такого туриста, вернувшегося просветленным и окрыленным:

-Ну, а Эйфелеву башню ты видел?

То он, скривившись, как от лимона, отвечает:

- Залезали на эту башню… Только время зря потеряли. Лучше бы съездили в усыпальницу королей в Сен-Дени…

Нам как-то довелось бывать в городе, где кладбище является единственной, но общепризнанной достопримечательностью. Пытаясь совершить над собою насилие, мы было уже дошли до каменной ограды, но нас смутила витрина магазина напротив входа. Эта витрина была такая… Какая она была я точно не помню… Но она была, и это главное. Её оказалось вполне достаточно, чтобы развернуть наши планы на день. Прогулка по магазинам позитивно сказалась на нашем душевном состоянии, истерзанном сомнениями и внутренней борьбой.

Впоследствии, если я говорил кому-то, что бывал в тех местах, меня обязательно спрашивали:

- Как тебе повезло! Ты видел феноменальное Cementerio Municipal? Там действительно так прекрасно?

Следуя врожденному инстинкту, и не желая обидеть собеседника, я отвечал:

- О, это самый волшебный уголок вселенной, - после чего тут же переводил повествование на другую тему. Происходило подобное настолько часто, что я перестал рассказывать кому-либо о посещении этого городка.

Тим, однако, к могилкам быстро охладел и в беспокойстве стал озираться по сторонам.

- Что случилось? Кого ты потерял? – заволновались мы.

- Где здесь туалет?

Другие члены нашей группы горячо приветствовали эту идею. Пришлось идти искать ближайшую уборную. А так хотелось под сенью древней кирки поразмышлять о вечном короле Олаве Харальдссоне, его походах и крещении Норвегии, его изгнании на Русь и дружбе с Ярославом Мудрым, его возвращении домой и последней битве святого конунга. Но, видимо, в следующий раз.

Четверо в лодке, не считая кота

Изначально, трасса 55 не казалась чем-то необыкновенным. Многие путешественники в отчетах, дают очень уклончивые описания этих мест. Кое-кому здесь не довелось увидеть ничего кроме облаков и тумана. Поэтому я решил не дразнить своих спутников предвкушением фантастических видов и необычайных пейзажей, которых мы вполне могли тут не узреть. Мы просто ехали по горной дорожке и надеялись на благосклонность погоды.

То, что мы увидели, превосходило любые ожидания. А когда ожидания невелики, тем объемнее и гуще кажутся впечатления. Знаю это по себе.

Уже в отдаленные времена, мне довелось совершать пересадку в столице страны «владыки мира». Паспортный контроль для челяди с неамериканскими паспортами тянулся настолько долго, что мой стыковочный рейс улетел, пунктуально захватив мой багаж. Дело было вечером в пятницу и меня сразу предупредили, что свободных мест на ближайшие 3 дня нет, а, значит, придется чуть-чуть пожить в аэропорту. Со скандалом, насколько позволял неродной английский язык, я вытребовал-таки посадочный талон на рейс в субботу в 14.30.

Образовавшийся интервал решено было заполнить официальным завтраком в районе Белого дома или здания Конгресса, где мне ранее бывать не доводилось. Раздобыв бесплатную карту города, я к 6 утра подкатил на такси к резиденции президентов Америки и в течении нескольких часов исследовал весь центр столицы. Спонтанность визита добавляла эмоций и красок. На каждом шагу поджидали откровения и открытия. Я был оглушен и раздавлен впечатлениями. Ни до, ни после, не один город не смог столь блистательно показать мне свою обложку. И кажется, что в большей степени, виноваты в том мои ожидания, которых здесь совершенно не было...

От Лома до летнего лыжного центра Согнефьелет мы держали себя в руках.

Четверо в лодке, не считая кота

А вот дальше остановки пошли через каждый километр.

Четверо в лодке, не считая кота

Вольная синева неба и молочная глазурь снежников. Театральные рога скалистых вершин

Четверо в лодке, не считая кота

и кисельные волны дороги, будто построенной для BMX Racing.

Четверо в лодке, не считая кота

Очень красиво на берегу Престестейнсватнет.

Четверо в лодке, не считая кота

Несколько дальше открылись потрясающие виды на Галдхопигген - наивысшую точку Норвегии (2 469 м).

Четверо в лодке, не считая кота

Рассмотреть западный анклав пиков Ютунхеймен не удалось – завешены облаками.

Четверо в лодке, не считая кота

Зато озеро Овре Херваватнет подарило встречу с айсбергами.

Четверо в лодке, не считая кота

Четверо в лодке, не считая кота

- А зачем эти столбы на обочине, если нет ни фонарей, ни проводов? – интересуется Алиса.

- Это разметка дороги. Зимой здесь столько снега, что только верхушки палок торчат. Весной трассу приходится расчищать. Столбы указывают, где надо чистить.
Молодая смена, по-видимому, не обладает наивной верой былых времен. Алиса воспринимает объяснение как удачный стёб. Но вскоре мы проезжаем участок с высокими снежными стенами.

- Это какой-то ледяной тоннель, – возвещает Тим.

Высота покрова с обеих сторон дороги превышает 2,5 метра.

Четверо в лодке, не считая кота

Отчетливо видны следы борьбы уборочной техники с сугробами. Что подумала при этом Алиса, о том нам поведать не дано.

На ночевку остановились в кемпинге у вод Лустрафьорда. Вокруг красота и покой.

Четверо в лодке, не считая кота

На противоположном берегу поет водопад Фейгумфоссен. Его песни как… шум самолета или рокот далекой подстанции. Под куполом палатки мозг не успокаивается, пока не находит привычные, безопасные образы, тождественные звуку ревущей воды.

Глава 4 (Вторник, 11 июля)

Утро для хайкеров – Почему в горах не бросают камни - Кого ловят кошки на леднике - Школа юного альпиниста - О пользе рыбных консервов – Уникальный случай в тоннеле - Кемпинг с призраками – Цена музейных экспонатов - Мангал и ливень – кто кого – Зачем ржать в палатке

Проснулись очень рано. Гораздо раньше, чем хотелось бы нашим соседям по кемпингу. Мы стали собирать палатку, хлопать дверями автомобиля, переговариваться. Мы старались вести себя как можно тише, но, мне кажется, наши усилия были напрасны. Вряд ли кто-то из соседей пожелал нам с утра удачи. А сегодня она нам была, несомненно, нужна. Мы отправляемся на ледник!

Четверо в лодке, не считая кота

Плотный завтрак был нам крайне необходим. В дополнение к традиционному скыру, были предложены бутерброды с паштетом и овощами. Тех, кто отказывался, предупреждали, что время обеда сегодня весьма неопределенное, поэтому, скорее всего, будет только ужин. Манипуляция сработала – руки тянулись, пока наша самобранка не опустела.

Каждый порядочный хайкер знает, что горные походы необходимо начинать с самого раннего утра. Мой добрый товарищ, Марк, однажды, поведал мне прелюбопытную историю, как раз об этом.

Он отдыхал со своей подругой (кажется, ее звали Минда) на очень далеких островах. И в целях разнообразия, уже в конце отпуска, решили они отправиться в небольшой горный трек. Погода стояла божественная. Перепад высот планировался небольшой – около 400 метров. Единственное, что смущало, это длина дистанции, но они сразу решили, что главное полюбоваться видами, а дойти до конца маршрута – не самоцель.

Надо заметить, что трек этот весьма популярен и именит. На склонах горы, где он проложен, снимался очень известный фильм, а это заранее обещало, что на дорожке ребята будут совсем не одни.

Далее рассказывает сам Марк: «Прогулка предполагалась часа на 3-4, а значит, не стоило торопиться ее начать. Мы прибыли в стартовый лагерь после полудня и тут же отправились в путь. Уже в самом начале я немножко смутился. Другие туристы был одеты как-то не по погоде. На них были куртки и шапки, на нас - очки и футболки. На них были трековые ботинки, на нас - убитые кроссовки. Возможно, подумал я, мы несколько легкомысленно отнеслись к этой затее. Но гордость и самоуверенность не позволяла отступить. Путь по равнине дался легко. Я смотрел на хайкеров с рюкзаками и говорил Минде, как здорово, что у нас только маленькая сумка и вода. Они несли горы всякого хлама, поэтому были уже уставшие и еле дышали, мы были бодры и полны сил.

Однако, сомнения становились все сильнее оттого, что абсолютно все туристы шли нам навстречу, завершая трек, а мы только его начинали. Подъем проходил хорошо первые 100 метров. Выше засвистел шквал. Температура упала сразу градусов на 10. Попытка найти в сумке свитера завершилась провалом. Кроме двух дождевиков из полиэтилена, там не было ничего. Завернувшись в целлофан, подвязав его на запястьях и на поясе, мы предприняли отчаянную попытку продвинуться вперед. Ветер задувал за пазуху, и наши накидки надувались как два мыльных пузыря, два разноцветных шарика на склоне черного вулкана.

Мы лезли и лезли вверх, пока не увидели, что всё напрасно. Наперерез из-за дальней вершины стремительно надвигались тучи. Вокруг потемнело. Стало понятно, что если мы и возьмем перевал, то, во-первых, ничего не увидим, во-вторых, промокнем изрядно. И никакие дождевики в такой вихрь нам не помогут.
Немедля, пришлось разворачиваться и почти бежать наутек. Мы выдохлись и безумно вспотели в целлофановых костюмах. Мы были удручены и подавлены. Но мы приобрели опыт. А за это, как говорят, ничего не жалко».

В это утро у нас не было передышек и остановок. К 9 часам мы достигли парковки у ледникового озера Нигардсбреватнет.

Четверо в лодке, не считая кота

Уточнив расписание Blue Ice Family Walk (предназначенную для родителей и детей от 6 до 12 лет), мы облачились в теплую экипировку и трековую обувь. Первое восхождение по нашей программе сегодня назначено на 11.00. Общий сбор у подножия ледника. Значит, расслабляться времени нет. Решив сократить путь к стартовой точке наполовину, воспользовались услугами моторной лодки. Вторая часть – пешеходная прогулка по каменной чаше с препятствиями.

Четверо в лодке, не считая кота

Это оказалось нелегким делом, но мы, все-таки, справились с ним. Маленьким ножкам было сложнее всего. Тима приходилось страховать, а кое-где и поддерживать. В какой-то момент показалось, что можем к заявленному сроку опоздать. Но уклон остался позади, мы перешли на галоп... Вобщем, успели.

Четверо в лодке, не считая кота

Покорить ледник в группе с нами собралось еще 12 человек. Всем дали время отдохнуть. Тим решил использовать его с толком: набрал камней и стал швырять в многочисленные ручьи и лужи. Делал это он не очень умело. Камни летели в разные стороны, что грозило увечьями некоторым другим туристам.

- Тима, - подозвал его я. – Ты знаешь, что в горах маленький камень может спровоцировать обвал?

– Почему?

- Потому что здесь очень хрупкое равновесие природы. Ты своим камнем ударишь другой камень, он покатиться, за ним другие. Это называется камнепад. Это очень опасно.

- Почему?

- Потому камнепад может убить человека. И даже всех нас здесь. Или приведет к сходу лавины, и мы окажемся под многометровым слоем снега.

- Почему?

- Потому что маленькие дети очень любят задавать вопросы. И самый любимый их вопрос – какой?

- Почему?

- Почему! Ты – молодец. А камни больше не бросай!

Бонни, чтобы занять Тима, принялась объяснять ему про оборудование альпинистов. Зачем нужны тросы, топорики, кошки.

Четверо в лодке, не считая кота

- Кошки? – Алиса уловила последнее слово. – Где кошки?

- На леднике, - Бонни неопределённо махнула рукой, не поднимая глаз.

- А что они там делают? – не унималась Алиса.

- Ловят… - Бонии продолжала общаться с Тимом и параллельно поддерживала второй разговор.

- Кого ловят?

- Альпинистов…

Четверо в лодке, не считая кота

Односложные ответы перестали удовлетворять Алису. Ее заинтересовала тема, и она переместилась ко мне.

- Кого кошки ловят на леднике? - спросила она в лоб.

- Тебе сейчас их дадут. Сразу две. Вот у них сама и спроси, - я взял ее за руку, и мы пошли получать снаряжение.

Четверо в лодке, не считая кота

Тима, как самого опытного из всех 16 участников, поставили идти во главе группы.

Четверо в лодке, не считая кота

За ним привязали Бонни, потом Алису, следом меня и еще 12 персон.

Четверо в лодке, не считая кота

Параллельно с нами стартовали серьезные организованные команды, уходившие вверх на весь день.

Четверо в лодке, не считая кота

Наш же маршрут предполагал часовой переход туда – обратно. Идти было несложно. Ледоступы держали хорошо. Однако, хвост нашего отряда, состоящий из испанцев и итальянцев, успел неоднократно и вдоволь полежать на леднике. Как это им удалось – не понимаю. Возможно, что они привязали кошки не на подошву обуви, а на шнурки. Это единственное объяснение, которое я могу придумать.

Четверо в лодке, не считая кота

Когда мы достигли верхней площадки, я не поверил глазам – под нами зияла пропасть высотой в 50 метров. Стартовый лагерь был далеко внизу.

Четверо в лодке, не считая кота

И между нами двадцать этажей сплошного льда.

Сколько чудесных форм создала здесь природа! Голубые трещины,

Четверо в лодке, не считая кота

серые торосы,

Четверо в лодке, не считая кота

ультрамариновые промоины,

Четверо в лодке, не считая кота

синие айсберги.

Четверо в лодке, не считая кота

И мы спешили сюда, чтобы увидеть все это наяву.

Путь назад, на позитиве, показался простым и быстрым.

Четверо в лодке, не считая кота

От парковки к леднику живой цепочкой шли новые партии восходителей. Не поздно ли собрались, господа?

У машины все переоделись, и решили обедать около маленькой пристани. Оставалось четыре банки разных консервов. Устроили дегустацию с голосованием. Особой борьбы за первенство не было – консервное ассорти понравилось всем.

Внезапно, погода испортилась. Здесь происходит это резко, как по щелчку рубильника. Небо стало пресного цвета, ветер крепчал. Цвета ледника померкли. Как хорошо, что мы успели!

Четверо в лодке, не считая кота

В дороге дети быстро уснули. А мы решили двигаться к кемпингу – небесная канцелярия прогневалась. Шансы на продолжение сегодняшней экскурсионной программы стремительно обнулялись.

Четверо в лодке, не считая кота

Вторая поездка на пароме запомнилась унылыми серыми тонами природы. По правде говоря, кроме этого, почти ничего не было видно. Не различить – где горы, где небо, где море… На южном берегу Ордалсфьрда лучше не стало. Вечер был унылый и холодный, стать моросить бесконечный дождь. Вот в такую погоду ездить по тоннелям одно удовольствие. Если, конечно, рядом, никто не везет козий сыр.

Случилось это не так давно в одном из норвежских тоннелей. Загорелся сыр. Ни много, ни мало – 27 тонн. В дело вмешались полиция, пожарные, скорая помощь. Движение было перекрыто на целую неделю. На тушение экстренным службам понадобилось 5 дней. Медработники сохранили одну жизнь, но, кажется, она до сих пор находится под наблюдением психиатров.

Этим единственным пострадавшим был водитель грузовика. В полумраке тоннеля, шофер вдруг заметил, что груз загорелся. Как мог продукт молочнокислого брожения загореться – объяснить не удалось. Может быть, сыр курил в закрытом фургоне, может быть развлекался, поджигая петарды и бенгальские огни… Достоверно не установлено. Однако, подлинно установлено, что водитель от своего открытия ошалел. Он выскочил из кабины и промчался бегом полтора километра до противоположного выезда. Оставив груз и машину на страшную погибель. Деликатесный сыр Брюност, как и было задумано производителем, решил дорого продать свою жизнь и при пожаре стал выделять токсичные вещества. А поскольку вентиляция в тоннеле никакая, это чрезвычайно затруднило работы пожарных расчетов.

Инспекторы отмечают, что это, пожалуй, первый в истории случай, когда тоннель был перекрыт на длительное время из-за горящего сыра. Но как мне кажется, если водителю дать новый шанс, то вскоре может произойти и второй…

Ближайший кемпинг располагался в городке Ордалстанген. Найти его не составило труда, но…

Кемпинг был абсолютно нелюдим. Здесь были домики, хозяйственная постройка, подстриженная лужайка, однако не было никого живого. Мы объехали территорию, проезд внутрь был открыт – ни владельцев, ни гостей. Ничто не указывало на присутствие здесь человека. Последним доводом стало полное отсутствие объявлений и цен около окошка распорядителя.

- Мы можем остаться здесь. Сомневаюсь, что нас кто-нибудь прогонит, - предложил я.

- А вдруг это кемпинг для привидений? – мрачно предположила Алиса, и было решено выбираться отсюда.

Сколько забавных, а подчас и уморительных историй происходит с нами в гостиницах, мотелях, турбазах. Кажется, ты лишь подумаешь о том, чтобы переночевать не дома, и сразу что-то такое произойдет. Только по какой-то причине, на месте эти ситуации кажутся совсем не смешными…

Я вспоминаю случай, который рассказал мне один знакомый. Он остановился на ночь в старой потрепанной гостинице не самого уютного города. В неряшливом тесном номере с засаленными стенами стоял запах нафталина и плесени. «Дух минувших веков!» - усмехнулся мой товарищ про себя и лег спать. Утром, когда он уже собирал вещи, его угораздило прикоснуться к бра, висевшему на стене. Плафон покачнулся, секунду подумал и упал, разлетевшись по комнате тысячей мелких осколков. Для справедливости отметим, что, может быть, их было и девятьсот – никто не считал.

Будучи честным человеком, регулярно совершавшим исповедь, знакомый отправился за консьержкой. Он объяснил старушке, что произошло, та всплеснула руками и запричитала:

- Ой-ой-ой… Как же так? Что же теперь делать?

Знакомый виновато потупил взор: «Ну… Так получилось… Я не нарочно… И готов это как-то компенсировать».

- О чем вы говорите? В нашей гостинице останавливались Поддубный и Шаляпин. В этом номере жили Быковский и Райкин. Эти стены слышали голоса Утесова и Бернеса. Я сама заносила сюда пюпитр для Муслима Магомаева.

Моего товарища затрясло мелкой дрожью:

- Мне очень неловко… Я сожалею… Но плафон не склеить… Я готов сколько нужно заплатить…

- Это был музейный экспонат, - не унималась старушка. – Я не знаю, как вы сможете это оплатить.

- Я понимаю – это не предмет торга. Но не могли бы вы озвучить сумму? – кредитная карта в его кармане покрылась легкой испариной.

- Это такие деньги… ТАКИЕ деньги… - консьержка почти плакала.

- Сколько? Сколько? – знакомый почувствовал, что еще минута и расплатиться за плафон смогут только его родственники.

- Пятьдесят рублей, – прошептала старушка и посмотрела ему в глаза.

«После этой истории, - как выразился мой товарищ, - он знает цену музейных экспонатов».

В туристическом аппендиксе озера Ордалсватнет, в стороне от центральных людных маршрутов, вариантов с кемпингом оставалось не то чтобы мало, а совсем один. Но карта сыграла. Не успели мы расположиться и раскинуть палатку, как дождь полил сильнее и, видимо, зарядил надолго.

Пришлось выбирать, либо до хозяйственного корпуса 60 метров, но палатка спрятана под листвой разлапистого дерева, либо все удобства рядом, но наш тент целиком во власти ливня. Решили, что раз грозы нет, то под деревом будет как-то понадежнее. Здесь же поставили мангал – под сенью веток были шансы хоть что-то приготовить. Бонни использовала хитрость – накрыла угли от дождя фольгой и запекла рыбу.

Укладывались спать нетрадиционно рано. Тим выражал свое неудовольствие тем, что Алиса, каждый вечер начинает в палатке безудержно ржать. Вот, хоть пальчик покажи, а она уже хохочет так, что разогнуться не может. Такой бездумный, неуместный смех совершенно противоестествен сущности Тима. Он серьезно поднял вопрос о запрете подобного глупого веселья внутри нашего домика. А кто хочет ржать, пусть вылезает и смеется, пока не станет мокрым.

Алиска слушала его и держалась из последних сил. Во избежание нарушения конвенции, она закусила губу и спряталась в спальник. Сегодня вылезать на улицу никто не захотел.

Глава 5 (Среда, 12 июля)

Рыбачить или купаться - Идеальная турфирма - Домики с травой: апофеоз – Случай на грунтовой дороге - Тропу затопило – Восхождение - Трасса 243 – Худшие виды в истории – Кот Магне - О пользе раннего заезда в кемпинг - Зловредность зубных щеток

Дождь расслабился лишь под утро. Хотя когда здесь утро, если темно не бывает? Природа благоухала влажностью тропического леса. Земля набухла от сырости. Трава согнулась из-за сырости. Сырость витала в воздухе и проникала повсюду. Если бы можно было есть сырость, я думаю, местные магазины не получили бы ни кроны в ближайшую неделю.

Очереди в душ не наблюдалось. Купаться в такую погоду – напрасно переводить воду. Ты и так чувствуешь себя достаточно мокрым. Но после вчерашнего трека улетучились ощущения чистоты и свежести. Я решил предложить Тиму составить компанию. Оказалось, что его занимают совершенно иные мысли и переживания. Удочка была куплена в воскресенье, и давно было пора опробовать ее в деле. Проведя рекогносцировку, выяснили, что река слишком мелкая, а мост очень далеко. Значит, все-таки, купаться.

Отработав комплекс: сборы – завтрак – водные процедуры, мы покинули кемпинг. Путь лежал к северной оконечности озера Тюин, а задача стояла конкретная – покорить пик Тюинхольмен-утсиктен. Удачное расположение этого массива гарантировало прекрасные виды на горы Ютунхеймена с юго-восточной стороны. Если, конечно, облачность соблаговолит не мешать.

Как часто стихии меняют наши планы. В свое время мы с Бонни бронировали тур к одинокому вулканическому острову в океане. Специальное агентство организовывало доставку туристов по морю, сопровождение на острове, обеспечивало специальное снаряжение и т.д. Фирма работала прекрасно. Даже если бы вы очень хотели, вы не нашли бы ни одного изъяна в их подготовке и заботе о своих клиентах. За три дня до старта они позвонили нам, что подтвердить участие. За два дня – они выясняли наши размеры одежды, головных уборов и обуви, что собрать все необходимое. В последний день – они толково объяснили, как лучше добраться и где мы встречаемся. И вот, когда настал день прекрасного путешествия – они позвонили нам рано утром и сообщили, что волны слишком большие и экскурсия отменяется.

Пусть мой рассказ не покажется вам неважной рекламой для фирмы. То, что произошло – совершенно не их вина. Надеюсь, шторм не слишком частый гость в том районе. В противном случае, агентство рискует разориться на телефонных разговорах. Чем лично я был бы искренне опечален.

Пока мы ехали – просветлело. Холодные воды озера мерцали цветом глубокого сапфира.

Четверо в лодке, не считая кота

По совести, я никогда не видел таких колдовских красок. По берегам раскинулись жилища. Казалось, что это какие-то выселки или хутора, но потом прочитали, что это - домики в наем. Норвежцы приезжают сюда, подальше от городской суеты – побыть в тиши, порыбачить, подумать о вечном. Прикоснуться к первозданной природе в прекрасном захолустье своей удивительной страны.

Четверо в лодке, не считая кота

С первого дня поездки, в нашей машине был запущен счетчик. Каждый член экипажа являлся участником викторины, что не прекращалась до конца путешествия. Правила совершенно просты: нужно первым сказать «Домик с травой», если таковой оказался в поле зрения. Игра порождает нездоровые чувства, если ею сильно увлекаться. Но мы состязались не ради победы, поэтому нам было в радость. Трава на крышах встречалась частенько, и приходилось не зевать. А если участники забывали свои накопленные баллы, то от этого становилось еще веселее.

Четверо в лодке, не считая кота

На озере Тюин наступил апофеоз нашей игры. Почти все строения расположенные по его периметру являлись «Домиками с травой». Тим и Алиса лопотали заветные слова скороговоркой, пока не выбились из сил, а домики не кончались. Финальные результаты соревнования подводили уже в аэропорту Гардермоен. Первенство завоевал Тим – на его счету оказалось более двухсот аутентичных жилищ.

На восточном берегу асфальт закончился. Свернули на грунтовку, несмотря на дожди, вполне приличного качества. Каждый раз, когда знаешь, что ждет такая дорога, немного волнуешься.

Четверо в лодке, не считая кота

Не желая прослыть хвастуном, я могу рассказать об одном забавном случае на грунтовке. Это была знаменитая Route 40, что по вертикали пронизывают всю южную Америку. Черт дернул меня срезать и прокатиться по 60-километровому гравийному участку. Как оказалось, местные жители весьма редко пользуются этими тропами, поэтому за полтора часа (а быстрее не получится) мне встретились только 3 транспортных средства (включая старый трактор на сельхозугодиях). Одна из встреч получилась запоминающейся.

Легковой автомобиль был недвижим и раскорячился посередине дороги так, что объехать его было проблематично. Я остановился. Оказалось, что в противоположном мне направлении едет целая семья (3 взрослых и ребенок), час назад они пробили шину и до сих пор пребывают в состоянии прострации. Испорченное колесо они кое-как сняли, а вот установить запасное – оказалось за пределами их возможностей. Когда я подошел, молодая леди молотила запаской о ступицу так, что звон оглушал пампасы. Ее благоверный в задумчивости стоял рядом, видимо, распрощавшись с надеждами пережить этот день. Да-да, я уже видел этот взгляд…

Проявив христианское сострадание, я потратил ровно 7 минут на всё: две – на монтаж и крепеж, еще пять – на выслушивание признательностей. Меня благодарили несчетное число раз. Кажется, они даже пригласили меня на недельку в гости. На прощание, они робко и неуверенно поинтересовались далеко ли до выезда на асфальт? Когда я ответил, что еще километров 45, на их лицах была смесь мучений и ужаса, помноженных на мысль об отсутствии второго запасного колеса. После этого, я сам не очень доверяю грунтовкам.

Мы подъехали к началу трека около одиннадцати.

Четверо в лодке, не считая кота

Мы начали весело, можно сказать игриво, но все наше оживление пропало после первого поворота тропы. Точнее пропало и оживление, и сама тропа. Там где когда-то ходили люди, тёк молодой и задорный поток, местами переходивший в неоперившийся водопад. С трудом преодолев трясину, мы стали прокладывать новую дорожку. Причем каждый прокладывал свою и был совершенно уверен, что именно это самый короткий и легкий путь. Тим уже упрямо и умело преодолевал подъем, так что отпала необходимость его сопровождать. Алиса активно исследовала растительность тундры –карликовые деревца и мхи. Все было ей вновь.

Четверо в лодке, не считая кота

По ощущениям, мы поднялись метров на 200. Впереди уже виднелась большая финальная пирамидка, но мы туда не пошли. Главным образом из-за ветра, который не давал детям нормально дышать.

Четверо в лодке, не считая кота

А оглянувшись в сторону Ютунхеймена, мы поняли, что выше и не надо.

Четверо в лодке, не считая кота

Панорама открывалась завораживающая. Главные пики были как на ладони. В чехарде света и облаков блистали Ураностинд (2157 м), Фалкетинд (2067 м) и другие вершины.

Четверо в лодке, не считая кота

Четверо в лодке, не считая кота

Но не успели мы надышаться впечатлениями, как проклятые облака опять все испортили. Почему так всегда происходит? Почему нужно лезть в самый неподходящий момент? Возможно, это есть следствие упрямства всего сущего. Возможно, они чувствуют, что кто-то сейчас готов получить чрезвычайное наслаждение, а потому надо поспешить. В этом есть что-то наглое и самоуверенное, отчего во мне просыпаются самые низменные инстинкты. Против этого необходимо принять какие-то меры. И я крепко задумался.

Четверо в лодке, не считая кота

К Аурландсфьорду мы решили пробираться красивыми, но замысловатыми тропами. Тим настаивал, что ему обязательно нужно попасть в 24-километровый тоннель, а иначе он за себя не отвечает. Бонни сказала ему, что он и так, пока что, за себя не отвечает и это – не угроза. Тим ответил, что путешествия – это когда приезжаешь куда-то и идешь в трек. Например, в гору, как сегодня. Или на ледник, как вчера. А ехать, останавливаться, фотографировать и дальше ехать – это не путешествие, а фигня. Не его формат! Такой спич основательно вымотал его, и он заснул. А раз он спит, тем более нет смысла заезжать в Лердальскую трубу. И без нее тоннелей достаточно.

Трасса 243 – это маршрут по природному музею. Дорога на горное плато проходит через несколько климатических поясов. Как в калейдоскопе меняются лес, тундра, вечная мерзлота. Здесь есть все, чем богата и прекрасна Норвегия – сумасшедшие водопады,

Четверо в лодке, не считая кота

цветущие долины, каменные пустоши, ледяные озера, скалистые вершины, обширные снежники.

Четверо в лодке, не считая кота

Норвегия в миниатюре, только и всего. В каждой климатической зоне располагаются пешеходные маршруты. Как клуб по интересам – для каждого найдутся уголки милые сердцу.

Четверо в лодке, не считая кота

В завершении пути, как награда, Стегастейн – смотровая площадка над фьордом.

Допускаю, что виды с нее открываются красивые. Но нам оценить той красоты не удалось – помешала серая пыль облаков. История похуже случилась с моим кумом не так давно. Судьба забросила его в Гонконг в конце ноября. Побывать в Гонконге и не посетить пик Виктория, равносильно тому, чтоб объехать Украину и не отведать сало. Это главное туристическое место города. С верхотуры острова открывается шедевральная панорама на залив и даун таун. Но осенью погоды там неустойчивые, пришлось специально караулить солнечный день. Наступил долгожданный момент. Для полноты ощущений, кум решил добраться наверх в допотопном трамвае. Оказалось, что он был не один такой любитель старины. Толпа собралась приличная, очередь двигалась медленно. Пока он полтора часа толкался среди китайцев в здании вокзальчика, на улице стало как-то темнее. А когда он счастливым пассажиром взглянул в окно вагона – голубого неба было не видать. Трамвайчик тем и хорош, что движется медленно, можно рассмотреть окрестности, а можно подумать. Подготовить себя к необычайным впечатлениям, что ждут тебя наверху. Помечтать, как будешь рассказывать об этом замечательном дне своим детям и внукам.

Когда через 20 минут трамвай высадил пассажиров на высоте 400 метров – оттуда невозможно было увидеть ничего, кроме ближайших кустов. Кум прождал еще час, но стало только хуже. Теперь уже и кусты было не разглядеть. И что теперь должен он рассказать своим детям и внукам? Как потратил 80 долларов, чтобы постоять в тумане?

С более низких витков серпантина нам все же удалось рассмотреть Аурландфьорд.

Четверо в лодке, не считая кота

А затем мы погуляли по маленькому городу Аурландсванген.

Четверо в лодке, не считая кота

Это - типично провинциальный городок, спокойный, респектабельный, в высшей степени ухоженный и безнадежно скучный.

Четверо в лодке, не считая кота

Тут мы познакомились с котом Магне. Кот заметил у детей сэндвичи и не отходил ни на шаг. При этом он делал вид, что не проявляет к еде никакого интереса. Вот как так получается у котов? Откуда у них это высокое искусство лицемеров?

Магне спросил, первый ли раз мы в Норвегии, а потом стал пороть бессвязную чушь про кризис норвежской самобытности и угнетающую меланхолическую влажность. Мельком посмотрев на еду, он вздохнул и понес еще большую ахинею о высокоморальном пуританском лобби в правительстве и суровые дебри финансовых долгов рядовых норвежцев. Когда Алиса вежливо предложила Магне кусочек сэндвича, он сконфузился, повел носом, но все-таки согласился. Следующая порция не заставила себя ждать – свое расположение высказал Тим. После чего Магне тщательно облизался и, пригласив нас в городскую библиотеку на свои лекции, был таков.

В кемпинг заселились около 7 вечера. Слишком рано, но не для Норвегии, где после ужина всегда капает с неба. Так и случилось, едва мы завершили трапезу и подготовили палатку, притащилась туча и стала плакать.

Все-таки странно, насколько наш разум и чувства подчинены органам пищеварения. Если бы дождь нас застал на голодный желудок, мы бы бесились и кляли его, на чем свет стоит. Сытый живот заставляет смотреть на ненастье иначе.

Кемпинг, между тем, пополнялся новыми постояльцами. Их попытки растянуть огромные палатки под ливнем, напоминали о трудах Сизифа. Зрелище было на грани комического концерта и поминок. Потуги несчастных выглядели уморительно жалко, а сами персонажи репризы вызывали такое искреннее сочувствие, что аж до колик в животе. Но каждый раз, после очередного провала (интересно, как выглядит провал для комического концерта?), туристы начинали снова и снова.

Трудно сидеть, сложа руки, и праздно глядеть, когда кто-нибудь трудится в поте лица. Сразу же хочется им посоветовать и подсказать. Не знаю, насколько помогает такая помощь. Но когда палатки были все же установлены, я чувствовал, что там есть и частичка моего участия.

Перед сном я и Тим впали в дурное настроение. Пропали наши зубные щетки. По всей видимости – безвозвратно. Мы обыскали все сумки и закоулки автомобиля, все карманы и снаряжение. Мы искали их там, где они могли оказаться случайно, и там где они даже случайно оказаться не могли. Но их не было нигде. Мы вспоминали, кто и когда видел их последний раз. Мы проводили сверку показаний, но сведения путались, и следствие зашло в тупик. Известно всем, щетки умеют заметать следы.

Мы слишком громко смеялись. Пришла пора погрустить. Так всегда бывает на этом свете!

Глава 6 (Четверг, 13 июля)

Щетки вернулись - Рыбалка на причале - Снова Магне – Дождь не помеха - Полутрек на Римстиген – Кирпич - Фонарик – Новые тапочки - Лучший водопад – Почему не плывет кораблик - О сложностях подземной навигации – Кинсарвик – Суровый норвежский пляжный отдых

Начало следующего дня выдалось прекрасным. Солнце весело плясало на волнах и золотило седые стены фьорда. Роса сияла под ногами россыпями алмазов. Бурная горная речка застревала в камышах и натыкалась на камни, отчего смеялась своим звонким смехом и бежала в два раза быстрее.

Утро также было отмечено удивительным событием. В тот самый момент, когда я и Тим потеряли всякую надежду… Да, я знаю, в сказках и романах перемены происходят именно в этот момент, но я ничего не могу поделать, так как иначе погрешу против истины. Так вот, как раз в это мгновенье - вернулись наши зубные щетки. Где они пропадали? На чем нас догнали? Каким образом нас нашли? Истинную правду об этом мы так никогда и не узнаем. Поистине, это можно назвать больше чем удачей. Это было какое-то чудо! Мы почувствовали благодать и милосердие всего сущего. Мы были в смятении и трепете. Слова тут бессильны, это надо пережить.

Время после завтрака решено было посвятить рыбалке. Вчера в Аурландсванген я присмотрел отличное место. Под отличным местом я понимаю пирс, где можно решительно забросить наше мотовило хоть на какую-нибудь глубину. Мол выдавался во фьорд метров на пятнадцать и завершался понтонным причалом для лодок. Все согласились, что тут, действительно, просто замечательно. Несбыточно отыскать на земле другое место, где можно было бы наслаждаться рыбной ловлей больше чем здесь. Если вы, конечно, не заражены идеей что-нибудь поймать.

Сам я неважный рыболов. У меня слишком мало воображения. К тому же я малопьющий. Но в окружении зеленых холмов и водопадов нельзя исключать приступов архаичного азарта у людей. И вот мне мерещится огромная рыбка, что открыв свою пасть, жаждет наживки. Чу, это только паром…

Четверо в лодке, не считая кота

Мы рыбачили изо всех сил, когда к нам на причал явился старый знакомый Магне. Он очень удивился новой встрече. По его словам, он в жизни не был так изумлен.

Четверо в лодке, не считая кота

Пустив в ход самую вкрадчивую улыбку, он еще раз поблагодарил за сэндвичи и спросил, чем мы планируем позавтракать. Узнав, что гастрономическая тема закрыта до самого обеда, кот был несколько разочарован. Мотовило в моих руках удостоилось его достаточно презрительного взгляда. А обещание угостить его первой пойманной рыбой, вызвали у него икоту. Магне сел на понтон, мерно покачивавшийся на волнах, и долго смотрел на воду. Его морда приобрела выражение легкой грусти, смешанной с цинизмом.

Четверо в лодке, не считая кота

Тим не упустил возможность поинтересоваться у аборигена, какие виды рыбообразных здесь водятся. Кот несколько оживился и понес несусветную околесицу про изнурительную работу местного отделения Green Peace и традиционные способы ловли саамских народов. Он на секунду остановился, чтобы осмотреться вокруг (вероятно для того, чтобы поискать глазами других туристов с едой, однако горизонт был чист) и продолжил городить увлекательную чушь о правовом статусе промысловых зон Шпицбергена и тенденциях либерализации мировой торговли рыбой в соответствии с нормами ВТО. На его словах об укреплении языческих традиций в молодежной среде, я решил сматывать удочки…

- Уже уходите? – спросил кот.

- Да вот, не ловится… - ответил я.

- Не огорчайтесь. Вы хорошо ловили, - и Магне лукаво облизнулся. Вероятно, он сказал это для того, чтобы меня утешить. А может, и нет…

Мой дед был отчаянный рыбак. У него была лодка. Каждое утро летом он вставал ни свет, ни заря. Варил гороховую пышку со жмыхом, запах которой будил весь подъезд, и отправлялся на причал. Он любил рыбачить утром. Он также любил рыбачить днем. Больше всего он любил рыбачить вечером. Но никогда не рыбачил вечером и днем, если не клевало с утра. Если не клевало с утра, он доставал настойку, занюхивал гороховой пышкой и ложился в лодке спать.

Иногда он приносил домой рыбу. Это были удачные дни. Когда он не приносил домой рыбу, он приходил отдохнувшим и загорелым.

Дед не раз брал меня с собой. Помню, мне было лет 16 или 17. Мы проснулись примерно в тот час, когда мой организм привык отходить ко сну. Я был вялый и безразличный, но рыбе было все равно. Она видела мое состояние и специально устроила жор. Она бросалась на крючок, она требовала, чтобы ее поймали. Но я слишком хотел спать. Поэтому деду пришлось выполнить всю работу одному. Когда мы вернулись домой, и соседи увидели, сколько мы наловили, они спросили, что же поймал конкретно я. Мне пришлось ответить, что поклевки сегодня я не видал ни разу. После чего дед похвалил меня. Он сказал: «Ты честный малый! Но ты – не рыбак!»

После небольшой остановки во Фломе (для осмотра местного маяка и порта) мы отправились покорять Римстиген. Тоннель перед Нэройфьордом стал своеобразным Рубиконом – на въезде в него небо радовало лазурью, на выезде моросил легкий осенний дождик. Я сказал, что осадки, будь они не ладны, не могут отменить трек. Мы уже пробовали начинать поход в хорошую погоду, и все заканчивалось беспросветными тучами. А, значит, нужно сделать наоборот, и тогда нам обязательно повезет.

И мы сделали наоборот. Дождь, впрочем, скоро прекратился. А вот тропинка была вязкая и скользкая. Первые 150 метров подъема прошли на энтузиазме.

Четверо в лодке, не считая кота

Далее дорожка уходит в лесок и превращается в нагромождение булыжников и каменистых ступеней. Видов отсюда никаких нет – стартовый запал сник. Скоро сказка сказывается, да в подъеме долго спотыкаешься.

К 300-метровой отметке (ориентировались по табличкам) Тим выдохся и уже дважды упал. Решили набор высоты прекратить, потому что спуск для усталых детей представлялся небезопасным.

Трек, в самом деле, не для юных путешественников. Сейчас вспоминаю, как крепко обнявшись, сходили с Тимом по узкой мокрой стежке – так оторопь берет. Алиса на спуске приложилась дважды. Не ожидал - это вовсе на нее не похоже. Но зато наша обратная логика сработала. На середине пути вниз открылось великолепное зрелище – узкий фьорд в долине солнце.

Четверо в лодке, не считая кота

Уже внизу деревенька Нэрой добавила красок. Вобщем, все вышло замечательно. Гораздо лучше, чем нам хотелось бы.

Четверо в лодке, не считая кота

Мы еще, видимо, не совсем отошли от красоты Нэройфьорда, как пришлось поворачивать на Сталхейм. Серпантин на подъеме там будь здоров, а дорожка узкая-узкая. На одном из поворотов, в середине пути к Stalheim Hotel, мы нос к носу встретились с автобусом, следовавшим вниз. Водитель этого бегемота стал махать руками и возмущаться.

Не знаю почему, но в автомобилях все становятся до крайности раздражительными. Все мелкие неприятности, которые вы просто не заметите как пешеход, приводят вас в исступление. Самые тихие люди, садясь за руль, становятся дикими и кровожадными. Я однажды катался с одной барышней. От природы это была особа чрезвычайно кроткая и ласковая, но за рулем ее было-таки прямо страшно слушать. «Черт подери, болван ты этакий, - кричала эта особа, когда какой-нибудь несчастный мешал ей проехать. – Куда тебя несет, безмозглый осел!»

Наверное, выхлопные газы так губительно действуют на характер. В этом, я думаю, причина, почему водители иногда грубы друг с другом и допускают порой выражения, о которых в более спокойную минуту, несомненно, готовы пожалеть.

Я не стал спорить с автобусом. Я тихонько прижался к обочине, оставляя достаточно места, чтобы он совершил поворот. Мысли мои были далеко. Я все еще вдохновлялся пейзажами фьорда. В нем было столько идиллического, поэтичного, что я казался себе добрым и благородным. Мне никогда не хотелось больше поступать дурно и вести только безупречную жизнь…

Однако, водитель бегемота, прямо-таки взбеленился. Он кричал как бешеный и изобразил пантомиму, не оставлявшую сомнений, что он болеет трудноизлечимым заболеванием головного мозга. К нему присоединилась какая-то женщина, по-видимому, кондуктор, которая также кричала и не менее выразительно показала, что хворает тем же недугом. Вдвоем, они стали вопить в два раза громче. Но что оттого…

Я прощал им их дурной нрав и греховность. Я благословлял их на долгую и счастливую жизнь. Но они лишь сильнее распалялись. Они до того они остервенели, что орали слаженным хором и синхронно махали руками, на манер ветряных мельниц.

Беспокоясь о здоровье двух умалишенных и не желая доводить их до больничной кровати, я решил, что проще мне будет уехать, чем требовать от идиотов ума-разума. Место для их автобуса здесь было вдоволь, я круто развернулся и показал им хвост.

Когда я спустился вниз, то был очень удивлен. Оказалось, что дорога, по которой я только что поднимался вверх, была односторонняя. Прямо над выездом, который 5 минут назад я принял за въезд, красовался красный кирпич…

Отступать не в наших правилах. Мы все-таки добрались до Сталхейм, заехав с нужно стороны. Лучшее место для обзора окрестностей находится на территории отеля. Со смотрового балкона вы увидите узкий каньон в окружении гранитных утесов. На дне каменного желоба дребезжит горный поток.

Четверо в лодке, не считая кота

Можно погулять по округе. Здесь много приятных уголков.

Четверо в лодке, не считая кота

Тиму более всего понравился сувенирный магазин в лобби гостиницы. Тут он обрел свой норвежский подарок – вещь, совершенно необходимую в условиях белых ночей: фонарик-жучок. А у Алиски потеря – оказалось, что Римстиген окончательно убил ее кроссовки. Они, конечно, не новые, но чтобы вот так… Короче, оторвали им подошвы. Лучше иметь удобные тапочки, чем негодные кеды. Приказали обувать «это» пока едем в машине. При росе и малейшей влажности носить трековые боты.

Четверо в лодке, не считая кота

До следующей остановки было рукой подать. Несомненно, Твиндефоссен - это самый фотогеничный водопад на нашем маршруте. Он завораживает своей структурностью, грацией и пластичностью. Большой, но легкий, важный, но ажурный. Он поражает единством несовместимого. Форма водопада настолько совершенна, что, кажется, будто здесь не обошлось без вмешательства человека. Но кто смог бы придумать такую красоту? Кто циркулем и транспортиром смог рассчитать изящество каскадов? Воистину, только Природа способна на такое. Только Природа умеет так изысканно творить!

Четверо в лодке, не считая кота

У подножия водопада сразу несколько ручьев сходятся в единый поток. Тим нашел себе развлечение (и не оставлял эту игру до конца поездки) в том, что запускал кораблики (веточки-деревяшки) и смотрел как они плывут. Мы присоединились к его любопытным опытам и все вместе наблюдали за результатами.

Бонни спросила:

- Тим, а почему вон тот кораблик остановился на месте? Там где сливаются две реки?

- Дело в том, - объяснил Тим, - что при впадении одного потока в другой образуется зона водоворота. Кораблик попал в нее, его закрутило и прибило к берегу. А там стоячая вода.

Мы чуть не упали в ручей!

Время и погода позволяли продолжить исследование достопримечательностей. Единодушно решено – едем на водопад Ворингфоссен. В том районе можно будет заночевать - поблизости достаточное количество кемпингов.

Дорога вела через фьорд Хардангер , берега которого связал большой вантовый мост, а выезду на него предшествует длинный тоннель. Ну, так что ж? Едешь, никого не обгоняешь, направо-налево не свернешь. Одна беда, навигатор в тоннеле не ведёт. Но и без него потеряться невозможно.

И вдруг, глазам не верю, развязка. Под землей, в тоннеле, знак кругового движения и три выезда в разные стороны. Я несколько удивился, но не потерял хладнокровия. Быстро соображаю – туда, откуда мы едем, возвращаться точно не нужно. Остается два указателя – на Осло или на Берген? Берген – это западное побережье, а значит нам - в поворот на Осло. Двигаем в этом направлении и вскоре выезжаем на путепровод над гладью воды. Надежды оправдались.

Пока мы спорили, каким образом прорубают в скалах такие перекрестки, мост закончился. Снова тоннель и новая подземная развилка с кольцевым движением. Вам на Осло или на Одду? Этот выбор оказался сложнее. Один из нас (я забыл, кто именно, но, кажется, это был я), безапелляционно заявил, что нам, несомненно, на Одду. Осло – это столица, на юго-востоке стране, а нам по водопадам. В Одду - так в Одду.

Только когда тоннель закончился, стало понятно, что произошла ошибка. На последнем круге нужно было уходить в другой рукав. Ворингфоссен остался за спиной. Мне хватило стыда, чтобы почувствовать себя в данной ситуации круглым дураком. Но из-за узкой дороги и плотного траффика думать о том, чтобы развернуться даже не стоило. Что поделать? Такова жизнь. А мы лишь былинки, сгибающиеся под ветром судьбы.

Кемпинг в Кинсарвике был переполнен. (О, Кинсарвик! Где здесь улица Тура Хейердала 22?).

-Нет мест. Некуда, - стал ворчать распорядитель.

- Да у нас маленькая палатка.

- Ну ладно, - и он указал на площадку около входа.

Бонни с ним еще пообщалась. Он заявил, что никогда не видел русских на норвежском автомобиле. Он, мол, в принципе не может представить, что такое возможно. Более того, он совершенно уверен – этого не может быть! Бонии ответила, что не собирается его переубеждать. Однако, если нас не существует, то и за ночлег мы заплатить не сможем.

Дядя уделил размышлению над сказанным достаточно времени, чтобы иметь возможность прийти к определенному выводу. Я никогда не забуду его выражение лица! Примирение в его сознании между норвежскими номерными знаками и российским паспортом произошло внезапно. Он просветлел и сказал, что доводы Бонни выглядят убедительно, теперь он видит, как глубоко заблуждался.

Ужин на пляже в лучах заходящего солнца - отличный сюжет для художника бытового жанра. Рядом резвятся норвежские дети. Девочка в платье лепит куличик из гальки. Мальчики ловят корягу по пояс в воде. На улице +14 С. Вода куда как холоднее. Завтра мы узнаем, что здесь есть открытый аквапарк, и он ломится от посетителей, вне зависимости от температуры воздуха. При покупке входного билета – мороженое в подарок. Вот такой он - суровый норвежский пляжный отдых.

Глава 7 (Пятница, 14 июля)

Рыбалка должна состояться – По волнам, по волнам мы плывем в открытой лодке - Течение – Как добраться до берега - Долина водопадов - Кто построил дорожки в Норвегии - Лесные чудеса - Розендаль - Парк и замок – Как я потерялся - Туристов встречают собаки - Солнечный вечер

Утром следующего дня проснулся очень рано. Пока я бродил в порту, разыскивая прокат лодок, мои спутники досматривали предпоследние сны. Аренду весельных шлюпок обнаружить не удалось, но прогулка по спящему, тихому Кинсарвику запомнилась.

Бонни предположила, что информацию о местных лодках может знать распорядителя кемпинга. Оказалось, что тот не просто знал, а вполне распоряжался одной небольшой двухвесельной посудиной. Мы сказали, что Тим хочет половить на фьорде рыбу. Он ответил «Пожалуйста. Ловите сколько вам нужно, а остальное оставьте». Денег при этом за лодку не взял.

Мы изредка летом катаемся на реке. У каждого есть свое место. Тим на носу, Бонни и Алиса на корме, я на веслах. Дело нехитрое, и как мне казалось, на фьорде сложнее не будет. Вода гладкая и спокойная, грести одно удовольствие. Мы быстро отплыли от берега и закинули нашу снасть. Поведение лески свидетельствовало о том, что начался отлив. Даже если я не двигал веслами, лодочка скользила к середине фьорда, а снасть стелилась в нашем кильватере.

В рыболовных утехах прошло около часа. Но то ли наши крючки были на слишком большую рыбу, то ли в фарватере Кинсарвика её вовсе нет, так или иначе, мы ничего не поймали.

- Наверное, рыба спит! – сказал Тим.

Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть это заявление. Я просто отмечаю его.

В какой момент мы размотали 100-метровую леску с мотовила до конца – и, конечно же, до дна не достали. Все это время грести не было никакой необходимости, течение само несло нас. Наконец, все достаточно «нарыбачились», и нужно было разворачивать лодку к причалу.

Четверо в лодке, не считая кота

«Нехорошо все время плыть по течению, - думал я. - Гораздо больше удовольствия, напрягая спину, бороться с ним, идти вперед наперекор ему», - и я взялся за весла. Через 10 минут Алиса спросила: «А могли бы мы плыть побыстрее?»

Я поднял глаза и обернулся, и мне показалось, что берег стал дальше, чем был 10 минут назад. Решительно, так никуда не годится! Не я, а отлив управляет нашей лодкой. Это было неслыханно! Это было совершенно беззастенчиво и оскорбительно с его стороны. Я понял, что предстоит нешуточная схватка. Стоило прежде поработать головой, чем молотить воду.

Четверо в лодке, не считая кота

Во-первых, мы решили прикинуть расстояние, которое нам предстояло преодолеть. Заметив автомобили, идущие по дороге на ближайшей к нам стороне фьорда, мы оценили путь возвращения в 1,5 километра. Во-вторых, стали рассуждать логично. Если нас тянет на центр фьорда, прямо под винты паромов, то, значит, минимальная сила отлива будет ощущаться у берега, и я изменил курс. Добраться до мелководья - оказалось самым трудным делом, в котором я когда-либо участвовал. Тащить лодку против течения на двух веслах с узенькими лопастями – задача еще та. Мы выдохнули, только когда приблизились к берегу на расстояние 20 метров. Но путь до пристани пока ни сколько не сократился – те же самые полтора километра разделяли нас. Пришлось еще подналечь на весла, чтобы отработать эту милю.

Этим утром в центре Осло умер большой медведь гризли! Ну, или что-то в этом роде. Впоследствии мы все пришли к этому выводу! Дело в том, что каждый порядочный гребец знает правило – ветер всегда дует навстречу. А сегодня произошло нечто невероятное, и поэтому ветра не было. Его не было вовсе. Ни фунта, ни унции, ни грамма – не знаю, в чем он взвешивается. Он не был встречным. Он не был попутным. Он даже не был боковым. Был штиль. И в наших обстоятельствах, это сыграло за нас.

О, как приятно было после всех испытаний и страхов почувствовать себя в безопасности. Оставалось лишь затащить нашу посудину на берег. К концу прогулки я порядком умаялся и туго соображал. Поэтому попытки использовать весла в качестве шестов, чтобы подъехать носом лодки прямо до места стоянки, окончилось неудачей. Мы трижды закрутились юлой, и чуть было не разбили борт о могучий камень, торчавший из воды. Тим сказал, что если мы еще планируем кружиться, то лучше сделать это в другую сторону, а иначе он за себя не ручается. Бонни взяла инициативу в свои руки – она разулась, закатала джинсы и, спрыгнув в воду, притянула лодку к самой кромке.

- Вода теплая? – спросил я.

- Ты еще издеваешься, - заворчала она. – И вода теплая, и камни гладкие. Приглашаю всех открывать сезон!

Но мы почему-то не чувствовали потребности в утреннем купании.

Вчера после Римстиген я объявил, что с серьезными треками покончено, далее предстоят только легкие увеселительные прогулки. Но оказалось, что долина водопадов – не то место, чтобы расслабиться. Маршрут от самой парковки горнолыжной слаломной трассой потянул вверх. Пока шла тракторная дорога – брали, что называется, нахрапом. От вершины первого водопада началась узкая стёжка.

Есть легенда, гласящая, что все лесные тропы в Норвегии построили тролли. Темными холодными ночами они расчищали проходы, растаскивали большие валуны, прорубали заросли, а затем выкладывали стезю галькой и булыжниками. Так появились тысячи пешеходных маршрутов в горах, на стенах фьордах, в долинах. На своих дорожках тролли всегда устанавливали специальный знак, каменную пирамидку – тур, на которой писали букву «Т», что все знали, кто это построил. С тех сказочных пор так и повелось, что дорогами занимают герои былин и мифов. До сего дня строят их гоблины с грейдерами и асфальтоукладчиками. Уродуют циклопы с молотками отбойными и экскаваторами.

К сожалению, в Норвегии троллей давно нет. И, как я догадываюсь, с того времени их пути никто не ремонтировал. Вот и в долине водопадов, тропинка пришла в полный упадок. Ступени обломались, стежку развезло, а некоторые участки затопило так, что впору было думать - уж не прорвало ли трубу центрального отопления? По такой полосе препятствий мы дошли до второго каскада. Я когда-то видел его на фотографии. Но в жизни он много хуже, чем на карточках. Я уже заметил, что в этом мире очень немногие вещи полностью отвечают своим изображениям. В общем, охота идти выше совершенно растаяла.

На обратном пути любовались лесными чудесами: деревьями без сердцевины,

Четверо в лодке, не считая кота

поросшими мхом камнями,

Четверо в лодке, не считая кота

цветным растительным ковриком.

Четверо в лодке, не считая кота

Видели как поспевает ягода-морошка,

Четверо в лодке, не считая кота

как не удерживаются на скалах стволы-исполины,

Четверо в лодке, не считая кота

как глубок голубой ручей.

Четверо в лодке, не считая кота

Завернули на смотровую площадку первого водопада.

Четверо в лодке, не считая кота

А потом отправились в городок Розендаль. По пути, в местечке Лофтхус, знаменитом своими садами, купили местной черешни. Чтобы она вызревала, деревья накрывают пленкой, создавая импровизированные оранжереи. Сады под белыми холстинами похожи на ледник, но черешня из этих снежников – сладкая и сочная.

Четверо в лодке, не считая кота

В дороге наблюдали интересный случай из жизни автомобилистов. На полуострове Фолгефонна есть несколько узких тоннелей. Узких настолько, что две машины не разъедутся, поэтому перед каждым въездом стоит светофор. Сначала проезжает поток машин в одну сторону. Затем, загорается зеленый сигнал в противоположном направлении.

Надо отметить, что норвежские водители спокойные. Скоростной режим стараются не нарушать, обгонять на трассе не принято, едут колонной по много километров подряд. И вот перед тоннелем стоят в рядок около пятнадцати машин, так как горит красный свет. Но тут какой-то олух, который, по-видимому, забыл утром выключить дома утюг, не желая становиться в хвост, всю вереницу автомобилей объезжает и тормозит впритык перед въездом в подземелье. Это было, по меньшей мере, не вежливо с его стороны!

Водители, честно стоявшие в очереди, оценили эти действия как враждебные и вероломные. Не сговариваясь, они предприняли акт злобного осуждения поступка изувера, выражавшегося в негодующем реве клаксонов и демонстрации неприличного жеста всеми свободными руками. Этот жест настолько укоренился в повседневной жизни в качестве символа протеста и злобы, что принять его за добрые пожелания не получится, как бы этого виновнику не хотелось.

Сам я полагаю, что никогда не следует допускать, чтобы чувство справедливости превращалось в коварность и мстительность. Но в данной ситуации, только глубокий полуденный сон моих спутников, не позволил продемонстрировать из нашего автомобиля все 8 негодующих рук. Мне кажется, что из-за этого наш автомобиль смотрелся на общем фоне как белая ворона среди 14-ти черных аистов, а изверг, оборачиваясь, чтобы пересчитать количество искренних напутствий, вероятно, испытал некоторое облегчение.

Самое любопытное место в Розендале – это баронетство XVII века, сохранившееся на окраине городка. Сейчас территория превращена в музей – здесь есть свой замок (на мой вкус, это все же особняк), подсобные постройки, летняя веранда.

Четверо в лодке, не считая кота

Работают экспозиции, а также проводятся тематические концерты и выставки. Но самое красивое в усадьбе – это сад.

Четверо в лодке, не считая кота

Тут есть ухоженные аллеи, розарий, огород и обширный парк.

Четверо в лодке, не считая кота

Мы побродили по саду около двух часов. В одном из укромных уголков усадьбы дети обнаружили овечек. Они оказались совсем ручными. Их можно было погладить, а овечки поднимали голову, вытягивали шею и истошно бякали в ожидании ласки.

Парк был настолько велик, что я потерялся. В какой-то момент я даже начал понимать переживания детей, заблудившихся в лесу.

Четверо в лодке, не считая кота

Мне также вспомнилась история, поведанная коллегой Джейком, о том, как он остался без своих товарищей Джорджа и Гарриса, хотя ничто этого не предвещало. Вот его рассказ:

«Случилось это зимой. Мы с друзьями (ну вы знаете Джорджа и Гарриса) возвращались с одного загородного мероприятия. Завершилось оно спонтанно и несколько раньше, чем планировалось, а потому нам с собой на дорогу выдали дюжину бутербродов и полдюжины емкостей с виски. Желание продегустировать качество напитков соблазнило моих попутчиков, и уже в дороге они достигли стадии хорошего подпития. Дабы они смогли освежиться и принять надлежащий вид, мы завернули в паб. Там нам предложили горячие закуски, и друзьям стало очевидно легче. Гаррис перестал клевать носом, Джордж сам смог снять куртку. После этого они на минутку отлучились в туалет и вернулись оттуда в прежнем состоянии. Я не понял, как такое могло произойти, и подумал, что мне показалось. Мы еще заказали мясной пирог и рулет из индейки. Гаррис и Джордж оживились, но новый заход до уборной опять все испортил. На сладкое был щербет, пудинг и баноффи. Мы выпили чайничек кофе и они вновь засобирались…

Я сказал: «Нет, друзья, довольно! В туалет дорога закрыта! Мы расплачиваемся и уходим». Но пока я платил на кассе, они все же потихоньку удрали. Их куртки висели за нашим столом, а сами Гаррис и Джордж испарились вместе с сумками. Я подождал 5 минут, но они не вернулись. Прошло еще 5 минут, и я решил сходить в туалет, чтобы вытащить их оттуда. Каково же было мое изумление, когда туалет оказался банальной кабинкой, размером метр на метр, и внутри никого не было.

В растерянности я вернулся за столик. Определенно, рядом висели именно их куртки. Но куда они делись сами? Может быть, они вышли из паба, и ждут меня около входа? Догадка было весьма вероятной. Я вышел на улицу, но ни Гарриса, ни Джорджа там не было. Их не было ни вместе, ни по раздельности. Не было ни рядом с пабом, ни на отдалении, насколько возможно было видеть. Я снова вернулся на место. Это было похоже на глупую шутку, и я стал раздражаться. Самое главное, что я никак не мог определить – кто из нас потерялся? Два человека в опьянении средней тяжести или я – их абсолютно трезвый поводырь? Куда они ушли зимой без курток? И если я сейчас решу пойти домой – нужно ли мне их верхнюю одежду забрать с собой? Или они вот-вот вернуться, а потому куртки нужно оставить здесь? Полный туман…

Тут я заметил, что бармен косит на меня недобрым взглядом. Я расплатился полчаса назад, но до сих пор отираюсь здесь. И вдруг я понял, что мне нужно делать. Необходимо полностью отключить голову. Эта задача не имеет решения. Мне не хватает для анализа исходных данных. А значит, нужно просто подождать пока два идиота соблаговолят вернуться. Я подождал. Потом посмотрел на часы. Джордж и Гаррис отсутствовали 50 минут. В конце концов, эта шутка затянулась. Я оделся и решил что ухожу. Для очистки совести нужно было еще разок заглянуть в туалет. Но, конечно же, он был пуст. И тут я неожиданно для себя постучал кулаком в дамскую комнату, что находилась рядом. Послышалась какая-то возня, затем дверь медленно распахнулась, и передо мной в маленькой убогой кабинке предстали мои друзья. В совершенно пьяном виде, с бутылкой виски в руках и бутербродами, разложенными на ободке унитаза. Гаррис широко улыбнулся и заплетающимся языком мило промямлил:

- О, Джейк, мы тебя потеряли. Заходи!»

Наш случай сходен с историей коллеги только в одном – мои спутники, в конце концов, также нашлись.

Покинув баронетство почти перед самым закрытием, мы намеревались еще ненадолго задержаться в Розендале. Мной был обнаружен пешеходный маршрут к доминирующей точке на холме, с которого, возможно, раскроется великолепная гладь Хардангерфьорда и силуэты десятка островов, что окружают город. Дорожка полегала сквозь домики фермерских хозяйств, дважды мы встретили указатели «Туристический маршрут – направо», «Туристический маршрут – налево», но затем мы уперлись в ворота, на которых висела совсем другая информация. Объявление гласило «Дорога для туристов закрыта. Территория охраняется собаками!»

Как это старо и как это пошло. Эгоизм подобных землевладельцев усиливается с каждым годом. Дай им волю, они бы огородили двухметровым забором Парк скульптур Вигеланда, выпустили туда немецких овчарок, и навешали вокруг досок с предупреждениями. Вид этих табличек пробуждает во мне самые дурные инстинкты. Мне хочется сорвать их и размозжить ими голову этим собакам. А потом барабанить доской по голове их чертового хозяина, пока он не помрет.

Я поделился своими планами с друзьями. Алиса выслушала и жалостливо сказала:

- По хозяину вопросов нет, но вот собачек за что?

Пришлось довольствоваться панорамой города от этой таблички. Небо как раз задышало, выглянуло солнце, которое проспало весь день. В медном отблеске заката здесь все было больше похоже на декорацию, чем на деревню.

Четверо в лодке, не считая кота

Мы намеревались сегодня доехать до Бондхус, чтобы утром пойти к одноименному озеру, но очарование морского пейзажа соблазнило нас остановиться раньше – в Аэнес.

Четверо в лодке, не считая кота

Кемпинг на высоком берегу, острова на гладких водах фьорда в инкрустации горбатых берегов. Что может быть лучше?

Глава 8 (Суббота, 15 июля)

Самое лучшее утро – Потеря зуба - К леднику Фолгефонна – Латофоссен – Безвыходная ситуация – Лангефосс - Долгая дорога в Осло - Хеддаль ставкирк – Полезные сведения из ранней истории Норвегии - Циклон наступает

Мы провели очень приятную ночь. Тишина, покой, безветрие! Только солнце, только небо и вода! Здесь я бы мог, кажется, прожить месяц и все же не насладиться досыта красотой пейзажа.

На завтрак был паштет. Тим не любит его, и, по-моему, это взаимно. Тим закрывает глаза, трусится мелкой дрожью и кусает булку с той стороны, где паштета меньше всего. После чего придает лицу выражение невыносимого страдания и глубокой скорби, так характерное для великомучеников эпохи раннего христианства. Тим жует долго-долго, как будто перемалывает зубами гвоздь. После этого тяжело выдыхает и произносит: «Я больше не могу» или «Я наелся» или «У меня живот болит». Он может придумать еще что-нибудь, но это тоже будет неправда.

Прекращаем пытку над ребенком и разрешаем ему съесть сэндвич с хамоном. Тим доволен, счастлив и рад. Он набрасывается на сэндвич, но тут же кричит: «Кажется, у меня выпал зуб!»

Молочный зуб, действительно, давно качался. Осмотр рта, подтверждает его предположение, и мы советуем выплюнуть всю еду, чтобы не проглотить костяной обломок. Проверка содержимого, выуженного из пасти, неутешительна.

- И много ты успел съесть? – спрашиваем мы.

- Я только один раз укусил, - Тим разводит руками.

На помощь приходит Алиса – она быстро находит зуб на бутерброде. Крепко увязнув в мясе, он выглядит маленьким белым корабликом в огромном рубиновом море хамона. Прекрасная миниатюра! Кто-нибудь будет доедать?

От стоматологии к метеорологии. Говоря по совести, из всего глупейшего, раздражающего вздора, которым забивают нам голову, едва ли не самое гнусное — это мошенничество, обычно называемое предсказанием погоды. И Норвегия – не исключение. Хваленый сайт yr.no - регулярно давал маху.

- Зачем нужны такие прогнозы, которые, по сути, являются подобием рулетки или тотализатора? - сокрушался я. – Попроси угадать погоду на завтра первого встречного прохожего и результат будет лучше, чем у метеостанции. Они пишут «ясно» – идет дождь, обещают переменную облачность – будет совершено пасмурно. Семь дней подряд – ни одного попадания.

- Ну-ну, не преувеличивай, пожалуйста, - укоризненно бормочет Бонни. – У них было только 6 ошибок…

- Пусть так. Вот на сегодня пророчат пасмурно, а значит будет…

- Значит, будет погожий денек! – завершает мысль Алиса, пытаясь найти на небосводе хоть одно облачко.

Но главным образом, меня интересовала погода на день следующий – нам предстояло собирать вещи, складывать всё оборудование перед вылетом домой, а потому не хотелось дождя. И, конечно же, пророчили… Впрочем, как говорится в дешевых уголовных романах, это мы слишком забегаем вперед.

Кемпинг Аэнес был первый на нашем маршруте, в прямой видимости из которого не было видно ни одного водопада. Нужно было срочно закрывать пробел.

Далеко ехать не пришлось, в 5-ти минутах благоухал и резвился живописный Фуребергфоссен. Как роскошный японский веер водопад обдувал свежестью и прохладой. Тонкими белыми нитями вниз спадали его шелковые воды.

Четверо в лодке, не считая кота

После этого мы предприняли прогулку к озеру Бондхусватнет, чтобы полюбоваться его резными берегами и видом на язык ледника Фолгефонна. Оказалось, что дорожка, бегущая бок о бок с горной речкой – весьма любопытна.

Четверо в лодке, не считая кота

В разные стороны с нее открываются завораживающие виды.

Четверо в лодке, не считая кота

Мы были прямо-таки в восторге.

Четверо в лодке, не считая кота

В сиянии жаркого солнца, в окружении изумрудной зелени берегов, ледник смотрелся нелепо и несуразно. Казалось, что он оказался здесь случайно, и вот-вот бодрый ветер унесет его дальше на север или всесильный географ обнаружит ошибку и исправит ее на картах.

Четверо в лодке, не считая кота

Маршрут к Бондхусватнет понравился. Это был чудесный моцион. Как перфекционист со стажем отмечу только одно, лучший свет солнца для созерцания пейзажей гарантирован здесь во второй половине дня.

Перед началом долгой дороги в Осло, нам предстояло сравнить два больших водопада. Первым стал решительный и мощный Латефоссен. Два его неистовых потока, словно две огромных руки сходятся в рукопожатии. Чтобы оценить силу и масштаб этой лавины воды лучше всего наблюдать с некоторого удаления. Но площадка для обзора расположена прямо у подножия, потому туристы слезают на узкий бережок, рискую каждую секунду оказаться в холодной стремнине.

Четверо в лодке, не считая кота

Фотографировать Латефоссен – это как преодолевать препоны. Только тот человек, что выбирался из неординарных обстоятельств, найдет тут правильный подход.

У меня с моим другом Максом случилось однажды попасть в безвыходное положение, но выпутались мы или нет – до сих пор не пойму. Однажды летом, мы были большой группой товарищей на практике в Петербурге. Разместили нас в одном кефирном заведении с жестким распорядком и строгим графиком на КПП. Но мы ночью за водкой не бегали, потому пропустили информацию о комендантском часе мимо ушей.

О, летний Питер – дымчатый сумрак белых ночей. В романтическом угаре я и Макс пригласили двух девушек погулять по ночному городу, понаблюдать за тем, как разводят мосты. Рандеву назначили на 1 час ночи на Дворцовой площади.

Ну, раз сами назначили – надо идти. Собирался я очень долго, Макс старательно меня подгонял, но впустую. Когда же мы все-таки соизволили выходить, то двери оказались заперты. Открыть их никто не мог, абсолютно никто! Сами мы жили в комнате на первом этаже, потому решили попытаться выбраться через окно. Видимо, этот способ не являлся новинкой для учреждения, поскольку весь первый этаж был забран в железные решетки. Положение казалось отчаянным.
Действительно, эпоха мобильной связи еще не наступила, девушки, наверное, скоро придут, а нас заперли…

- Но есть второй этаж, - не сдавался Макс.

Я скептически смотрел на эту идею с самого начала, а когда увидел высоту из окна сталинской постройки плюс асфальт внизу – скептицизм сменился разочарованием.

- А может быть, свяжем простыни и по ним спустимся? – мой друг фонтанировал идеями. Когда он в таком настроении, то это нужно просто пережить.

- Да тут 8 простыней надо… - отмахивался я.

Так бы закончилась эта история ничем, если бы мы не встретили в коридоре одного знакомого, находившегося в состоянии легкой алкогольной эйфории. Он внимательно нас выслушал, а потом весело спросил:

- Я вас сейчас на волю выпущу. Только обещаете завтра магарыч?

- С каждого по магарычу, - саркастически ответили мы, и он куда-то убежал.

Вернувшись через 5 минут, наш благодетель тащил за собой длиннющий пожарный рукав. Следом за ним ковыляли четверо его дружков. Такая мысль не приходила нам в голову.

- Где ты это взял? – спросили мы, указывая на шланг.

- На верхнем этаже из пожарного шкафа выкрутил, - подмигнул он.

Не рассуждая и не секунды не сомневаясь, знакомый одним концом рукава обвязал меня за пояс, второй конец дал в руки своим подёнщикам и приказал мне прыгать в открытое окно второго этажа спиной вперед. Данный способ передвижения в пространстве я использовал впервой, потому пришлось быстро освоить несколько новых па, дабы не повредить стекла на окнах этажом ниже. Но вобщем, все прошло хорошо. Через пару минут Макс стоял рядом со мной на улице, и мы чуть ли не бегом помчались на свидание.

Когда мы пришли на Дворцовую площадь, (а надо сказать что мы очень сильно опоздали, так как к моменту нашего освобождения закрылось метро), то нас там уже никто не ждал. Честно говоря, не могу сказать, что мы провели ту ночь очень весело, но закончилось всё…

Извините, пожалуйста! Я совсем отвлекся. Это будет совсем другая история…

Лангфоссен оказался антиподом предыдущему собрату. Длинный и высокий он к низу расходился на два параллельных потока, напоминавших ноги. Здесь, наоборот, туристам предложено сразу несколько интересных ракурсов.

Четверо в лодке, не считая кота

Водопад можно рассматривать сбоку от дороги, можно рассматривать снизу от причала, а можно, вообще, рассматривать богатую коллекцию разноцветных шлифованных минералов, что выставлены под открытым небом. Здесь на берегу Акрафьорда завершилась наша экскурсионная программа.

Четверо в лодке, не считая кота

Дальше была дорога. Горные перевалы и серпантины постепенно сменились холмами с чередой человеческих жилищ. Как в калейдоскопе городки и деревни сменяли друг друга, но у нас не было времени интересоваться их достопримечательностями. В местечке Хеддаль, все ж таки, пришлось остановиться. Деревянная кирка, постройки начала XIII века, одна из самых старых в Норвегии. По легенде, огромная деревянная церковь была создана всего за три дня пятью местными фермерами. Споры о том, возможно ли такое - не утихают до сих пор.

Четверо в лодке, не считая кота

В постройке гармонично сплелись квадратные, треугольные и круглые формы. Подолы черных крыш, обмазанные дегтем, в несколько ярусов нависают друг над другом и спускаются к самой земле. Ранее на церкви висели колокола, сейчас они перемещены на специально построенную звонницу 1850 года.

Четверо в лодке, не считая кота

Норвегия приняла христианство в 1024 году при святом благоверном конуге Олаве Харальдссоне. За свое недолгое правление он сумел объединить разделенные вотчины в единое государство, создал систему управления страной, ввел первое общее законодательство. Он проявил себя как выдающийся храмоздатель, неутомимый миссионер. Более 12 лет Олав Харальдссон трудился, проповедуя в своей стране святое Евангелие. Олав был выносливым воином, выдающимся военачальником, политическим гением, какие встречаются крайне редко; одним из величайших людей, рожденных Норвегией.

После его смерти на поле боя, тело святого Олава было положено в соборе в Тронхейме, который стало местом многочисленного паломничества в XI-XV веках. На могиле вечного короля Норвегии стали происходить чудеса. Почитание святого Олава стало всенародным. День его памяти приобрел значение национального праздника и отмечался в течение нескольких дней.

В XVI веке Норвегия, находившаяся под властью Дании, вынуждена была принять Реформу. С переходом в лютеранство церковь в Норвегии полностью утрачивает свое былое значение. Раку с мощами святого Олава в кафедральном соборе Тронхейма ждала печальная участь. В 1530 году обе гробницы – и золотая, и серебряная были отправлены в Копенгаген и там переплавлены… В 1560-е годы Тронхейм был захвачен шведами. Они разорили гробницу с останками святого Олава и разграбили остававшееся золото из захоронения. Где сейчас находятся останки – неизвестно…

Но начатое при жизни дело собирания земель совершенно удивительным образом было катализировано смертью святого конунга. После смерти Олава никогда более не возникло сомнений, что норвежцы стали единым народом, более того, христианским народом.

Для ночевки мы избрали кемпинг в городке Драммен, что в 50 километрах от Осло. Вечером стало пасмурно, а на утро обещали дождь. Можно было, конечно, отыскать какую-нибудь гостиницу, чтобы сложить оборудование в сухом виде. Но отступать перед плохой погодой - значило бы показать недостойный пример грядущим поколениям.

В последний норвежский вечер устроили банкет. Должен сознаться: этот ужин на траве доставил нам удовольствие. Развлекательная программа завершалась в палатке. Алиса устроила традиционную зажигательную ржаку. А когда я сообщил ей, что на завтра по всей Норвегии пророчат ливень, переходящий в потоп, она смеялась так, что рисковала вывихнуть челюсть. И никто ее из палатки уже не выгонял.

Глава 9 (16 июля, воскресенье)

Дождь и сборы - Дети и игрушки - Домой - из осени в лето

На этот раз метеоцентр не ошибся. Нет, они решительно исправляются. Два попадания из девяти попыток – это не так уж плохо! Циклон, спешащий за нами от берегов Северного моря, достиг Драммена ночью.

Проснулись в 6 утра. Просто удивительно, как легко рано вставать, когда ночуешь на открытом воздухе! Если спишь не на перине, а на жестком матрасике, завернувшись в спальник и сунув под голову свитер вместо подушки.

Шел нудный осенний дождик, тот, которого так ждут грибники. Мы довольно долго ворчали, а потом решили, что единственное место, где хоть как-то возможно отряхнуть и сложить мокрую палатку – это под навесом около хозчасти кемпинга. Переместились туда вместе с машиной и всем добром, но как только забрались под крышу, капать с неба перестало. Ливень вышел покурить и в эту паузу уместились наши сборы, завтрак, умывания.

А потом зарядило вновь, да еще как. Все дорогу до Гардермоена ехали под дождем, и невеселое это было занятие.

В аэропорту Тим увидел детскую развлекательную комнату.

- Какие милые игрушечки, - прощебетал он, залезая на лошадку-качалку для трехгодовалых малышей. В этот момент мы поняли, кому наше путешествие далось тяжелее всего.

Дождь продолжал лить с тихим упорством, затапливая долины, насыщая фьорды, наполняя водопады. Вода слегка поблескивала на бетонной площадке аэродрома, взлётные огни тускло мерцали за мокрой пеленой.

- Ну что же, - сказала Бонни, глядя в окно, - это было отличное путешествие. Кажется, оно очень вовремя заканчивается. Может быть, мы приедем сюда еще?

Я посмотрел на детей, они были увлечены другим и не слушали нас.

- Может быть… - задумчиво ответил я. – Норвегия была так мила и приветлива с нами. Жаль, что тут в июле начинается осень…

А мы возвращаемся в лето, домой. Домой где нас ждет очень норвежский и самый лесной кот, по имени Митя.

Послесловие

Перед написанием обзора, я в который раз перечитал одну из своих любимых книг «Трое в лодке, не считая собаки». Данная повесть была написана Джеромом Клапкой Джеромом в 1889 году, но до сих пор остается современной и актуальной. Я был поражен, что на дворе XXI век, а мы продолжаем совершать такие же путешествия как герои книги, сталкиваемся с теми же ситуациями и проблемами.

В завершении хочу сказать, что, безусловно, вы найдете гораздо более полные и интересные очерки о визитах в Норвегию. Претендующие на оригинальность жанра или с тысячью деталей, назидательными советами. Прелесть моего рассказа в другом – в безыскусственной правдивости. На страницах его запечатлелись события, которые действительно происходили. Я только слегка приукрасил их, за ту же цену. А для пущей достоверности, прилагаю фотографии из нашего семейного фотоальбома. Ни одна из них не была подвергнута обработке, каким -либо графическим редактором. И это чистая безупречная правда.
Последний раз редактировалось Gollaso 23 сен 2017, 16:02, всего редактировалось 7 раз(а).
Если Вам понравилась эта тема - поделитесь ссылкой на нее с друзьями в соцсетях. Кнопки ниже:
Gollaso
новичок
 
Сообщения: 30
Фото: 1154
Регистрация: 10.03.2012
Город: Воронеж
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 51 раз.
Возраст: 41
Страны: 32
Отчеты: 9
Пол: Мужской

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #2

Сообщение curiosa » 10 авг 2017, 10:57

Интересно, мы были почти там же, где вы, только на 10 дней позже. Хороший отчет - легко читается!
curiosa
участник
 
Сообщения: 163
Регистрация: 30.03.2009
Город: Кёльн
Благодарил (а): 42 раз.
Поблагодарили: 10 раз.
Возраст: 42
Страны: 46
Отчеты: 2
Пол: Женский

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #3

Сообщение konatava » 10 авг 2017, 11:43

Прочитала не отрываясь. Спасибо за доставленное удовольствие! Подняли настроение с утра ) Фотографии какие красивые! И даже те, где погода вроде бы пасмурная, выглядят очень жизнерадостно. Отличное путешествие, и весь ваш экипаж такие молодцы!
Аватара пользователя
konatava
абсолютный путешественник
 
Сообщения: 5021
Фото: 948
Регистрация: 01.03.2010
Город: Москва
Благодарил (а): 598 раз.
Поблагодарили: 602 раз.
Возраст: 58
Отчеты: 10
Пол: Женский

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #4

Сообщение Trolll » 10 авг 2017, 13:41

А я в одну из поездок, побывал с друзьями, приехавшими на своей машине из Воронежа.
Четверо в лодке, не считая кота

Кстати, если бы поехали так, то и кота легко бы с собой взяли. У финнов отношение к провозу животных намного проще.
Интересно, какие номера были на машине, которая объехал очередь перед тоннелем в Фолгефонне?
Я с детства склонен к перемене мест........
Аватара пользователя
Trolll
Старожил
 
Сообщения: 21149
Регистрация: 27.03.2007
Город: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 54 раз.
Поблагодарили: 1385 раз.
Возраст: 48
Страны: 43
Пол: Мужской

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #5

Сообщение Irina-Irene » 10 авг 2017, 17:33

Спасибо, море удовольствия от вашего отчет! Молодцы, земляки! Четверо в лодке, не считая кота
what you think is what you are
Аватара пользователя
Irina-Irene
участник
 
Сообщения: 181
Фото: 286
Регистрация: 26.05.2016
Город: Воронеж
Благодарил (а): 62 раз.
Поблагодарили: 52 раз.
Возраст: 38
Страны: 18
Отчеты: 2
Пол: Женский

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #6

Сообщение Gollaso » 10 авг 2017, 19:46

curiosa писал(а) 10 авг 2017, 10:57:Интересно, мы были почти там же, где вы, только на 10 дней позже. Хороший отчет - легко читается!

Доброго дня! Судя по вашим фотографиям - Вам с погодой повезло больше! Четверо в лодке, не считая кота
Gollaso
новичок
 
Сообщения: 30
Фото: 1154
Регистрация: 10.03.2012
Город: Воронеж
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 51 раз.
Возраст: 41
Страны: 32
Отчеты: 9
Пол: Мужской

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #7

Сообщение Gollaso » 10 авг 2017, 19:55

Trolll писал(а) 10 авг 2017, 13:41:А я в одну из поездок, побывал с друзьями, приехавшими на своей машине из Воронежа.
Кстати, если бы поехали так, то и кота легко бы с собой взяли. У финнов отношение к провозу животных намного проще.
Интересно, какие номера были на машине, которая объехал очередь перед тоннелем в Фолгефонне?

Доброго дня! Хочу высказать огромную благодарность Вам!
Ваши отчеты и сообщения на форуме помогли качественно подготовиться к путешествию! Спасибо!
Автомобиль, который обставил всех перед тоннелем на Фолгефонне имел норвежские номера. Это абсолютно точно, так как я был в очереди третьим. А вот, что за чудо было за рулем, рассмотреть на сумел. Хотя я еще тот физиономист - кроме гордого африканца и русского дебила, остальные для меня на одно лицо... Четверо в лодке, не считая кота
Gollaso
новичок
 
Сообщения: 30
Фото: 1154
Регистрация: 10.03.2012
Город: Воронеж
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 51 раз.
Возраст: 41
Страны: 32
Отчеты: 9
Пол: Мужской

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #8

Сообщение Trolll » 10 авг 2017, 22:59

Gollaso писал(а) 10 авг 2017, 19:55:кроме гордого африканца и русского дебила, остальные для меня на одно лицо

Можно ещё отличить австралийских аборигенов и жителей юго-восточной Азии Четверо в лодке, не считая кота

Наверное прокатная машина была. Ну, не мог так поступить норвежец
Я с детства склонен к перемене мест........
Аватара пользователя
Trolll
Старожил
 
Сообщения: 21149
Регистрация: 27.03.2007
Город: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 54 раз.
Поблагодарили: 1385 раз.
Возраст: 48
Страны: 43
Пол: Мужской

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #9

Сообщение m.e.g » 11 авг 2017, 00:33

Замечательно написано! Замечательное путешествие. Замечательная компания!
Аватара пользователя
m.e.g
абсолютный путешественник
 
Сообщения: 11063
Фото: 261
Регистрация: 18.07.2011
Город: СПб
Благодарил (а): 1502 раз.
Поблагодарили: 2120 раз.
Возраст: 68
Страны: 28
Отчеты: 6
Пол: Мужской

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #10

Сообщение Veil* » 11 авг 2017, 00:51

Вот именно после таких фото и хочется в Норвегию. Спасибо вам за отчет!
Аватара пользователя
Veil*
почетный путешественник
 
Сообщения: 2330
Фото: 147
Регистрация: 19.09.2012
Город: Ришон-Лецион, Израиль
Благодарил (а): 603 раз.
Поблагодарили: 697 раз.
Возраст: 37
Отчеты: 14
Пол: Женский

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #11

Сообщение Nora L » 11 авг 2017, 08:05

Очень интересный и захватывающий рассказ. Фото - на высоте. Прямо не скажешь , что главный герой норвежского рассказа - норвежский кот Митя. А он у вас , случайно, не живет на улице Лизюкова?
Аватара пользователя
Nora L
почетный путешественник
 
Сообщения: 2274
Фото: 4665
Регистрация: 04.06.2011
Город: Звенигород
Благодарил (а): 308 раз.
Поблагодарили: 397 раз.
Возраст: 56
Страны: 21
Отчеты: 13
Пол: Женский

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #12

Сообщение curiosa » 11 авг 2017, 10:25

Gollaso писал(а) 10 авг 2017, 19:46:
curiosa писал(а) 10 авг 2017, 10:57:Интересно, мы были почти там же, где вы, только на 10 дней позже. Хороший отчет - легко читается!

Доброго дня! Судя по вашим фотографиям - Вам с погодой повезло больше! Четверо в лодке, не считая кота

Не все время: я еще про район Хардангера не написала - там был то дождь, то туман.
curiosa
участник
 
Сообщения: 163
Регистрация: 30.03.2009
Город: Кёльн
Благодарил (а): 42 раз.
Поблагодарили: 10 раз.
Возраст: 42
Страны: 46
Отчеты: 2
Пол: Женский

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #13

Сообщение JamKit » 11 авг 2017, 14:18

Gollaso, спасибо за великолепный текст, давно я так не смеялась! И за прекрасные фотографии - отдельное огромное спасибо!
JamKit
абсолютный путешественник
 
Сообщения: 8900
Фото: 2168
Регистрация: 17.04.2012
Город: Москва
Благодарил (а): 2773 раз.
Поблагодарили: 1614 раз.
Возраст: 46
Страны: 28
Отчеты: 5
Пол: Женский

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #14

Сообщение Gollaso » 11 авг 2017, 19:27

Trolll писал(а) 10 авг 2017, 22:59:Наверное прокатная машина была. Ну, не мог так поступить норвежец.

Я тоже не допускаю, что это местный житель. Четверо в лодке, не считая кота Они слишком меланхилично спокойные на дороге. По крайней мере, мне так показалось.
Gollaso
новичок
 
Сообщения: 30
Фото: 1154
Регистрация: 10.03.2012
Город: Воронеж
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 51 раз.
Возраст: 41
Страны: 32
Отчеты: 9
Пол: Мужской

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #15

Сообщение Gollaso » 11 авг 2017, 19:32

Nora L писал(а) 11 авг 2017, 08:05:Прямо не скажешь , что главный герой норвежского рассказа - норвежский кот Митя. А он у вас , случайно, не живет на улице Лизюкова?

Спасибо за теплые слова!
Митя очень хотел жить на улице генерала Люзюкова, но не судьба. Все коты Воронежа не могут поместиться на этой улице... Четверо в лодке, не считая кота Улица Лизюкова - одна (хоть и длинная), а котов в Воронеже очень много.
Gollaso
новичок
 
Сообщения: 30
Фото: 1154
Регистрация: 10.03.2012
Город: Воронеж
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 51 раз.
Возраст: 41
Страны: 32
Отчеты: 9
Пол: Мужской

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #16

Сообщение Gollaso » 11 авг 2017, 19:35

m.e.g писал(а) 11 авг 2017, 00:33:Замечательно написано! Замечательное путешествие. Замечательная компания!

И Вам огромное спасибо за ваши интересные отчеты по Норвегии, советы и рекомендации. Очень помогло при подготовке к путешествию.
Gollaso
новичок
 
Сообщения: 30
Фото: 1154
Регистрация: 10.03.2012
Город: Воронеж
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 51 раз.
Возраст: 41
Страны: 32
Отчеты: 9
Пол: Мужской

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #17

Сообщение Автопутешественник » 13 авг 2017, 09:59

Отличный отчет!
А как с пирса можно на мотовило ловить? Его же вертикально вниз опускают. С пирса спиннинг нужен.
Аватара пользователя
Автопутешественник
абсолютный путешественник
 
Сообщения: 13174
Фото: 998
Регистрация: 19.01.2012
Город: Lappeеnranta, Санкт-Петербург
Благодарил (а): 1334 раз.
Поблагодарили: 1531 раз.
Возраст: 47
Страны: 31
Отчеты: 11
Пол: Мужской

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #18

Сообщение bluecaffe » 13 авг 2017, 23:05

Спасибо большое за рассказ! Читается на одном дыхании, море удовольствия и хорошего настроения. Мне кажется, так же смешно, как "Трое в лодке". Я тоже люблю эту книгу и фильм. Хорошее у вас получилось путешествие!
Аватара пользователя
bluecaffe
участник
 
Сообщения: 156
Фото: 86
Регистрация: 09.09.2013
Город: Стокгольм
Благодарил (а): 11 раз.
Поблагодарили: 49 раз.
Возраст: 41
Страны: 14
Отчеты: 3
Пол: Женский

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #19

Сообщение Gollaso » 15 авг 2017, 08:19

Автопутешественник писал(а) 13 авг 2017, 09:59:А как с пирса можно на мотовило ловить? Его же вертикально вниз опускают. С пирса спиннинг нужен.

В Aurlandsvangen на пристани есть небольшой мол, уходящий во фьорд. На его оконечности нам удалось размотать мотовило метров на 20 в глубину. Но еще раз повторю, мы из тех "рыбаков" кому важнее процесс. Поймать что-то в 100 метрах от причала парома - вряд ли возможно. Четверо в лодке, не считая кота
Gollaso
новичок
 
Сообщения: 30
Фото: 1154
Регистрация: 10.03.2012
Город: Воронеж
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 51 раз.
Возраст: 41
Страны: 32
Отчеты: 9
Пол: Мужской

Re: Четверо в лодке, не считая кота

Сообщение: #20

Сообщение Gollaso » 15 авг 2017, 08:36

bluecaffe писал(а) 13 авг 2017, 23:05:Мне кажется, так же смешно, как "Трое в лодке".

Спасибо большое! Очень лестно. Четверо в лодке, не считая кота
Меня дочка после прочтения отчета спросила: "А у Джерома Джерома так же смешно?" Я ответил, что гораздо книга гораздо веселее и, одновременно, глубже. Вот теперь она сидит, читает. А значит, уже не зря старался. Четверо в лодке, не считая кота
Gollaso
новичок
 
Сообщения: 30
Фото: 1154
Регистрация: 10.03.2012
Город: Воронеж
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 51 раз.
Возраст: 41
Страны: 32
Отчеты: 9
Пол: Мужской

След.



Список форумовЕвропа ::: туристический форум о ЕвропеНорвегия форум, Всё о Норвегии от А до ЯОтчеты и отзывы о Норвегии





Включить мобильный стиль
Rambler's Top100