Из Бразилии в Уругвай, Аргентину, Чили, Перу и Боливию

Отзывы и рассказы из поездок по маршруту "Нескольким странам Южной Америки за раз". О другом здесь просьба не писать - для этого есть форумы по странам

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

Из Бразилии в Уругвай, Аргентину, Чили, Перу и Боливию

Сообщение: #1

Сообщение serjj65 » 06 дек 2017, 14:33

ПОСЛЕВКУСИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ В 2012 ГОДУ
На протяжении года мы знакомились в Интернете с отзывами по Латинской Америке (далее – ЛА), благодаря чему наметили такой маршрут (исключительно наземным транспортом): Рио-де-Жанейро-Сан-Паулу(Бразилия)-Пунтэ-дель-Эсте-Монтевидео(Уругвай)-Буэнос-Айрес-Мендоза(Аргентина)- Вальпараисо- Арика (Чили)- Такна-Лима-Тумбес (Перу)-морской курорт (Эквадор)-Лима-Куско-Мачу-Пикчу-Пуно(Перу) -Копакабана- Ла-Пас- Оруро-Уюни-Виллазон (Боливия)-Сальта-Порто-Игуасу (Аргентина)-Сьюдад-дель-Эсте (Парагвай)-Фос-де-Игуасу- Ангра-дес-Райс- Рио-де-Жанейро (Бразилия). Коллега по работе скачал в Интернете путеводители Lonely Planet по латиноамериканским странам, которые я перевел машинным способом. Благодаря приведенной там примерной продолжительности автобусного пути между городами я рассчитал, что 55 дней на все мне хватит.
В конце 2011 года Люфтганза проводила акцию по продаже дешевых билетов в Латинскую Америку, за 2 билета в Рио-де-Жанейро и обратно заплачено по карточке 45.000 руб.
Был куплен фотоаппарат Fujifilm с 10-кратным зумом и дешевый нетбук DNS, на который установлена программа-переводчик Promt. C собой брали доллары, 1 дебитную карту и 2 кредитки. Очень пригодились припасенный спирт (для дезинфекций), кипятильник, шерстяные носки (холод в кондиционированных автобусах), а также универсальный переходник для розеток.
На всякий случай сделали с женой прививку от желтой лихорадки (в Москве) и от гепатита А, как оказалось, без необходимости. Чтобы окупить дорогу до Москвы, оформили там бесплатные визы в Боливию.

21 марта 2012 года за 3 часа до отправления поезда из Ярославля моя супруга Ольга поняла, что билет на вечерний поезд куплен на 21.03, а не на 22.03. Уезд был поспешным и эмоциональным, но тем не менее почти ничего не забыли.

22 марта встретили в аэропорту Домодедово. Моя супруга, как и большинство людей, боится перелетов. Единственным средством, уносящим страх, является спиртное. Поэтому бутылка виски, как ракетное топливо, была разделена на 3 ступени. Первая разгонная ступень выпивалась в аэропорту до прохождения таможенного контроля. Вторая и третья заключались в 50-граммовых флаконах из-под настойки (объем, допустимый для ручной клади), позволяя выдержать взлет в 8.00. А дальше помогли наши немецкие друзья! Стюардесса не жалела спиртных напитков, мы даже заполнили опустошенные флаконы для взлета во Франкфурте. Так супруга проспала пол-мира: Европу, Африку, и Атлантический океан. Я же наблюдал, как Альпы сменились пустынной Сахарой, и только у Дакара вновь появились людские поселения. Далее от видных с высоты барашков океанского прибоя у африканского берега самолет повернул на запад.
Расстояние от Африки до ЛА не выглядит огромным, примерно 4 часа на самолете, но на карте мы привыкли находить ее в другом полушарии, как бы смотря в соседний иллюминатор. Поэтому ЛА и кажется нам такой далекой и труднодостижимой.
Полет прошел нормально, трясло мало, кормили прилично. При подлете к Рио в закатном солнце удивило облако в виде исполинской колонны, из вершины горы выросшей выше самолета.
В 18.40 (разница с Москвой в 8 часов) мы благополучно приземлились в Рио. Бразильскую границу, как и все прочие (кроме чилийской), прошли легко, как нож сквозь масло. В информационном киоске аэропорта нам бесплатно дали отличную карту города и несколько книжечек, рассказали, где останавливается автобус в город. В 19.05 мы уже садились на него за 12 БР с человека (1 бразильский реал равнялся на конец марта 2012 года 16,08 руб).
Будучи запуганными разгулом преступности в Рио, мы боялись искать ночью гостиницу и хотели покинуть город как можно скорее (как потом я узнал, автобус делает остановку на пляже Фламенго, откуда 100 неопасных метров до района Катете с множеством гостиниц). Выйдя на автовокзале Родоварио, выехали до Сан-Паулу рейсом «Компании 1001» (1 билет 73 БР) в 20.30. Когда автобус съезжал с горок, во сне было чувство присутствия в падающем самолете.

23 марта примерно в 2.30 ночи приехали в Сан-Паулу. Вокзал - самый большой и удобный из всех виденных в ЛА, с отличными бесплатными туалетами, залами ожидания с бесплатной зарядкой для гаджетов, фонтанчиком с питьевой водой, станцией метро со смешным названием Portugesa Titien. Все есть, но нет вай-фая. Кстати, и «sаlа nеt» - написано на входе в один из офисов. В справочной стойке узнали, какие компании идут в Уругвай (каждая компания имеет свое окно на вокзале). Пошли по Via Brigadera, но она все никак не приводила к Via Paulista. По дороге попался фруктовый рынок, местный православный собор с куполом в византийском стиле, но не нашенского, а Константинопольского патриархата. Взяли билеты в метро по 3 БР до остановки Republica. Интересно было наблюдать, как инвалид на эскалаторе решил проблему нехватки рук для трости – он подвесил ее сзади за воротник рубашки.
Вернулись на вокзал, чтобы купить в 386 окне компании EGA прямой билет до уругвайского Пунта-дель-Эсте (отправление только по пятницам в 23.30 за 283,90 БР плюс сбор пару реалов, в пятницу касса работает с 13 до 19 и с 20 до 23.30).
После обеда гуляли по соборной площади города, засаженной высоченными королевскими пальмами. Под ними, как и должно быть в классическом сюжете, прямо на асфальте лежали негры. Эти бичи оценивающе оглядывали проходящих туристов раздевающими взглядами (не в эротическом, а в грабительском смысле). За все путешествие это была единственная публика, с которой ночью встречаться не хотелось.
До лучшей в ЛА картинной галереи не дошли из-за борьбы со сном. На вокзале хотелось спать не только нам. Негритянка нанизывала бисер на нитку и периодически засыпала. Но, как у спящей на ветке птицы не разгибаются когти, также руки женщины не выпустили ни одной бисеринки.
Пока ждали автобуса, отметили большое количество молодых людей с загипсованными ногами. Футбол, однако. Зато теперь я знаю, как в международной толпе вычислить типичного бразильца.
Автобус «Марко Поло» (бразильский производитель кузовов на шасси Мерседеса, Вольво и Скании), сервис (в салоне давали горячее и даже спиртное), а также дорога были самыми лучшими за всю поездку. В ЛА междугородные автобусы имеют сидения, раскладывающиеся для спанья. По России, к сожалению, лежачие места предлагаются только в похоронных автобусах.

24 марта перед нашими глазами мелькали ухоженные пастбища с буйволицами, о которых Пушкин бы сказал: «У лукоморья пальм зеленый, златой кокос на пальме том, и днем и ночью скот ученый все спит и жрет под тем стволом». Через Флорианаполис и Порто-Аллегри мы доехали до уругвайской границы, которую почти не заметили. Стюард только собрал у нас паспорта, а мы ни то, что не выходили из салона и не предъявляли багаж, а даже не видели пограничников. Пересечение границы было обезличенным, и по нашим паспортам можно было вывезти кого угодно. Наверное, все россияне для уругвайцев на одно лицо.

25 марта, примерно в 5 часов утра, мы приехали на автовокзал Пунта-дель-Эсте, находящийся в центре города рядом с пляжем. Сразу пошли в рекомендованный Lonely Planet 3-звездочный отель Marbella. Даблрум (номер на двоих) обошелся в 60 долларов в сутки. Оставив вещи, успели увидеть красивый восход солнца над океаном и побродить по еще пустынным берегам города. Главная достопримечательность пляжа – скульптура в виде пятерни, выступающей из песка двумя фалангами пальцев. Встречались целые заросли алоэ. Песчаный пляж приятный, но вода к концу марта уже не очень комфортна для расслабленного купания. Скажем так, вода не охлаждает, но согревает (при интенсивном плавании). Я купался и в океане, и в заливе Ла-Плата, а супруга только загорала.

26 марта с утра предавались пляжному отдыху, но после обеда пошли дожди. Поэтому решили сократить время отдыха после перелета.
Город Пунта-дель-Эсте находится на мысе между Атлантическим океаном и заливом (из окна нашего номера можно было наблюдать одновременно оба берега). В средней части мыса – город с высотками, у основания и в конце его – виллы. Каждой вилле ее владелец дает звучное имя собственное, например, «Мечта эгоиста», о чем извещает табличка. Незащищенные заборами виллы утопают во множестве субтропических деревьев и кустарников, над которыми летают маленькие зеленые попугаи. Место очень подходит для неспешных прогулок.

27 марта утром погуляли по ветреной и дождливой набережной, а в 11.00 выехали автобусом в Монтевидео. Со столичного вокзала городским автобусом доехали в Меркадо-дель-Пуэрто, внутри которого расположено много ресторанов с parilla (барбекю), где на открытом огне готовят мясо.
Закусив местное красное сухое вино Таннат поросенком, пошли гулять по набережной и улочкам с симпатичными особнячками начала 20 века в стиле модерн.

Вечером наблюдали молодых людей с одухотворенными лицами, спешащих на футбол к стадиону. В 22.00 автобусом компании Pullman по 930 УП (1 уругвайское песо равнялось 1,572 руб) за 1 билет отправились в Буэнос-Айрес.

28 марта ночью легко прошли границу и в 7 часов утра были на вокзале Байрэса. Из всех стран ЛА в Аргентине наиболее проблематично обменять валюту. Требуют для копирования паспорт, надо пройти двух-трех клерков и потратить много времени. Ни на автовокзале, ни поблизости нет обменника. Рекомендованный банк на улице Флорида находился далековато даже для моих длинных ног, но когда я его нашел, узнал, что он начинает работу только в 10. Так как местной наличности у меня не было, пришлось единственный раз за всю поездку получать наличные в банкомате, где за счет фиксированной комиссии небольшую сумму снимать невыгодно. На метро доехали до центральной станции Piedras, где сняли даблрум в отеле Kapac на улице Tacuari за 170 АП (1 аргентинское песо равнялось 6,71 руб) в сутки. Окна в отеле выходили не на шумную улицу, а во внутренний холл. В двух кварталах пересекаются улицы с приятными названиями Мая и 9 Июля. Плодом этого недостижимого в реальности временного скрещения стал хороший супермаркет и магазинчик с самыми вкусными за все путешествие эмпанадас (печеными пирожками с различными начинками).
Прогулялись по центру с раскидистыми баньянами. В сквере у театра обнаружили инсталляцию в виде пюпитров на целый оркестр с сеном вместо нот. Наверное, под впечатлением успехов в разведении крупного рогатого скота аргентинцам предлагается пожевать свежего сенца и удовлетворенно замычать хором.
У входа на кладбище Риколетто нам безуспешно пытались впарить под видом входных билетов какие-то в лучшем случае благотворительные купоны. Как в «Собачьем сердце»:
- Купите лотерею в пользу больных детей.
–Не куплю.
-Вы не сочувствуете детям Аргентины?
-Сочувствую, но не куплю.
Кладбище впечатляет узкими улицами со сплошными склепами вместо домов, в одном из них похоронена Эвита Перон. Много скульптур. Запомнилась одна на склепе Manvel Cerini в виде мужчины с пристальным взглядом и песочными часами: будь готов к смерти! И окружающие склепы демонстрируют эту готовность оставленными до следующего случая похоронными принадлежностями, которые можно рассматривать через застекленные двери.
С Риколетто мы долго шли пешком вдоль прибрежных парков до района Las Canitas (жаль, проморгали картинную галерею), чтобы посетить нетуристическую паришью. Лоска в этом районе было мало, но вечером мы нашли стильный ресторан между ипподромом и метро Carranza, где не было меню на английском. Говяжья вырезка под Мальбек была вкусна. В метро понравилась инсталляция по Майн Риду в виде мотоциклиста в полосатой робе, но без головы.

29 марта к 11 часам пришли к Конгрессу, где в это время проводят бесплатные экскурсии (с паспортом). Внутри - красивые люстры, витражи и резьба по дереву. В библиотеке мелькнула мысль оставить запись на русском в книге отзывов, но вовремя вспомнил, что книга предназначена для почетных гостей, а день выпал нечетный.
Перед конгрессом многофигурный памятник чему-то аргентински-выдающемуся был огражден по всему периметру высоким забором. Если это делают для защиты от демонстрантов, то почему ограждена парковая композиция с морскими наядами в Costanera Sur? Не как в парке, а как в криптозоопарке. Но к одинокому Мыслителю Родена доступ свободен. В Париже на него приходилось смотреть либо снизу в галерее Д`Орсэ, либо через забор Музея Родена. Жаль, не додумался сделать фото в 2 профиля для сравнения, чья горбинка на носу больше.
От Конгресса городским автобусом поехали в квартал Ла Бока, где когда-то зародилось танго. Купюры в автобусе не принимают, но нашлась отзывчивая аргентинка, заплатившая за нас своей картой и наотрез отказавшаяся взять деньги.
В Ла Бока перед летними ресторанчиками для приманки периодически танцуют танго, а к остановившимся туристам тут же подбегают зазывалы. Местный народ через трубочку с фильтром пьет чай матэ из специальной чашки с трубчатым фильтром, которую надо постоянно наполнять водой из термоса. Процесс питья идет на ходу - в руке держится чашка, в локтевом изгибе зажат термос. А, как известно, термос в чужих руках всегда толще - нам тоже захотелось попробовать. В кафе готовое матэ почему-то не предлагают, только один охочий до денег хозяин одолжил у кого-то все принадлежности. Но вкусив чая сего, какого-то вкусового или тонизирующего эффекта мы не испытали.
Ла Бока включает несколько улиц раскрашенных домов с сувенирными лавками, на одной были даже раскрашенные деревянные лошадки в натуральную величину. Вот так бы усадить раскрашенного ресторатора на раскрашенную лошадь перед раскрашенным домом, и пусть вместе гарцуют в ритме танго живым символом!
Опять сели в автобус, а затем пешком погуляли в Reserva Ecologica Costanera Sur. Немного птиц, зелень, но ничего особенного. Вернулись пешком в центр. Взяв в качестве ориентира профиль Эвиты Перон на высотке у проспекта, потом плутали по улицам, пока супруга не вспомнила, что на нашем профиле был микрофон, а на этом - нет. Так и оказалось, разные профили вездесущей вроде нашего гипсового Ильича Эвиты были прицеплены с двух сторон высотки.
Посидели в знаменитом кафе Тортони (100 АП). Вспомнился женский журнал советских времен: что делать, если на пороге нежданный гость – конечно, коктейль Тортони. Вечером в подвале кафе смотрели танго-шоу (240АП на двоих). Три пары танцевали под сопровождение пианиста, контрабасиста и гармониста, певец пел старые песни. Но больше всего мне понравился мужской дуэт, жестоко выбивавший ногами мачо-ритм. При покупке билетов надо интересоваться местами, в конце зала головы зрителей заслоняют ноги танцующих.

30 марта сходили в кафедральный собор, где покоится герой борьбы за независимость стран ЛА Сан-Мартин. Посмотрели фрески торговой галереи Pacifico, сходили в небольшой музей испано-американского искусства Исаака Фернандеса Бланко (вход 5АП, ничего особенного), побродили по улицам, где играло много групп хиппового вида.
На 17.45 по 380 АП взяли билет до Мендозы компании Эль Рапидо Аргентино. Цены у всех компаний одинаковы, но поездка с этой компанией не понравилась (из-за вечерних пробок в Буэнос-Айресе опоздали на 2,5 часа; в пути не кормили, только сладкий кофе без ограничения; над головой всю дорогу дребезжал незакрепленный монитор).

31 марта утром, часа за 2 до приезда, показались далекие андские вершины с ледяными шапками, которые мы окончательно покинули только в начале мая. Мендоза встретила солнечной погодой и дорогими гостиницами. Из-за опоздания автобуса не успели в местную туристическую администрацию, работающую до 14 часов. В ресторане, где на стенах висели изображения кистей 8 красных и 8 белых сортов выращиваемого в Мендозе винограда, заказали прекрасную паришью из говяжьего стейка с Мальбеком. Официант не просто извлек пробку из бутылки, а элегантно вставил ее в кольцо, в которое он с помощью ножика превратил верх капсулы горлышка. А что, укупорил недопитую бутыль пробкой, заткнул ее за пояс, и на дискотеку!
Сооблазнившись 15% скидкой при предъявлении рекламного купона, зашли в дегустационный зал The Vines of Mendoza. Из 5 предложенных бокалов с совершено разным вкусом понравились белое Torrontes и особенно красное Bonarda, которое пробовал впервые. Родившись в Италии, это вино считалось там неважным, но в аргентинских условиях Bonarda расцвело.
Представляю, захожу в шикарный российский ресторан, подкатывает лощеный официант со снисходительным – какое вино прикажете? А в ответ - Mairena Reserva Bonarda 2008 из региона Lujan de Cuyo. Ах, нет, о чем тогда разговаривать?
Поскольку это вино в России мне не встречалось, зашли в Carrefour (угол Las Heras и Belgrano)- один из лучших в стране, а значит и в мире винных магазинов по соотношению цена-качество, где две бутылки Bonarda 2010 по акции обошлись по 100 руб за бутылку.

01 апреля узнали, что к подножию высочайшей в ЛА горы Аконкагуа (6962 м) специальной экскурсии нет. Надо садиться на экспресс Uspallata, который отправляется в 6.00(7.00 в выходные), 10.15 и 15.30 с автовокзала за 20 с чем-то АП. Утренним рейсом можно добраться до самого пропускного пункта к подножью, обеденным – придется выйти за несколько километров до него. Поскольку мы не успевали к автобусу, решили в этот день съездить на дегустацию в бодеги (винные заводики). Но в турбюро сказали, что по воскресеньям все бодеги в Мендозе отдыхают. Хотя там и не дают на дегустацию хороших вин, мы хотели посмотреть сам процесс. Тур по 2-3 бодегам и 1 производству оливкового масла стоит 100 АП с человека, отправление в 14.30 и 19.30.
От нечего делать пошли в большой парк Сан-Мартина, где под пальмами распили Bonarda. У входа в парк машины проезжают через ажурные железные ворота, сработанные в 19 веке англичанами для турецкого султана Гамида II.

02 апреля с вещами выехали из Мендозы. Хорошая дорога поднималась в красновато-серые горы в облаках, почти лишенные растительности. Попадались в основном кактусы.
Часа через три с половиной вышли на так называемом Мосту инков, вокруг которого обосновались торговцы сувенирами. Река пробила себе дорогу в скале, и проход вышел очень похожим на рукотворный мост. Прошли 3 км пешком по горному шоссе примерно за час. Шоферы ползущих мимо на подъем большегрузов уважительно поднимали большой палец. На пропускном пункте оставили большой рюкзак, который по-испански смешно называется мочила. За проход в парк (без единого дерева) Аконкагуа надо платить рублей 60 с человека.

Погуляли час по территории на высоте 2950 м и пофотографировались, распив на фоне побеленной льдом и облаками Аконкагуа вторую бутылку Bonarda.
Дойдя до шоссе, легкомысленно рассчитывали остановить попутку до чилийской границы, до которой оставалось каких-то 30 км. Хоть нас предупредили, что фуры здесь не останавливаются. Неудача вначале нас не смутила, и мы не стали садиться в экспресс Uspallata, с которого можно было успеть в Мендозу на ночной автобус до Вальпараисо. Решили двигаться до Моста инков, голосуя встречным фурам. Но все чилийцы невозмутимо проезжали мимо. Только однажды остановился автобус до Сантьяго, но предложенная цена и пункт назначения нас не устроили. На Мосту инков голосование было так же безуспешно - чилийцы такой твердостью и нежеланием срубить левое песо напомнили мне немцев с их «Nein!». Частник с моста заломил слишком дорого. А в горах между тем стало быстро темнеть и холодать. Головой я почувствовал холод и понял, что где-то потерял свою кепку красного цвета. Прошелся по местам стояний - ничего не нашел. Решив согреть жену кофе, зашел в магазинчик и сразу увидел на стуле ни член, ни морковку - красную головку. Не купленная, не подаренная, а вновь обретенная подобно иконе кепка затем очень пригодилась в горах.
Поскольку ни сегодня, ни завтра автобуса от моста до границы не ожидалось, пришлось возвращаться назад последним автобусом (отправление в 20 часов, до Успалаты 14 АП с человека), рассчитывая сесть в Успалате на проходящий автобус до Вальпараисо. Пока выгружались, пока дошли до кассы, наш автобус уехал в Мендозу. А в кассе нас осчастливили тем, что до завтра ни в Чили, ни в Мендозу ничего не будет, хотя днем говорили другое. Наверное, не было продано ни одного билета, и международная касса компании закрылась.
Ночь, незнакомый город, мы с вещами у закрытого безлюдного вокзала. Пришлось идти в первый попавшийся, и, конечно, самый дорогой в городе отель Hostería Los Cóndores, еще больше поднявший расценки в связи с пасхальной неделей (420 АП даблрум).

03 апреля после завтрака поплавали в отельном бассейне, воду которого через пластиковую крышу грело солнце. Оставив мочилу на рецепшене, пошли за город, где проспект обещал разноцветные горы. В городе царила осень, огромные пирамидальные тополя золотили листьями небесную лазурь. Идти до цели 7 км, но после полутора часов прогулки по дороге мы повернули назад. Может, дошли до цели, а может и нет – многие скалы подходили под определение разноцветных. Попался только один пешеход, принявший нас за немцев. Я немного поднялся по горе, похожей на огромную кучу щебня, до большого шаровидного кактуса. Идти было очень неудобно из-за осыпающихся под ногами камней. Из живности виднелись только насекомые, растения выглядели засушенными. Только далеко внизу тополя обозначали оазис. Было не очень жарко из-за дувшего в спину прохладного ветра. Мы и не заметили, как за 3 часа горного солнца обгорели наши руки.
Вернувшись, мы долго не могли попасть ни в один продуктовый магазин из-за сиесты в послеобеденное время. Купили персиков, но персики во всей ЛА – сплошное разочарование из-за их резинового глобализированного вкуса.
Немного погуляв по городу, в 18.15 выехали в Мендозу (1билет – 22 АП), где на 22.20 взяли недорогой билет до Вальпараисо. Поменяли немного аргентинских песо на чилийские по невыгодному курсу. В третий раз поднимались по уже знакомому пути со скоростью под 100 км/ч без остановки до самой границы.

04 апреля ночью пересекали чилийскую границу. В Чили запрещен ввоз многих продуктов питания, поэтому на границе тщательно проверяли весь багаж. Из мочилы пришлось вынимать все пакеты, в которых полазила шаловливая рука таможенника.
После границы автобус совершал долгий спуск в долину. Ночью с высокой горы далеко внизу были видны светляки автопоездов, накручивающих опасные спирали. Как спуск грешников в преисподнюю! Но днем, наверное, еще страшнее.
Проехав Винья-дель-Мар, еще в темноте вышли на автовокзале Вальпараисо. В детстве, читая «Пятнадцатилетний капитан», я запомнил это вкусное слово Вальпараисо.
Мест до Арики на ближайшие дни не оказалось, пришлось брать билет в Сантьяго. Рядом с вокзалом за 18.000 ЧП (1 чилийское песо равнялось 0,06017 руб) остановились в хостеле, в котором ванная комната была с верхним светом. Пока ямы не увидели окно на потолке, несколько раз безуспешно гасили свет выключателем. В хозяйке хостела, несмотря на возраст, угадывалась красота и усматривался ироничный ум. Спрашивает мою профессию, звучащую одинаково на всех языках, и величественно произносит «consultantо». Узнает, что мы из России, совершаем 2-месячное путешествие, и при этом «но испаньол, бэд инглиш», и ее брови и большой палец поднимаются вверх. Чуть не насильно всучила нам путеводитель Lonely Planet по Чили и проинструктировала устно по маршруту.
Гуляем, кругом люди приветствуют друг друга, а по-испански привет звучит как оля. Оля вначале вздрагивала на свое имя, потом привыкла. Вот так я и ходил по Вальпараисо – консультантом с Приветом и Одинокой Планетой (вспомним Булгакова)! Кстати, с именем Галина в ЛА вообще беда, поскольку оно обозначает курицу.
Улицы на подходе и сам Меркадо (рынок) были заставлены лотками и ящиками со свежайшими овощами, фруктами и дарами моря. Причем это не выглядело убого, как, например, в Боливии. Отборный товар подавался лицом, как на натюрмортах Снейдерса.
На втором этаже рынка расположились недорогие рыбные рестораны. Заказали очень сытную паэлью из морепродуктов (5000 ЧП). Миска была наполнена сваренной рыбой и разными моллюсками, а их раковины щитами выложены по ее бортам. Потом купили на рынке свежей клубники, белого вина и продолжили пиршество в номере. Впервые попробовал пепино – желтые плоды размером с небольшое манго, по вкусу напоминающие дыню (6000 ЧП за 1 кг).
Гуляли параллельно берегу по пальмовой аллее с памятниками по ее ходу (Колумб, королева Изабелла и др). В грунте зеленели растения выше человеческого роста, которые растут у нас в горшках под названием денежного дерева. На книжном развале продавалась книга революционера Троцкого. Группа современных революционеров выражала свои убеждения не словом, а телом, обмазав торс соками фруктов или какой-то другой пищи.
На тротуаре невозмутимо в шахматном порядке королевами лежали уличные собаки, а по свободным клеткам ходили человеческие пешки.
Мы поднялись на старинном фуникулере на горку, откуда осмотрели акваторию порта со стоящими кораблями. Горка застроена старыми невысокими домами, многие из которых выкрашены в яркие цвета.
Спустившись на маршрутке, на метро поехали в Винья-дель-Мар - формально другой город. Ехать недолго, но для этого надо купить пластиковую карточку, что выходит дороговато. В городе только успели зайти в кафе, как Оле стало плохо. Вернулись назад, а на крыше магазина возвышается надпись Huevo. И хотя моей супруге было действительно нuevo с большой буквы от перегрева-недосыпа, но надпись означает не то, что вы думаете, а.. яйцо. Вот такое смешение понятий!
Пока Оля отлеживалась в номере, я прокатился по старому городу на старом же троллейбусе. Хотя в городе поднялся сильный ветер и заметно похолодало, улицы были наполнены чинно гуляющим народом. На площади ряд девушек играли на барабанах, а ритм им задавал стоящий напротив главный барабанщик. Церковь была наполнена священниками в белом и прихожанами, и вся эта масса слаженно пела предпасхальные песни. Интересно, что в церкви у алтаря висели чилийские флаги.

05 апреля в 10.20 я с выздоровевшей супругой на льготном рейсе за 2700 ЧП с человека выехал в Сантьяго. Дорога (часа три) легка и красива, со сменяющимися пейзажами. Сдав вещи в камеру хранения, доехали на метро в центр города. Отправив с почтамта открытку в Киев, пошли к музею доколумбового искусства, но он оказался закрыт на ремонт. Дошли до площади Ла Монеда с президентским дворцом и памятником Сальвадору Альенде. Понравился почти фашистский покрой формы охраны дворца, особо эффектно выглядела девушка в сапогах. На площади размещалась группа скульптур страстей Христовых. Я подставил Иисусу свое плечо под крест, а Оля сфоткалась с Марией.
Под площадью расположены выставочные площади, но экспозиция бедна и неинтересна. Обратила на себя внимания только скульптура из парящих мужчины и женщины, непошло изображающих зверя о двух спинах.
Поднялись на парковую гору Санта Лючия с хорошими видами на город. Оттуда направились пешком к фуникулеру. В парке на берегу реки Mapocho прямо на лужайке сидели пары и целовались. Попадались и взрослые, и молодые, и разнополые, и однополые. Но часто попадающаяся в городе реклама лубрикантов предназначена не для них, а для смазки автомобильных двигателей.
В очереди на фуникулер к ужасу супруги нас предупредили о том, чтобы мы спрятали фотокамеру от возможных грабителей в Parco Metropolitano. Но опасения были напрасными. Гора оказалась намного выше предыдущей, на ее вершине установлена статуя Девы Марии, рядом с которой Папа Римский ранее благословлял паству. Зашел за угол и обнаружил заросли фруктового кактуса опунции (колючей груши) со съедобными плодами. Как иногда полезно отклониться от исхоженного маршрута! Но после чистки плода целый день вытаскивал из пальцев едва различимые колючки.
Встретив красивый закат на фоне гор, стали спускаться по дороге, опоясывающей гору. Мимо нас проносилось множество велосипедистов. Когда попадалась развилка, мы использовали их в качестве указателей направления. А реальный дорожный указатель содержал следующую надпись: «Casa de la Cultura ANAHUA». Похоже на русское: «Платить за культуру, а зачем?».
Город в огнях внизу был похож на ночной вид из самолета при посадке. Прошло полтора часа в темноте, а дорога все не кончалась. Мы уже испугались, что она уведет нас в сторону. Но вскоре мы вышли на улицу, где нам показали путь до метро. Для поиска пути всегда было достаточно ключевого слова donde? (где?). В 23.26 выехали из суетливого автовокзала в Арику по 43500 ЧП за 1 билет классом семи-кама компании Tur-Bus.
06 апреля всю ночь, день и еще полночи проехали в автобусе. На остановке купил гамбургер, пока я его ел, пять собак терпеливо ждали, пока из хлеба вывалится их законный кусок ломкого мяса.
Долго ехали через пустыню Атакама – самое сухое место на земле, безо всякого намека на растительность. Долго ехали через пустыню Атакама – самое сухое место на земле, безо всякого намека на растительность. Атобусный кондиционер от забортной жары стал потеть: воды все сильнее капала с потолка. Каменистая пустыня закончилась карьерами, из которых мы вырвались на океанское побережье, где в 19.30 солнце красиво зашло в воду. Ночью, пытаясь уговорить двух чилиек говорить потише, со словами из песни «синьорита, пор фавор» приложил палец к губам.
07 апреля еще до открытия автовокзала приехали в Арику. В соседних хостелах или не было мест, или предлагаемые удобства не устраивали dos gringas (двоих американцев), как нас назвали местные. Прошлись пешком до центра города, где поселились в отеле Lynch за 21.000 ЧП. По своей славной традиции потеряли в отеле русско-испанский разговорник, от которого по-правде мало толку свободному путешественнику. Например, меня по мнению авторов очень интересовал вопрос, как пройти на конференцию. Не напоминает комедийное: «Вы не скажете, как пройти в библиотеку (это в два часа ночи)?»? Город Арика стоит на берегу океана, до пляжей надо проходить мимо Эль-Морро де Арика - голого каменного утеса в 110 м высоты, на котором в 19 веке Чили окончательно победила перуанцев в Тихоокеанской войне.
На набережной выставлено старое вооружение, серая башня на колесах с пушкой очень напоминает робота из «Звездных войн».
По дороге на пляж La Lisera наблюдали, как чилиец кормил серых пеликанов свежей рыбой. Вода в океане была холодной, но отказаться от купания я не мог. И если недавнюю прохладу Атлантического океана мой организм все-таки преодолел, то об холод Тихого он споткнулся. В итоге я неделю мучился с Насморком Двух Океанов. Лечился прямо на прогулках по городу – оторвешь лист алоэ, капнешь в нос сока – и порядок.
В Lonely Planet я прочитал про морских львов, которые обитают у пещер дальнего пляжа Playa Corazones. От конечной остановки маршрутки мы 1,5 ч шли 7 км под приокеанскими скалами по Панамериканскому шоссе, но ни пещер, ни живности не увидели. Только красноголовые грифы кружили над головой. Зато в одну сторону надышались океанским воздухом, а на обратной дороге приветливая семья по своей инициативе бесплатно довезла нас до отеля, чем реабилитировала всех чилийских водителей.

Вечер был предпасхальный. Сначала мы пошли в ресторан на 2 этаже Меркадо, где заказали вкусную рыбу и впервые попробовали севиче (сырая рыба, маринованная в соке лайма). Потом пошли в католическую Церковь Сан Мар проекта Эйфеля, собранную из привезенного из Франции штампованного и литого чугуна. На ее ступенях в железной бочке священник развел огонь, от него зажгли пасхальные свечи, которые затем красиво мерцали в готическом полумраке церкви.
Мы немного послушали религиозные по содержанию, но эстрадные по форме песни в исполнении явно профессиональных артистов. Иногда песни прерывала проповедь, а проповедь прерывалась плачем младенца. А на площади рядом с этим на удивление немногочисленным действом подростки носились на скейтах по путям господним неисповедимым.

08 апреля утром шли к вокзалу мимо доносящихся из околохристианских церквей песнопений. Сели на автобус до Такны (Перу), недорого расплатившись наличкой с водителем за недолгий путь, благодаря чему не платили вокзальный сбор. Пересекли границу в 12.30 безо всяких шмонов и приехали на вокзал в Перу. Если бы изобрели измеритель уровня цивилизации, он явно показывал бы ее уменьшение. Зазывала на вокзале все кричала название пункта назначения: «Арекипа, Арекипа, Арекипа», убыстряя речь до подобия слов цыпа-цыпа-цыпа.
Поменяли доллары на ПС (1 перуанское соли равнялось 10,96 руб) у вокзальных менял по более-менее приличному курсу, оставшееся время походили по высушенной солнцем Такне. Справа от автовокзала вообще не было магазинов, потому что слева был рынок. Скучный город слегка оживляли голые горы, на которых огромные рисунки с патриотическими сюжетами выглядели, как татуировки на коже.

Во дворах зелеными пяти-шестизубцами росли высокие кактусы.
В 14.00 выехали в Лиму хорошей компанией Oltursa по 160 ПС за билет. Путь проходил по пустынному побережью Тихого океана, где изредка попадались поселки с растительностью у водоемов. Автобус оказался комфортным, с едой, телевизором и туалетом.

09 апреля до обеда приехали в Лиму, где у каждой компании свой терминал. Пошли по окрестностям, где нашли приличный отель Hong Kon на улице Aramburu. В 20 минутах от отеля находился меркадо, где готовили обеды из привезенных еще живыми кур. На фруктовых лотках, кроме привычных нам, бананы были маленькие, зеленые, розовые, вытянутые. Купил фрукт черимойю (внутри зеленого с большой апельсин плода сладкая кремовая масса с несколько приторным вкусом), сируелу (ciruela), гранатин и лукуму (синего цвета плод размером с яблоко, вкуса которого не запомнил). Сколько не пробуешь тропические фрукты, а повторно покупаешь из них только бананы, манго и ананас.
Рядом с рынком пообедали недорогим комплексом для местных. Еда вкусная и свежая, но не стоит пить фруктовый напиток. Скорее всего, его разводят водопроводной водой, что неприемлемо для европейского желудка.
Съездили на недорогом такси в Музей Ларко, билет в который стоил солидные 30 ПС. В музее представлены разные изделия доколумбовой эпохи из керамики, золота и камня. Но приманкой для туристов является коллекция эротической керамики в отдельном здании во дворе, куда, как ни странно, пускают и без билета. Есть чайник в виде мужичка, а носик сами догадайтесь в виде чего. А для недогадливых вот сосуд в виде отдельного пениса. Со знанием жизни посуда различной формы украшена всеми возможными вариантами секса. И невозможными тоже, где в экстазе большем, чем у олигархов с властью, слились люди и чудовища.
Очень красив двор музея со стенами, обвитыми цветущими бугенвилиями, с чередованием ветвистых кактусов и агав.

От музея на убитом автобусе мы поехали в центр Лимы. Кондуктор – это настоящий хозяин автобуса. Он на ходу зазывает пассажиров, шустро поворачивая свое тело-дверь при их пропуске в салон. Правила дорожного движения имеют в Перу условный характер, перекрестки часто регулируются в ручном режиме полицией, не обращающей никакого внимания на переходящих дорогу на красный цвет пешеходов. Но при этом никаких ДТП я не видел.
Старинные соборы Лимы имеют вырезанные из камня фасады. На одном из них изображен святой в тиаре, держащий в поднятой руке свое сердце (Святой Августин?). На нем святым духом сидел одинокий белый голубь, как бы оживляя и сердце, и святого.
В другой церкви Иглесия-де-ла Мерсед впечатлили алтари из красного дерева.
На центральной площади Лимы – Пласа де Армас (во всех перуанских городах центральные площади имеют такое название) необычны многоэтажные балконы-эркеры на зданиях. Вокруг площади расположены летние рестораны, рассчитанные на не знающих цен туристов. Пройдя до площади Сан-Мартин, мы свернули на боковую улицу, где в ресторане для местных поели вареных моллюсков с пивом Cristal и вкуснейший пюреобразный суп из свежей рыбы с приправами.

10 апреля с утра я отправился на автобусе в парагвайское посольство в район Мирафлорес за визой, где у входа лениво коротал время полицейский с автоматом, похожим на немецкий шмайсер времен войны. С визой получился облом из-за отъезда сотрудников в Парагвай на национальный праздник.
Пошли с супругой в бесплатный музей инквизиции в центральной Лиме с манекенами, изображающими суд, пытку на дыбе и пытку водой.
Посетили Монастырь Сан-Франциско (вход - 5 ПС). Ожидать экскурсию для англоговорящих надо было долго, но нам было все равно, что на испанском, что на английском - от незнания языка тоже есть какое-то преимущество. В монастыре сохранились старинные интерьеры с фресками, кессонами, резьбой по дереву и старинной плиткой со свежей яркостью цвета. Сохранившийся дух монастыря впечатлял. Красив внутренний садик, где я впервые увидел зависшую над цветком банана колибри.
В катакомбах монастыря после эпидемии было захоронено много людей, чьи останки выложены перед посетителями для обозрения в различных «дизайнерских решениях». Вот плотная масса костей и четыре черепа сверху представляют почившего в бозе Змея-Горыныча. Дальше концентрические круги чередующихся берцовых костей и черепов - в виде распустившегося цветка смерти. На язык так и просится стишок из молодости: «Косточки вместе, черепа в ряд – трамвай переехал отряд октябрят».
Для завершения темы можно упомянуть Церковь Санто-Доминго, где справа от главного алтаря в 2 раках со стеклянными окошками выставлены мумифицированные черепа святых Сан-Мартина и Santa Rosa.
В Перу продают самые лучшие и дешевые фреши, которые при тебе делают из натуральных фруктов, например, фреш из папайи в кафе Лимы стоил 4,5 ПС. По всей стране усиленно рекламируется Инка-кола. Я заинтересовался, есть ли в напитке кока, которая в Перу легальна. Ее в напитке не было ни грамма, и мой экзотический интерес пропал. Но моя супруга втихаря купила и угостила меня. Напиток оказался редкой гадостью - клоном «Буратино» советских времен.
Вечером вышли к набережной реки, где гулял народ. Три парня представляли пантомиму, хватая друг друга за задницу: после первого раза – в рожу, после второго - недоумение, после третьего – пошла эпидемия гомосексуализма. С лотков продавали anticuchos – нанизанные на шпажки кусочки бычьего сердца. Вытащили шпажку снизу, куда не доползла ни одна муха. Взяли также вареные юкку и кукурузу с огромными зернами. Вернулись в центр, где никак не могли найти приличное кафе с морской кухней для местных – вечером они почти все закрыты. Мой замученный вид ввел в заблуждение сомнительного перуанца из толпы, предложившего мне понюхать кокаина.
Впервые за всю поездку встретили в супермаркете понимавшего по-русски перуанца, ранее учившегося в Болгарии. От него узнали, что зеленая, похожая на чиримойю guanabana (в магазине продавалась по 4,5 ПС за 1 кг) пригодна для еды в сыром виде. Съели, но вкус не запомнили.
В иноязычной среде вскоре привыкаешь ругаться, бросать реплики и комментарии без оглядки на реакцию окружающих, и когда заговаривают по-русски, вспоминаешь, не ляпнул ли чего лишнего. Так в маршрутке перуанка ехала с европейцем, что наводило на определенные мысли, хорошо не озвученные. Оказалось, русский парень женился на перуанке и переехал к ней в страну – ведь раньше для брака уезжали только девушки.

11 апреля, оставив мочилу в отеле, поехали в район Мирафлорес. С высокого берега открывался красивый вид на океан. Над головой пролетали парапланеристы, внизу бились волны. Зашли в суши-бар Macоto, где впервые попробовали свежайшие суши и сашими из разной рыбы: solfish, levalo, chita, тунец, лосось. Все вместе стоило 75 ПС.
Во второй половине дня выехали компанией Oltursa в Тумбес (около 100 ПС билет). Автобус проезжал по величественным утесам океанского берега, с которых мы в очередной раз любовались закатом. Несколько раз нас кормили, стюардесса разносила лотки с едой, как в самолете. Впервые довелось ехать в автобусе с вай-фаем, что очень удобно при планировании маршрута на следующий день (жаль, в нем не додумались предусмотреть зарядку для нетбука). С помощью Интернета мы развеяли все сомнения о температуре океана на севере Перу, и решили выйти в Манкоре, а не ехать в Эквадор.

12 апреля часов в 11 мы вышли в жаркой Манкоре (4 градуса южной широты). Нас атаковали мототаксисты, получающие с хозяев по 10 ПС за каждого клиента. От центральной улицы города с фигурно подстриженными деревьями в виде птицы, мы пошли с вещами на северное побережье. Цены на отели с куда меньшими удобствами были существенно выше столичных. Мы уже было повернули на юг, когда шедший навстречу швейцарец сообщил, что недалеко сдает комнаты русская семья. Пройдя в тупиковый переулок от хостела Гаукамайо (так долго пытался запомнить это испанское название амазонского попугая, что помню до сих пор), пришли на место. Комнаты Aquamarinn сдавали Андрей с женой Людой и сестрой Леной Евсеенко. Фотографии можно посмотреть на фейсбуке https://www.facebook.com/aquamarinn.peru.
У них жила бесшерстная собака местной породы, черный цвет которой стал результатом загара.
Понравившийся нам номер с каменными стенами и удобствами (без кондиционера) сторговали за 70 ПС в день. Территория семьей еще не до конца была обустроена, но все было ново, чисто и аккуратно. Для креатива Андрей даже пытался перенять у залетного негра технику плетения из нарезанных полосами пальмовых листьев. Мы нисколько не пожалели о сделанном выборе, так как получили радушный прием и исчерпывающую информацию о Манкоре. К нашим услугам была кухня с посудой, холодильником, блендером и газовой плитой. Под руководством Лены моя супруга сама приготовила севиче из купленных на рынке свежепойманных рыб и креветок. Выжатый и отцеженный сок лаймов на 1 ПС выливался в тарелку с порезанной на кусочки сырой рыбой, куда добавляется резаный лук и перец по вкусу. Через 15-30 минут севиче можно есть (если держать дольше, получится кислее), оттеняя его вареными юккой и камоте (овощ, похожий по вкусу и цвету на вареную морковь). В севиче вкус рыбы заглушен лаймом, но кислота этой еды не дала никаких неприятных последствий для пищеварения. Со слов Андрея, на берегу Перу в рыбе нет никаких паразитов, поэтому севиче безопасно. Также он отрицал наличие малярийных комаров. Комары появлялись только после заката, в номер почти не залетали, но зато на его шторах обитал маленький геккон.
Лена научила делать коктейль из местной граппы Santiago Queirolo и маракуйи, чем мы и отметили вечером знакомство. Впервые попробовал с куста гадкий по вкусу, но очень полезный плод ноне. Сорвал с лианы и съел хозяйскую маракуйю, цветки которой опыляли большие и мохнатые жуки.
Рынок в Манкоре оказался довольно дорогим. Из нового попробовали мамэй- коричневый плод размером с апельсин, внутри которого желтая мякоть вокруг косточки напоминала курагу. Бесподобны арбузы, круглый год вызревающие здесь. Вкусна и дешева оказалась местная выпечка.
До малолюдного пляжа идти минут десять. Чувствовалась мощь и простор открытого океана. Рыбы много, часто ее можно наблюдать выпрыгивающей из воды. Низко над водой ровным клином летают стайки пеликанов. Каждый раз волна подмывает слой прибрежного песка, вымывая из него крошечных рачков, которые тут же начинают зарываться обратно. Вода теплая, 26 градусов, так как Перуанское течение здесь отходит далеко от берега. Перуанцы плескались у берега, не пересекая линии накатывающих волн, для преодоления которых надо подныривать под них. Один мужчина смешно вертикально нырял из положения стоя по колено в воде, - как сваи в песок заколачивал головой.
Пока супруга плавала в пенной воде в промежутках между волнами, я выбирался в открытый океан. Прикольно было подплывать к отдыхающему пеликану. Он косил глазом, потихоньку отплывая в сторону. Но когда счел расстояние слишком неприличным для джентельмена, с достоинством оттолкнулся от воды.

13 апреля мы отправились на предварительно сторгованную за 100 ПС экскурсию в Порто-Писарро рядом с эквадорской границей, куда нас довезли микроавтобусом. Оттуда лодка поплыла через мангровые заросли на остров, где в загонах разводили крокодилов. Они казались застывшими чучелами. Но вот один крокодил в бассейне плеснул хвостом, и вся толпа мгновенно ринулась к воде, а когда увидела причину звука, так же внезапно застыла на неоконченном движении, экономя энергию. Гид разрешил по лестнице спуститься к молодняку пофотографироваться. Но когда я протянул руку слишком близко, он заторопил меня обратно.
Небо кишело птицами-фрегатами. Мы подплыли вплотную к деревьям, на которых гнездились эти большие птицы. Они ничуть не пугались людей, некоторые птицы важно раздували красные мешки на груди. Когда я спросил, кто это, то ответом было: «Мачо!». Теперь при слове мачо я вспоминаю большую птицу, важно надувающую пузырь.
По возвращении на берег по совету Андрея мы заказали в кафе севиче из местных черных моллюсков - Кончас неграс: «Убили негра, убили негра, ни за что, ни про что, гады, замочили!».
Нас повезли на грязевые ванны, якобы полезные для здоровья. Намазался до макушки грязью, от которой было нечем отмыться – но за несколько ПС мне предоставили ведра с чистой водой.
По дороге домой нас завезли на безволновые пустые пляжи Punta Sal и Zorritos. В Манкору приехали на закате, который на океане был как всегда прекрасен.
Пожарили вкусную и дорогую рыбу с рынка. На рынке ее превращают в филе, но остатки мяса с костями тоже отдают. Мы так и не сделали из них уху, оставив хозяевам скелет в шкафу (холодильном).
Ночью Большая Медведица лежит на самом горизонте. Андрей логично предположил на противоположной стороне неба созвездие Южный Крест, что и подтвердилось в дальнейшем.

14 апреля утром валялись на пляже под тенью навеса из пальмовых листьев. Днем жарили зеленые бананы, по вкусу похожие на картошку. Делали в блендере фреши из манго и папайи, куда кроме фруктов, добавляли только немного воды. Вечером ходили по берегу далеко на юг, где расположены старые небольшие отели в пальмах, периодически купались и загорали. Назад выбрались на шоссе и доехали назад на мототакси.

Ночью Андрей дал свою маску, в которой я заплыл за линию волн, даже не пришлось подныривать под них. Если опустить лицо в ночной спокойный океан и взбить рукой воду, в темной толще неоновым светом проявляется планктон, особенно хорошо видный в лунную ночь. Перестаешь двигаться - темнота сгущается, проведешь рукой, и вода вновь заиграет энергией света.

15 апреля впервые попробовал по скайпу позвонить в Киев - поздравил отца с днем рождения. Утром Андрей с Людой катались на пенопластовых досках на волнах и дали нам попробовать. Надо взять доску в руки, предвосхитить набегающую волну и оттолкнуться, чтобы волна катила тебя до берега. Очень понравилось!
Купил на рынке недорого свежего тунца, которого Оля легко поджарила. После обеда, опять же по совету Андрея, поехал смотреть на прикормленных больших морских черепах. На пригородном автобусе за 1,5 ПС доехал до Лос Органос (при покупке билета надо показывать копию паспорта), а затем на мототакси за 10 ПС - до рыбацкого причала в Муэнье ель Нюро и обратно. Я опоздал ко времени возвращения рыбаков, но две еще голодные черепахи патрулировали океан вокруг причала, иногда высовывая голову в ожидании подачки.

16 апреля утром повалялись на пляже. Как всегда мои заплывы за волны вызывали сложные чувства у перуанцев. Один непонятно чему восхищался, другой рассказывал об аргентинце, утонувшем неделю назад. Я понял, что не надо плавать к северу от пляжа из-за опасности застрять в рыбацких сетях.
Освободив в 12 часов номер, сидели в Aquamarinn с Интернетом. Порасспрашивали Андрея о церемонии аяуваски. Во время нее напиток из тропической лианы вводит человека в транс. И он сам, и члены его семьи проходили церемонию неоднократно. Она неприятна, сопровождается рвотой. Но тем самым происходило очищение организма, в том числе и от паразитов; после церемонии находилось нужное решение важной проблемы. Андрей сомневался, стоит ли нам с нашим настроем на аттракцион проходить церемонию, тем более только один раз. Но все же дал адрес литовца Андреаса в Писаке.
Вечером покинули Манкору. Взяли билет на 17-часовой рейс компании Cial, который опоздал с отправлением минут на 30.

17 апреля около 12 часов приехали в Лиму на вокзал компании Cial (у каждой компании в Лиме– свой вокзал), по дороге увидев отель с родным названием Юрий Гагарин. Обмен долларов в камбио (обменном офисе) оказался выгоднее и банка, и менял (они также отоваривались в камбио). В супермаркете по традиции купили в дорогу бутылку местного вина Шардоне 2010 с достойным настоящего производителя названием Intipalka. На вокзале взяли билет на 14.15 до Куско. Дорога обещала быть непростой, а сверху автобуса бортовая качка чувствуется телом даже во сне, поэтому взяли cama на первом этаже по 120 ПС за билет. Но раскачивало прилично, что довело девушек, сидящих сзади, до рвоты. При этом дорога была с современным покрытием, а страхи от пропастей за бортом скрадывала ночь.

18 апреля к обеду стали спускаться в долину города Куско. Вскоре автобус стал протискиваться в узкие улицы, ремонт на одной из которых стал непреодолимым препятствием. Под колесо подкладывали деревяшки, куча советчиков подключилась к процессу, но дело выгорело только через 40 минут. С автостанции Cial пешком дошли до остановки автобуса на Писак. Попетляв по улочкам этого маленького городка в окружении живописных гор с руинами, пришли по адресу Андреаса в отель на av.Peru, где его жена-перуанка с помощью постоялицы-полячки сообщила, что церемонию проводит не Андреас, а шаман Diego Palma в пригородном поселке Melissa Wasi. Обычно записываются к нему через Интернет на пятницу-субботу. Можно это сделать через сотрудника Ulrikes café за автовокзалом. Церемония стоит 70 долларов и длится почти всю ночь с возможностью нахождения под присмотром до того, пока человек не войдет в нормальное состояние. Ее предваряет как минимум 2-суточный пост, полностью исключающий мясо и некоторые другие продукты. В день церемонии дозволяются только фрукты на завтрак, вода-чай. Церемония вызова дьявола в средневековой Черной магии тоже требовала поста и сильно действующих веществ!
Мы боялись опоздать в Мачу-Пикчу, поэтому легкомысленно решили записаться на церемонию на обратной дороге. По дороге прошли через ряды знаменитого индейского рынка со всевозможными изделиями Инкапрома, в основном тряпок с геометрическими орнаментами, как в Средней Азии. Интересных изделий из дерева мы не нашли. Перуанки в национальных одеждах и козленком на руках предлагали стать фоном вашего фото за ваши деньги. Мы не стали поощрять такую фотопроституцию, самовольно фотографировавшись с отбившимся от рук зверьком. Ждали крика «Грабят!», но все прошло спокойно.
Больше рынка понравилось необычное дерево с зеленым верхом и свисающими наподобие сосулек сухими компонентами. Лес из таких деревьев - отличная декорация для страшной сказки.
На местном автобусе до Урубамбы и дальше на маршрутке дешево проехали Священную долину, выйдя в Ойянтайтамбо. От автостанции уже в темноте дошли до железнодорожной станции, где по дебетовой карточке купили билеты на 18.30 до Мачу-Пикчу по 33 доллара США. Столько же стоит билет на 6.10 и 21 час, а в более удобное время - 50-70 долларов. Из Куско добираться поездом напрямую намного дороже, да и дольше. Можно еще больше удешевить проезд, доехав маршруткой до ГЭС в Санта-Тереза, а оттуда километров семь по рельсам или один перегон по железной дороге.
Медленно, с болтанкой по кривым рельсам отправились в путь. Вагон оказался довольно комфортным, проводник предлагал чай-кофе с легкой закуской. В 20.43 прибыли в Агуас -Кальентес, где прямо с вокзала туристов хватают агенты отелей.
С торгом взяли даблрум за 50 ПС в хостеле Quilla. Пока супруга принимала душ, я прошелся по магазинам с довольно дорогими ценами и малым выбором еды. Зато в одном сфотографировался с большой ночной бабочкой.

19 апреля, чтобы встретить рассвет на Мачу-Пикчу, встали в 5 утра, после чего купили входные билеты по 142 ПС. Вообще, билеты продавались трех видов. Самый дорогой разрешает подъем на открыточную гору Вайна-Пикчу. Но туда допускается всего 400 туристов ежедневно, и билеты были раскуплены на несколько дней вперед. Наш билет разрешал восхождение на гору Мачу-Пикчу. Самые дешевые билеты давали допуск к Мосту Инков.
Мы минут 15 стояли в очередь за билетами на автобус из Ойянтайтамбо до Мачу-Пикчу (9 и 17 долларов соответственно в две или одну сторону). Серпантинный подъем в гору преодолели за 30 минут.
Советую взять с собой и еду, и питье, потому что на территории ничего не продается. Можно вернуться ко входу, но там выбор небольшой, а цены завышены раза в два.
Поднявшись на площадку, мы ничего не увидели в клубящихся внизу облаках. Минут 20 побродили, а когда вернулись, облачность рассеялась, и открыточный вид руин на фоне горы Вайна-Пикчу предстал перед нами во всем великолепии. Для полноты картины представьте распевающего мантры индейца в яркой одежде, вместо припева отточенным движением ложащего на язык свежие листочки коки.
Не менее красив вид справа на три узкие высокие горы с протекающей внизу рекой. Все эти виды в рейтинге путешествия я бы поставил на 2 или 3 место. Но восход солнца не придал этим красотам чего-то дополнительного. Наверное, потому что солнца не было видно также, как и 2 года назад в камбоджийском Сиам-Реапе. Моя супруга правильно заметила, что «рассветня» не стоит лишних часов сна.
Потом мы поднялись к контрольной будке для восхождения на гору Мачу-Пикчу, где каждый посетитель пишет фамилию, страну и время. Супруге не хватило дыхания, и она возвратилась к руинам. Я же преодолел подъем по каменной тропинке менее, чем в час. На вершине находилась беседка с соломенной крышей, чуть ближе к обрыву - деревянная мачта с геодезической табличкой. Я думал, что буду первым, но на краю горы уже ждало прояснения неба человек пять. Вспомнился анекдот, когда влезающий на вершину горы альпинист встретил там одинокого синего человека.
-Ты кто? -Я твой п…ец. -А чего такой синий?-Да ждать зае…ался (пиная ногой).
Но компания подобралась приличная, в ее числе русская девушка. Когда она переводила, что я приехал из Ярославля, оказалось, что сама она недавно переехала в Москву из Рыбинска. От нечего делать швейцарец распечатал колоду карт и попросил нас научить его русской игре. Сыграли вчетвером: украинец, русская, немец и швейцарец. Не знаю, играла ли когда-нибудь такая интернациональная команда в таком сакральном месте в русского дурачка, но в конце игры я объявил швейцарцу, что он dumkopf . Сделали жителя горной страны горным дураком!
Климат на высоте более 3150 м был вполне комфортным. Облака часто закрывали весь обзор, но быстро меняющий направление ветер как бы приподнимал занавес на какой-либо сектор, показывая опушенные зеленью хребты или змейку реки. К краю горы подходить было страшновато, аж дух захватывало.
К 11 часам удалось более-менее снять Вайна-Пикчу сверху, и я быстро спустился вниз. Немного накрапывал дождик, дорога была сыровата, а каменные ступеньки неровными. Мошки немного кусали, но никаких последствий в виде зудящих мест укуса я не испытал.
Походили по руинам, назначение которых так до сих пор и не выяснено. Но экскурсовод что-то с честными глазами рассказывал русской группе о храме солнца и воды. Даже правдивые сведения по экскурсии забываются через месяц, а выдуманными легендами вообще не стоит забивать голову. Мы со своим почти герметичным языковым невежеством от этого не страдали. Мы полагались не на слова гида, а на свои впечатления от увиденного. Я назвал бы это внутренним импрессионизмом.
Кстати, немногочисленная группа новых русских выделялась не в лучшую сторону. Грот был перегорожен веревкой от посетителей, но наш мужик полез через веревку. Когда жена его одернула, последовало резонное возражение, а что будет, если я перелезу через веревку – ничего не будет. Против этого аргумента возразить было нечего, и для лучшего кадра я к своему стыду последовал его примеру.
На склоне горы устроены красивые террасы, где паслись ламы с одним детенышем. Когда я подошел к нему поближе, он, как человеческое дитя, вскочил с места и побежал к матери с громкой жалобой. Та окинула меня взглядом и сообщила ему что-то успокаивающее. И когда я через 5 минут гладил ламенка, он что-то недовольно блеял, но не убегал.
Под вечер пошли направо к мосту инков. В контрольной будке не было охранника. На дороге с красивыми видами на долину попалась большая многоножка, типа сколопендры. Я предостерег проходящую женщину, которая чуть не подпрыгнула от страха.
Очередной Мост инков представлял собой почти отвесную высокую скалу, в которой над пропастью была выдолблена узкая дорожка. Но далеко по ней пройти меня не пустила супруга. На скалах росли мелкие желтые цветы, масса которых на расстоянии окрашивает скалу золотыми пятнами.
Назад опять ехали на автобусе, хоть у меня и было желание спуститься пешком. Но, думаю, поступили мы правильно, так как даже при таком раскладе дня четыре растянутые мышцы ног не позволяли идти нормальной походкой.
В оставшееся до вечера время погуляли по городку между высокими горами, разделенному горной речкой на 2 части. На одной из гор было округлое углубление, похожее на огромное ухо. Не хватало надписи по-английски: «Помните, что все сказанное Вами может быть использовано против Вас!» или простого русского «Не болтай!».
В ресторанах меню было дорогое, но выручил almuerzos (комплексный обед). Форель в нем под шум реки была очень вкусной. От холодных напитков типа компота мы благоразумно отказались.
Пошел дождь, и мы вынуждено сидели под навесом рынка, наблюдая за индейскими нравами. Один ребенок достал изо рта жвачку и, помыв ее в луже, уже «чистой» засунул в рот. А рядом с этой лужей пометила место собака. Народные нравы очень просты.
В городке спорт в почете. Под барабанный бой играли местные футбольные команды, а в школьном дворе толпа наблюдала волейбольный поединок.
На рынке мы купили красных бананов и впервые попробовали тамарилло (томате де арбол) – плод помидорного дерева. С похожего на помидор-сливку плода надо счищать кожуру, а вкусом он тоже отдаленно напоминает помидор.
Взяли 2 билета на поезд на 21 час по 33 доллара, в тот же день приехав в Ойянтайтамбо. По дороге от станции дали себя уговорить на ночевку в неважном хостеле Intivasi.

20 апреля утром с крыши 2-этажного хостела любовались видом окружающих пейзажей, в том числе руинами крепости инков. На рынке купили вкуснейших неглобализированных груш, с интересом рассматривая цветастые национальные костюмы настоящих, а не опереточных селян. Средину черепичных крыш многих домов вместо трубы украшали амулетом в виде парных быков с рогами. У входа в музей лежал большой плоский камень, на который укладывались туристы для подпитки древней энергией.
В районе 12 часов сели на местный транспорт, доехав по красивой дороге до Писака. По пути подсаживались бабушки в застиранных юбках с косичками из-под котелков, мамочки с детьми в заплечных мешках. Когда вышли, пошли пешком вдоль реки в пригородный поселок Melissa Wasi, куда дошли минут за 30. Местные указали двор Диего Пальма, калитка в который всегда открыта. Выходивший из него европеец показал на домик, в котором можно подождать. Гнездышко «глюководов» уютно располагалось в эвкалиптовой рощице. На огороженной территории было несколько ухоженных домов, в том числе 2-этажный красный дом самого Диего, домик для ожидания с туалетом и оборудованной кухней, ритуальный домик с внутренней скамьей вдоль стен. Закругленные углы его гладко отштукатуренных стен кремового цвета и соломенная крыша с прилипшими желтыми листочками напоминали большой гриб (галлюциногенный). Попив чайку и оставив мочилу, мы вернулись погулять в Писак.
На всякий случай зашли уточнить детали церемонии в Ulrikes café. Официант связался с Диего, который сообщил, что в пятницу церемонии не будет, а записываться надо заранее. Выходит, зря голодали с утра. Чтобы не терять день, на мототакси забрали вещи и сели на автобус до Куско. Были там уже вечером.
Поужинав в ресторане, на автобусе доехали в центр города. В Куско много статуй индейским вождям, даже фонтан на центральной площади венчает человек с перьями. Забавно, что под чашей фонтана помещены трубящие тритоны. Вероятно, сухопутный индеец занял место какого-то мореплавателя. Как там у Пушкина: Хочу быть владычицей морскою, а чтобы морские тритоны были у меня на побегушках!
Вообще, все самое красивое в Перу построено испанцами, а перуанцы с успехом продают эти виды. Побродив по улицам вечернего Куско, сели на автобус до вокзала. Когда спрашивали, где нам выходить, весь автобус включился в объяснение. По 40 ПС купили билеты на 20-часовой рейс компании Junior до Пуэрто-Мальдонадо. Большая часть пути проходила в горах с ночными самолетными видами низлежащих городов.

21 апреля часов в 6 утра были на месте. У единственного продавца узнали, что общественного транспорта до довольно далекого от вокзала центра нет. За 7 ПС взяли мототакси до офиса Corto Maltes на av.Billihghurst. Пока ждали открытия офиса в 9 часов, зашли на вантовый мост через реку Madre de Dias (Богоматери), от которого недалеко ехать до Бразилии. Нам сказали, что хорошую дорогу от Куско до Пуэрто-Мальдонадо построили всего год назад, до этого надо было трястись сутки. В офисе, немного сбавив цену по сравнению с расценками в Интернете, купили 3-дневный тур на двоих примерно за 17 тысяч рублей. Мне перевели и распечатали программу тура. По традиции отправил домой почтовую открытку с почты, для чего пришлось побегать туда-обратно, так как на почте никогда нет открыток с видами. К 10 часам у нас взяли мочилу и сопроводили на лодку амазонского типа на недалекой пристани. Узкая деревянная лодка, в которую залетела большая медведка, передвигалась с помощью мотора с очень длинным штоком. Вниз по быстрому течению плыли минут 20, иначе до лоджа не добраться.
Лодж (расчищенное в тропическом лесу место) на берегу Madre de Dias включал столовую и несколько десятков симпатичных деревянных домиков на невысоких сваях на 2 человек. В каждом был сейф, широкая кровать с пологом, терраса с гамаками и санузел с горячей водой. Первый раз видел раковину, выдолбленную из какого-то дерева. Чердачного перекрытия в доме не было, поэтому комната венчалась пирамидальным потолком. Электричество от генератора включалось на несколько часов утром и вечером, но ночью на дорожке к домам всегда горели фонарики. За чистой водой без ограничений можно было ходить в столовую. Территория лоджа засажена разными дикими и культурными растениями, например, кофе. В отдалении стоял домик для проведения аяуваски.
Нас развели по домам, забыв предусмотренный программой тура приветственный коктейль – пришлось напомнить. После вкусного обеда нам назначили время первой экскурсии по окружающим джунглям. С опозданием на полчаса нас повела гид Глория. Из ее базового английского я кое-что понимал. Вы видели пальмы, пахнущие приправой к мясу, кора которых хорошо отпугивает насекомых. Одно дерево так плотно внутри заселяют муравьи, что мафия привязывала к нему своих жертв, вскоре закусываемых до смерти. В другом дереве колючие стволы растут из земли Эйфелевой башней и используются в качестве скребков. Как наконечники дротиков для духового оружия применялись колючки еще одного дерева. Кроме густых пальм росли баньяны с широкими корнями, встречались лианы. Но в целом в джунглях я узрел не очень разнообразную растительность. У высокого дерева бразильского ореха валялась уже выпотрошенная скорлупа. Но мне повезло – в одном шаре размером с большой апельсин погремушкой гремели зерна. В столовой мне дали мачете. Положив на деревянный помост орех, я с размаху отсек от толстой скорлупы кусок. В щель уже были видны съедобные зерна, не пролезающие в отверстие. Я еще раз ударил мачете по ореху, но он колобком ушел от меня в быстрые воды реки. На следующий день также улькнул в озеро телефон гида Глории.
Каждый вечер в 19 часов лодка везет всех желающих на так называемое ночное сафари – поиск кайманов в реке. Гид светит фонариком в темные воды по ходу движения, пока в его свете не отражаются красные точки глаз речного чудища. Заглушив мотор, лодка подплывает ближе, пока кайман не нырнет под воду. Кайманов немного, за минут 40 удается засечь 5-7, а рассмотреть 1-2 пресмакающихся. Но за 3 вечера мы подсели на эти вечерние прогулки.

22 апреля в 5.30 мы пошли через джунгли к овражистому берегу реки, где под навесом сделаны скамейки для наблюдения диких попугаев, которые прилетают полизать глину. Полчаса ожидания ничего не дали, вероятно, из-за испортившейся погоды, и мы вернулись завтракать.
На территории лоджа жило в мире и кормилось рядом с кухней по паре туканов, больших попугаев красно-синего цвета (наверное, ара), а также желто-синего цвета. Они неспешно принимали из рук туристов угощение, что позволяло делать хорошие снимки. Но зеленый попугай размера побольше галки постоянно третировал своего сородича, который летел к людям за моральной и материальной поддержкой. Или, может, именно за это ему, как более удачливому, попадало от нелюдима. Но как бы то ни было, на террасе после завтрака мы увидели гостя. Он оказался совсем ручным, давал себя гладить, поев, не стал улетать до нашего ухода.
В 10.30 на лодке в дождевиках и резиновых сапогах (мой 45 размер нашли без труда) мы вместе с парой испанских молодоженов отправились в заповедник Тамбопата. Обладая словарным запасом Элочки-людоедки, я умудрялся замучивать их вопросами, например, об отношении в Испании к Боливару.
У пропускного пункта наблюдали кокон из паутины, намотанный на ветки, в котором бегала тьма маленьких паучат. Размытая дождем 5-километровая глинистая дорога к озеру Сандовал до боли напомнила мне российские лесные проселки поздней осенью. По привычке я стал лавировать между лужами, перехватывая руками стволы деревьев. Но джунгли тут же напомнили наглецу, что он не дома: вместо привычной округлости кисть с размаха охватила усыпанный колючками ствол. Так что я пролил кровь за джунгли, славу богу, без последствий типа яда или инфекции.
По дороге познакомились с путешествующим россиянином Виталием, о котором в Манкоре рассказывал Андрей. Как узок мир!
Дойдя до озера, мы пообедали куриным пловом, оригинально завернутым в пакет из пальмовых листьев. Потом на весельной лодке мы плыли узкой протокой с сомкнувшимися над головой ветками до глади круглого озера. Мы обплыли почти весь его периметр вдоль берега с растущими прямо из воды деревьями. Из живности попадались в основном птицы: длинношеяя Anhinga, красивый, но вонючий Hoatzin, черная Ani, бородатая jacana, серошеий лесной коростель и другие. В центре озера большим бревном выглядывал верх каймана. А может, это было бревно, выдаваемое гидом за каймана. Видели стайку беличьих обезьян, морда которых окраской немного напоминает череп, что отразилось в немецком названии зверя Totenkopfaffchen.Но больше всех понравилась паукообразная обезьяна. На нависающем над водой дереве она откатала обязательную программу джигитовки, и протянула вниз лапу – банан давай!
Возвращались той же дорогой с довольно однообразной растительностью. Интересна лиана, закруглившаяся у земли в форме сердца – парам хорошо фотографироваться внутри. Попадалось дерево shapaya со свисающей гирляндой твердых плодов, похожих на каштан. Со слов Глории, они съедобны. Я долго крутил плод чапахи в руках, пытаясь понять, в каком месте кусать или резать этот кусок твердого дерева. Совсем как в анекдоте – хоть бы пукнул для ориентации.
Вечером я решил разведать дорогу до попугаевых глин и уже в сумерках пошел по тропинке. Немного поплутав, я нашел навес. Но дорога обратно заставила меня попотеть. Где-то я пропустил нужный поворот, и дорога все никак не приближала меня в лодж. Я уже вспомнил о тропе, которая из лоджа ведет аж до Боливии, но тут далекий звук лодочного мотора дал мне правильное направление. Шел я в странной для тропического леса беззвучной темноте, почти на ощупь, и вздрогнул от внезапных огоньков летящих светлячков.
На подходе к лоджу отдельно стоял домик для аяуваски. Мы знали, что здесь шаманят Фернандо (вспоминается одноименная песня ABBA) и Антонио. Глория подтвердила, что можно заказать церемонию, которая здесь длилась короче (всего часа четыре) и стоила немного дороже. Рассудив, что лишиться почти всей еды от французского шеф-повара глупо, мы решили отправить на церемонию кого-то одного. Но на следующий день Глория сообщила, что шаман уехал в Испанию (скорее всего не захотел ехать из-за одного человека). Раз уж судьба вторично отвела от нас аяуваску, мы это восприняли как предостережение и не особо горевали.

23 апреля я сам пошел на попугаевы глины. Так как шел первым, увидел перебегавшего тропинку черного зверька размером с поросенка. Скорее всего это был пекарь. На этот раз прилетело несколько стай попугаев. Шумно покружившись в воздухе, они сели на глину и насыщались ей минут 15. Там были кобальтокрылый parakeet, краснокрылый тонкоклювый попугай и амазонский parrotlet.
Вернувшись в домик, я услышал вполне человеческую мелодию, но свистели ее нечеловеческим голосом. Наш попугай опять прилетел и пением конкретно для нас обращал на себя внимание. Он говорил Оля, заглядывал с террасы в окошко. Но стоило ему насытиться (предпочитал хлеб фруктам), как его голосовые способности исчезали.
После завтрака программа предусматривала заплыв на местную фруктовую ферму и к индейской семье. Я попросил Глорию заменить эти мероприятия на что-то связанное с дикой природой. Она сказала, что сейчас все выяснит. После этого вышла за прозрачные двери и стояла там неподвижно несколько минут, а потом возвратилась со словами «сори, ничего нельзя сделать». Наивно, но действенно. За эти минуты ваше стремление ослабевает, и отказ не выглядит таким фатальным.
Фермой оказался запущенный тропический сад с висящими на дереве и гниющими на земле лимонами, какао-бобами, папайей и прочими неубранными плодами. Из нового увидел дерево huito, сок из плодов которого через полчаса после нанесения на кожу превращается в синюю краску для временных татуировок. Впервые попробовал мелкие приятные плоды желтого цвета с маленького куста, похожего на вентилятор с лопастями листьев – не помню названия. Белые зернышки внутри сморщенных мошонок какао-бобов тоже можно есть – так себе. Цитрусовый плод, называемым местными лаймом, оказался не кислым, его суховатая мякоть имела водянистый вкус и хорошо утоляла жажду. Все фрукты, кроме манго, ананаса и еще чего-то одного растут в течение всего года. В термитник на стволе дерева можно погрузить палец и раздавить нескольких некусающихся термитов – их запах хороший репеллент.
В саду в небольшом домике жила старушка-хозяйка. У нее на правах министра-распорядителя жил попугай ара. Он с деловым видом ходил по двору, строил собак и все норовил прокусить сапоги Глории. Как в забытой песне: В тропическом лесу купил я дачу, а к даче в придачу, в придачу красавицу Марфушу без ушей. Но попугаиху, конечно, звали не Марфушей.
Далее на лодке мы поплыли вниз по реке до места жительства индейской семьи. Выученный миссионерами низкорослый индеец довольно приятной внешности, ряженый в какое-то полотно а-ля мешок из-под сахара, рекламировал свое натуральное хозяйство. Но предлагаемые поделки из каких-то косточек нас не впечатлили. При разговоре индеец активно жестикулировал, а свое лицо максимально приближал к собеседнику. На столе под навесом были разложены черепа зверей. Клыками черепа индеец поскреб деревянный инструмент, с помощью которого можно приминать траву. Индеец за 5 минут трением добыл огонь, пустил стрелу из лука, из которого, правда, и вороны не убьешь.
Он дал деревянный меч и надел мне на голову свой убор из перьев. На кого я был похож – на отставной козы гладиатора или заигравшегося в индейцев дядю?
Это дитя джунглей хвалило лесные фрукты, мясо диких зверей, хвасталось несколькими женами и детьми в разных местах. Индеец ругал европейские танцы и спиртное. Но фикса из нержавейки в его рту, как оскал цивилизации, предательски вещала: не верьте ряженым.
Также индеец всячески поносил магазинную одежду – тело не дышит и чешется, неудобно. Поэтому когда его молодая жена продемонстрировала свои прелести: груди - через вырез футболки, голый зад – через разошедшийся шов на трениках, это выглядело как дефиле модели, воплотившей смелый замысел кутюрье.
При долгом возвращении против течения попадались более дикие лоджии без удобств, где посуду прямо в реке мыла индианка, а на пристани бегала прирученная обезьяна-ревун.
Мы видели греющихся на корягах черепах, амазонского королевского рыбака (птицу) и высунувшего голову каймана. Со слов Глории она видела всех зверей Амазонии, кроме гигантского ленивца и муравьеда. Мне бы хотелось попробовать на зуб все дико-съедобное, но в плане экзотической еды в Перу дела обстоят не так, как в Азии. Здесь запрещена добыча кайманов, черепах и прочих диких зверей.

По моей просьбе причалили к Острову Обезьян, в гущу которого пошли с бананами для угощения. Глория посвистывала и кричала: «Чико (малыш)! Чико!», а потом развела руками: «Но чико!». Никакого движения в кроне деревьев мы не заметили. В голове засела мысль, что в названии Острова Обезьян скорее всего пропущено второе слово «Без».
В номере Оля больно «укусилась» чем-то. Что это был заблудший гигантский муравей, я понял на своей шкуре. Его двойной укус был последним, что он сделал до хруста между моими пальцами.
Третий вечер подряд поплыли с гидами на ночное сафари. Но крокодил не ловится, не идут дела, видно в понедельник их мама родила. Зато увидели зрелище поинтереснее. Луч фонаря выхватил из темноты силуэт большого рыжего зверя с усами – я даже подумал о ягуаре. Это оказалась капибара – самый большой в мире грызун. Она невозмутимо жевала траву под вспышки фотоаппаратов, а когда мы ей надоели, повернулась задом и скрылась в зарослях.
На пальме рядом с пристанью гиды высветили для туристов большого тарантула. После ужина нас предупредили о том, что в связи с занятыми лодками на завтра наш выезд переносится с 9 на 8 утра. Пришлось через компьютерный переводчик предложить вернуть нам деньги за 1 день или решить проблему через полицию. В итоге получили от менеджера письменную гарантию о том, что нас отправят лодкой в 11.20.

24 апреля после завтрака нас опять поджидал, а если толерантно, то подъевреивал знакомый попугай. Уж нафотографировались с ним во всех мыслимых положениях, в том числе с сидящим на плече, как у пиратского капитана Сильвера. С террасы номера можно было наблюдать забавное семейство зверька агути, все время что-то грызущее.
В связи с приездом большой группы американцев в бассейне сменили воду. Но им вода досталась только после того, как мы использовали свое право первой ночи, точнее утра на плавание. Погода была солнечная, над бассейном кружили бабочки: синяя Моrpho, павлиноперая Owl, сине-розовая Blush и желтосетчатая Swallowtail.
Удивительно, что название Ярославля оказалось знакомо американцам из Детройта, правда, по печальному поводу авиакатастрофы «Локомотива».
Символически поплавал в реке Богоматери (какой-такой матери?), где страшны не пираньи-кайманы, а невозможность вернуться по берегу, после того, как быстрое течение отнесет тебя вниз.
Точно в срок нас привезли в Порто-Мальдонадо, даже обеспечив бесплатным мототакси до билетных касс. К транзитному городу Juliaca на пути до Пуно отправлялись 3 компании. Цены были примерно одинаковы (по 40 ПС за билет), но Santa Cruz Express оказалась не лучшим выбором. Оставив супругу в комнате ожидания, за 20 минут я вернулся пешком в центр города, а потом посетил рынок. На лотках видел aguaje - плод маврикиевой гибкой пальмы (Mauritia flexuosa L.f.), который не успел попробовать. Он выглядит как шишковатая слива с коричневой кожурой и желтой мякотью. Продавалась пихвайя, которую не едят в сыром виде.

Купил купуасу - фрукт размером с небольшую дыню в скорлупе цвета какао, а также фрукт кажарина, внешне похожий на желтый крупный абрикос. Назад всего за 1 ПС я нанял мотоциклиста-таксиста. Садишься на заднее сиденье - и с ветерком по улицам!
Хотел попробовать пиранью, но ее можно купить только у рыбаков. В ресторане недалеко от кассы заказали за 15 ПС пако – завернутую в листья рыбу. Ни за что бы не догадался, как употребить купленный фрукт купуасу. Но официантка мастерским движением расколола его скорлупу об угол стола, вынув оттуда цельную мякоть, похожую на очищенное яблоко. Мы все не доели из-за специфического вкуса и трудно отделимых косточек. Как узнал потом, косточки отрезают ножницами, а остальное отправляют в блендер вместе со сливками. Фрукт кажарина под кожурой оказался вкусным и сочным. Но на хитрый язык есть фрукт с иголками. Если рьяно укусить, можно пораниться о проросшие в мякоть острые отростки косточки.
В 15.30 старый автобус отъехал от кассы, но на выезде из города остановился у автовокзала, где нас обязали оплатить вокзальный сбор в 1 ПС. Через час автобус встал для устранения поломки. «Уже в начале пути отваливаются колеса»- мрачно пошутила супруга.
Ехали через джунгли навстречу багровому закату, обгоняя стаи больших попугаев. С темнотой под местную музыку начался подъем в горы. А в 23 часа автобус мертво встал до 7 утра из-за недавнего камнепада на узкой дороге между скалой и пропастью. В общем, «дорога серпантинная, мелодия старинная, а ночь такая длинная».


25 апреля, проспав ночь, я прошелся посмотреть, как с наступлением утра грейдер расчищает внушительный каменный завал на дороге. Судя по реакции окружающих, это довольно типичная ситуация. Кто-то даже этому рад, как, например, семья, распродавшая с мотоцикла все перевозимые мандарины.


Дорога включала крутые подъемы и спуски по серпантинам. Некоторые участки были в аварийном состоянии, на других шла модернизация пути. Последняя часть маршрута шла по прекрасной дороге плоскогорья мимо нечастых индейских поселений. На жухлой траве паслись стада лам с кисточками на ушах, иногда вдали пробегали дикие викуньи, а в пролетавших высоко птицах угадывались кондоры.
К обеду приехали в Хулиаку, с автовокзала на мототакси доехали к месту посадки на маршрутку до Пуно, куда ехали около часа. На набережной озера Титикаки (высота над уровнем моря 3800 м) сняли недорогой номер в хостеле. В ЛА бывает анекдотичная ситуация со сменой белья – первый номер меняется со вторым, а третий – с четвертым. Приходится ставить шуструю обслугу на место.

Купили 2 билета по 10 ПС на катер до острова Урос. Причалили к одному из рукотворных островков из тростника, на котором установлено несколько домиков. В некоторых местах уложенный тростник прогибается под ногами. Внутри соломенно-щелевых домиков даже днем прохладно, я подозреваю, что на ночь весь местный народ сваливает в место потеплее. Смуглая перуанка рассказала о технологии производства островов, несколько раз высмеяла боливийскую часть Титикаки. Но по моему мнению ТитиКака складывается из красивых Тити в Боливии и разных Кака – в Перу.
На рынке в клетках продавали обреченных на заклание морских свинок. Вечером сходили в Califa - один из лучших в Пуно ресторанов, где и отведали куй – блюдо из свинки. Вкус приятный, напоминает цыпленка, но тоньше. Что? Нет, птичку не жалко!
Гуляли на центральной площади, где под один и тот же музыкальный ритм, кружась, проходила череда наряженных в национальные костюмы школьников. К ночи на некоторые перекрестки собирается весь накопленный за день мусор, который сначала исследуют бомжи, а к утру увозят на свалку. Отделяющая тротуар от воды полоса влажной травы тоже была замусорена. В общем, Пуно оказался одним из самых грязных и неинтересных городов за все путешествие, можно было не тратить время на его осмотр.

26 апреля встал рано в холодном номере, чтобы посмотреть рассвет над Титикакой, но ничего красивого не заметил. На улице тоже было нежарко, перуанка, едущая на велорикше, по нос закуталась в пончо.
В 7.30 , вложив последние 40 ПС за 2 билета, отправились до боливийского Копакабана компанией Colectur. Автобус с бекпекерскими наклейками внутри был занят исключительно туристами, и еще одна московская пара, с которой мы познакомились, зашла со словами: «О, белые люди!».
В 9.30 утра автобус подвез нас для прохождения формальностей к перуанской границе, которую прошли как обычно легко, без проверки багажа. Боливийский пограничник, посмотрев наш паспорт, сказал по-русски: «Друзья». На границе менять валюту оказалось невыгодно. Тот же автобус довез до Копакабана. По дороге подсел какой-то чиновник, собрав со всех по 2 ББ (1 боливийское боливано равнялось 4,23 руб) какого-то сбора.
На рынке сфотографировал колоритную тетю в котелке с мешком листьев коки. Купленный пакетик полностью так и не был использован. И жевали сухие листья горьковатого вкуса, и чай из них заваривали, но кайф все не приходил. С почты отправили традиционную почтовую открытку, но она не дошла до адресата. Наверное, у почтовиков с кайфом проблем нет!
В «Titicaca Tours» по 40 ББ взяли билеты на катер на 13.30 до Isla del Sol и обратно. Плыли под индейским флагом в клетку всех цветов радуги (не путать с символом геев) мимо нескольких островов. Над темными водами Титикаки небо казалось таким близким! Благодаря какому-то оптическому закону нижние края далеких прибрежных скал выглядели прозрачными в разряженном воздухе, и казалось, что горизонт усеян зависшими летающими тарелками.
Вместо обещанного часа катер шел два часа, и на остров нам оставалось минут 20. Бекпекеры мимо статуи индейского вождя поднимались по лестнице и расходились по хостелам ночевать. Одна из них была в футболке с надписью СССР, даже не зная русского. На выходе из причала представительницы местной народности собирали за посещение острова какие-то деньги, но мы не платили, объяснив, что возвращаемся назад. Так что если не торопиться выходить из катера, можно обойтись без оплаты.
С острова открывается шикарный вид на вырастающие с другого берега горы с блистающими на солнце ледяными шапками, в которых застряли облака. Рядом на причале стояло несколько тростниковых лодок типа Тигрис. На дне сквозь прозрачную воду виднелись водоросли.
В 17 часов сели на обычный нетуристический автобус до Ла Паса и несколько часов наблюдали с гор красивые виды на озеро в заходящем солнце. Я жалею, что вместо Пуно мы не остались ночевать на Острове Солнца.
Уже в сумерках автобус подъехал к паромной переправе. Нас на небольшом катере по волнам переправили за небольшую плату через километровый пролив. Подождав полчаса, мы вернулись на свой автобус. Ла-Пас встретил бедными грязными кварталами, с которых мы долго спускались вниз. К 20.30 вышли из автобуса. Водитель удивил тем, что начисто забыл о том, что не взял с нас денег за проезд. Мы стояли с выжидающими лицами, и пристально смотрели шоферу в глаза, но он так и не пришел в себя. Решили, что напоминать уж как-то даже неприлично - вдруг обидим альтруиста, и мы на сэкономленном такси поехали в центр города. Гостиницы оказались дорогими, взяли даблрум в отеле Инка.

27 апреля на такси поехали до парагвайского посольства. Нам обещали сделать визу в тот же день за 65 долларов с человека. Когда пошли делать нужные ксерокопии, я вспомнил, что забыл в номере требуемые фотографии. Уже хотел съездить за ними, но решил, что после второй неудачной попытки получить парагвайскую визу лучше не искушать судьбу.
Вернулись на такси в центр, дошли до музейного квартала с вылизанными улочками. Недорогой билет за 4 ББ разрешал посещение 4 маленьких музеев. Самый интересный - музей металлов содержал небольшую коллекцию доколумбового золота, в остальных сохранились колониальные дворики и интерьеры.
Площадь у собора кишела прикормленными серыми голубями, которые не боялись садиться на людей. Площадь названа в честь повешенного на ней борца за независимость. А позже на балконе собора толпа повесила президента уже независимой страны. Белые пришли - вешают, красные пришли – тоже, понимаешь, вешают!
Перед открытой дверью с саркофагом местного героя стоял почетный караул из двух маленьких индейцев с пиками. В белых киверах, в красных френчах с аксельбантами каждый из них напоминал Белого кролика с красными глазами из Страны Чудес. И высокая Оля между ними, как Алиса.

Дошли до рекомендованного Lonely Planet магазина, украшенного куском боливийского шоколада размером с большую обувную коробку. Более дорогие конфеты ручного изготовления (136 и 168 ББ за 1 кг) понравились, сделанные же индустриально (88 ББ за 1 кг) – не очень.
На центральной улице много памятников, на балюстраде вокруг одного из них стояли демонстранты. Руки их были привязаны к крестовине сзади. Что означало сие распятие, я так и не понял.
Почему-то вся реклама Боливии-Перу строится на европейских женщинах. Это должно порождать комплексы у их девушек.
Зашли в кондитерскую Kuchen Stube, где недорого продается вкусная выпечка. После попробовали напиток типа киселя из кукурузы.
Вечером на автобусе доехали до главного кладбища. Колумбарий выглядел как витрина магазина с натюрмортами. В одно-, двух- и трехэтажных стенах устроены ровные ниши со стеклянными дверцами на замке. За стеклом, кроме привычных цветов, родственники пытались отразить интересы, привычки умершего. У мужчин стояли маленькие бутылочки со спиртным и рюмки, у женщин – распятия, у детей - игрушки.
Посещенный ресторан запомнился расписными стенами. На одной из фресок в красных тонах обжоры уплетали мясо в окружении чертей, а потом становились их же жертвами под столом. Но мы не уелись мясом ламы до такой степени и не упились местным ликером с кокой. Аргентинская говядина с красным сухим все равно лучше!
Один раз купили Рислинг 2011 года из Боливанской Тарихи - одного из самых высокогорных в мире районов виноделия. Вино приличное по вкусу, но сравнительно дорогое.
Высокогорье мы переносили нормально. Никакой тошноты и усталости. Правда, при физической нагрузке хотелось подышать глубже, а дополнительного насыщения кислородом не происходило, как будто в легких образовалась дырочка. Ночью неприятно пересыхала слизистая носа, что по ощущению напоминало затруднение дыхания при насморке.

28 апреля полдня ходили по магазинчикам с боливианскими изделиями, которые занимают несколько улиц. Купили две настенные резные картины из мадеры – сердцевины больших кактусов, а также немного одежды из шерсти альпаки. Торг был уместен. Странно, что при большом разнообразии изделий из шерсти альпаки нигде не продают ее мясо.
Здесь же находится так называемый Рынок ведьм. На прилавках разложены статуэтки, амулеты и снадобья для колдовства. Необычнее всего выглядят высушенные зародыши детенышей ламы с длинными шеями, фотографировать которые никто не запрещает.
В туристическом районе на Сalle Linares случайно наткнулись на музей коки. Без знания языка там делать нечего, поскольку наглядностью экспонаты не отличаются. Но лимонад с кокой вкусный.
Если пойдешь вверх от отеля, до самого кладбища будешь пробираться через уличную торговлю. Прямо с асфальта продаются овощи и фрукты, готовится еда. Разнообразна картошка: большая и как горох, свежая и высушенная на солнце, черная и красная.
Вечером решили съездить в индейский район Ла Паса. Стояли в очередь на городской автобус рядом с памятником. Над группой других фигур возвышался какой-то конкистадор в железном шлеме-морионе и коротких подушкообразных штанах по моде 16 века. Наконец-то я понял, как наглядно выглядит выполнение шутливой армейской команды: «Строиться в трусах и касках на подоконнике!».
Автобус поднял нас в горы. С остановки поднялись на путепровод, с которого хорошо виден своеобразный памятник Че Геваре, сделанный из железных поршней и дисков. Вокруг были одни индейцы, никто не мог понять, что нам надо доехать до видовой площадки на Ла Пас. «Бамбарбия Киргуду», – чудилось мне в коротких ответах на испанском.

С трудом доехали на маршрутке до памятника индианке в котелке с флажком, откуда открывался вид на городскую воронку почти по Маяковскому:
«Наш Бог Ла Пас огородил
Большущею горою,
А низ в домах из кирпичей
Неразличим порою».
Да, вокруг были малоэтажные дома из красного кирпича все полтора часа, пока мы спускались пешком вниз. Гора за городом блестела закатной снежной шапкой. На одном электростолбе ниже проводов висел манекен с привязанным к ногам плакатом. Это была не казнь чучела партизана-поджигателя, а какой-то анонс.
Поужинали в модном кафе с неболивийскими лицами недалеко от парагвайского посольства. Впервые попробовали блинчики с начинкой из очень полезных семян лебеды - понравилось.
Последняя ночь в отеле выдалась скверной, так как заехало много еврейской молодежи. После завершения армейской службы они традиционно едут в турне по ЛА и ведут себя очень бесцеремонно. Пьяные дембеля обеих полов радовались жизни, переговариваясь во весь голос между номерами. Утихомирить их смогла только охрана. В общем, «идиотос», как по мнению моей супруги, должны называться в Перу такие особи.

29 апреля перекусили в кафе, где под стеклом стола находилось много подписанных салфеток на разных языках. Мы тоже описали свой маршрут и пожелали удачи землякам. Дошли до недалекого автовокзала и в 13.30 выехали в Оруро (1 билет – 41 ББ). Дорога была ровная, но ландшафт однообразен. Удивил только рынок на подъезде к Оруро, где для приготовления пищи использовали самодельные глиняные печки, наверное, еще доколумбовой технологии.
В 17.30 приехав на автовокзал, минут 30 шли пешком до железнодорожного вокзала. Оля в душе удивлялась частым улыбкам встречных индейцев. Причина такой приветливости вскоре выяснилась - из солнцезащитных очков незаметно выпало одно из стекол, но Оля с гордым видом шла и с одним защищенным глазом.
Поужинали в кафе с фото местных карнавалов на стенах. Билеты на поезд Wara Wara мы брали еще в центре Ла Паса в железнодорожной кассе, поэтому не пришлось платить никаких комиссий (1 билет - около 45 ББ). Необычно, что номер вагона по билету надо считать не по порядку, а искать уникальный номер непосредственно на вагоне.
В 19.00 выехали в Уюни. В вагоне с сидячими местами без излишеств было немного людей. Но почти по песне Раймонда Паулса, перуанский «дедушка рядышком с бабушкой столько уж дней уже вместе» беседовали по принципу: что вижу – то пою. Проводник непонятно зачем несколько раз приходил подметать чистый вагон.


30 апреля
Поздней ночью или, если угодно, ранним утром прибыли в город Уюни, расположенный на высоте в 3665 м. Взяв мочилу из багажного вагона, нашли рядом недорогой отель Mosoj (торг уместен). В 7 утра я встал для заказа тура, что можно было сделать и на час-полтора попозже. Проблема обозначилась еще в Ла-Пасе: большинство компаний отказывалось включать в тур посещение острова Пескадо из-за высокой воды на солончаке; а те, которые соглашались, вызывали сомнение в их искренности. В Уюни тоже стоило сказать «Пескадо», как от меня сразу отставал очередной уличный агент. Альтернативой был индивидуальный тур или ожидание до следующего дня. Но женщина из Turismo Relampago (av. Ferroviaria недалеко от вокзала) предложила вариант, состоящий из комбинации 2-дневного тура на лагуны и 1-дневного посещения Пескадо. Сторговались на 1800 ББ за двоих.
Оставив мочилу в турофисе, в 10 утра мы сели в джип Toyota Land Cruiser № 1020 DGC, действующий от другой компании – Turismo El Desierto. Вместе с нами, кроме водителя, ехали молодой немец Фабиан, французская девушка Мелани и мама с взрослым сыном из Перу. Ехать довольно комфортно, сначала мы ехали на втором ряду вдвоем, потом к нам с первого ряда пересел перуанец. Последовательность маршрута была обратной классическому варианту. Из Уюни мы доехали до деревни добытчиков соли, а дальше мчали по пустынной местности. По дороге попадались ламы и викуньи, страусы нанду.
В 12.30 остановились в каменистой местности красного цвета на обед, который сервировал водитель. Он состоял из супа с зернами лебеды и второго с большими, но жесткими кусками мяса. Для вегетарианцев были предусмотрены отдельные блюда. Эрозия предала камням сходство с разными животными и предметами. Например, рядом с привалом как будто орел расправлял крылья для полета. А чуть дальше - свиная туша, разрезанная вертикально на несколько кусков, как в послеперестроечной рекламе Царицынского мясокомбината.
В 14 часов остановились у первой лагуны (горного озера), края которого были покрыты крошащимся льдом. Метров 300 прошел по вязкому песку, чтобы поближе сфотографировать фламинго. Но до них было все равно далеко, а найденное яйцо не стоило прогулки.
Были и другие остановки на фоне красивых, но мертвых пейзажей. Классический пример - так называемое каменное дерево, широкая крона которого вырастает из тонкого ствола. Когда для форса забирался на спину «сидящего верблюда», нашинкованного горизонтально, треснулся головой о выступ. Ехали и мимо песчаного поля с равномерно разбросанными камнями, время собирать которые настанет еще не скоро.
К 17 часам приехали к пропускному пункту Лагуны Kolorada (353 км от Уюни) на высоте 4278 м, за проход через который надо было дополнительно заплатить 150 ББ с человека. В нескольких сотнях метров от него находился наш приют (назвать это сооружение жильем язык не поворачивается).
В 17.30 гигантские тени наших фигур устремились к еще светлой лагуне, оставляя следы в ледяной корке берега. Пока в 18 часов наступили сумерки, мы успели рассмотреть фламинго. Было довольно холодно, шли в шерстяных шапках и перчатках.
Каменный приют включал несколько неотапливаемых общих комнат с кроватями и избыточным количеством одеял. В тамбуре стояли столы, за которыми мы попили чая с закуской. К 19 часам Оля начала сильно мерзнуть, но ее спасла затопленная буржуйка. Когда я объяснил француженке связь русского названия печки со словом буржуа, она очень удивилась.
На ужин гид принес бутылку боливийского вина, которую мы осушили под «на здоровье» Фабиана. После он увлеченно делал фенечки с девицами, что как-то нехарактерно для моего представления об арийской расе.
Через Фабиана спросил перуанца, почему испанское пожалуйста (por favor) состоит из двух слов. Он объяснил, что буквально говорят: тебе – пожалуйста. Я пошутил: тебе – пожалуйста, тебе – пожалуйста, а тебе – не пожалуйста!

1 мая и нас, и другую группу разбудили на час позже из-за проспавших водителей, которые вечером напились, скорее всего излишками с барского стола. На улице было холодно, но не смертельно. Позавтракав, доехали до долины с гейзерами к 7 часам, когда уже взошло солнце. Место было окутано паром, надувалась пузырями грязь. Самый большой гейзер выпускал высокий столб пара, в который без проблем можно опускать руку. Как будто выпустил джинна из лампы.
К 8 утра были у группы отдельно стоящих вулканических камней, подобных скульптурам, сошедшим с картин Сальвадора Дали. Отсюда и название места. Горы на горизонте своим утренним нежно-розовым цветом подходили для чертогов богини Авроры.
К 8.30 час подъехали к теплому источнику, в который в одиночестве залег на полчаса наш перуанец (все остальные группы принимали эту процедуру пораньше, на пути между гейзерами и Дали). Домик для переодевания был закрыт, полотенец с собой мы не имели, да и не замерзли мы, чтобы лезть в тепло. Можно посидеть в соседнем домике за плату с чаем и закусками или прогуляться к фламинго. Чтобы уехать, тормошили спящего водителя.
После мы вернулись в Лагуну Колорадо. К полудню она окрашивается в красный цвет, но и к 10 цвет воды был розовым. На этом месте фламинго больше всего, и они подпускают к себе довольно близко. Когда им надоест фотографироваться, птицы нехотя перелетают на другое место. Печально, но на берегу лежало несколько погибших птенцов, скорее всего от холода.
К 11 часов в джипе лопнуло колесо, и мы полчаса рассматривали вершины гор, облитых нежными сливками. В 12 обед у очередной лагуны, а затем долгая дорога назад. В 16.30 приехали на кладбище паровозов в Уюни, где ржавеет несколько десятков этих динозавров индустриализации.
Под котлами некоторых из них устроены цепные качели, на многих оставлены надписи.
В Лагуну Верде нас не повезли. За это и за опоздание к гейзерам водителя я решил побороться за права потребителей на международном уровне. После недолгих препирательств в туркомпании мне вернули 100ПС и заменили водителя.
Вечером нас заселили в хостел Marith на aвениде Potosi с общим душем, в обеденный зал хостела сотрудники туркомпании привезли в кастрюльках домашний ужин. Ночью было прохладно, но мы не замерзли.

2 мая
С утра перекусили в турофисе. Пока ждали джип, походили по улицам Уюни, где навечно застыли смешные дрезины. Замечателен своей наивностью памятник вооруженным героям, под знаменем советского типа идущим к светлой цели. Какой-то местный Пиросмани как будто увеличил вылепленные детьми из пластилина фигурки людей: «лица стерты, краски тусклы, то ли люди, то ли куклы». Невдалеке стоящая женщина вытянула руки с механическими пальцами Фреди Крюгера, чтобы прижать вас к своей железной груди. Да и кто ж ее посадит, она же памятник!
В 9.30 выехали, чтобы подобрать с аэродрома двух японцев, но те не прилетели. К самолету прошла группа солдат с автоматами Калашникова, этот бренд узнал даже немец.
Приехали к солару, покрытому после дождей тонким слоем соляного раствора. Соляную взвесь собирают в пирамидки и высушивают на солнце. Есть и участки с высохшей солью, похожей на мокрый снег. Пейзаж-перевертыш с черными вершинами гор на фоне белой равнины – это прелюдия к оптическим чудесам Уюни.
Пока пробовали соль на зуб, появился одинокий велосипедист с российским флагом. Как мы узнали, Виктор покорил Европу и почти всю Америку на велосипеде. Он хотел покорить и весь мир, но не разрешила жена. Да, сколько миров осталось непокоренными из-за женщин!
Сухие участки солара переходили в мокрые без явно выраженной границы. То ли земля растворяется в воде, то ли вода впитывается в землю.

Нашей целью был остров Пескадо, куда вряд ли смог добраться Виктор. Дорога вначале шла по сухой соляной поверхности, расчерченной на отдельные соты. Толщина соли в центре солара достигает нескольких сот метров – это все, что осталось от древнего океана.
Вскоре под колесами оказался солевой раствор. Особенности преломления им солнечных лучей вместе с отсутствием ряби на поверхности дает эффект полного опрокидывания синего неба под ноги. Чувство реальности происходящего теряется. А ощущение парения в небесно-водном голубом просторе, подобно лебедям на картине Рылова – это самое сильное впечатление от всего путешествия!
Отраженная в соляном растворе поверхность острова Пескадо издали напоминает рыбу, отсюда и название острова. Пескадо все увеличивалась в размерах, пока наросты на ее спине не стали напоминать деревню на Чудо-Юдо-Рыбе-Кит. Этими наростами оказалось множество высоких фаллообразных кактусов, бесстыдно вспоровших безжизненную поверхность островных скал.
К Пескадо уже причалила пятерка джипов. За вход в кассу надо было внести по 30 ББ с человека. Пока водитель сервировал соляной в буквальном смысле стол, мы сделали отличное фото, поднося от соляной пирамиды ко рту ложки с уже почти съеденным совместно пудом соли.
На прогулку по скалам нам дали час. Некоторые кактусы за 900 лет достигали высоты в 9 м, а трупик 1200-летнего рекордсмена с 2007 года оставили на острове в качестве памятника несгибаемой потенции. Сверху открывались фантастические пейзажи. Мимо острова в брызгах соляного раствора промчался автобус. Аки Христос по мокру яко по суху.
На обратной дороге водитель остановил джип у узкой и глубокой соляной полыньи, из которой он извлек для нас соляной кристалл. Я так и не понял, от чего образовываются эти провалы в соляной поверхности, но если машина в них попадает, последствия бывают самыми печальными.
По инициативе водителя мы осваивали комбинированную фотографию. Предмет, например, банка из-под колы, ставился перед лежащим фотографом, а модель отходила подальше. Их совмещение на фото давало эффект сидящего на огромной банке человека. Можно изобразить бегство от плюшевого динозавра, рюмку выше человеческого роста и т.д. На Уюни ровная соляная поверхность способствует этим обманкам. Удачнее всего получилась супруга у меня на ладошке, как вампир, не дающая тени.
Далее заехали в гостиницу из соляных блоков, внутри которой мебель и скульптура тоже сделаны из соли. После осмотра булькающего потока с минеральной водой стали на прикол в ожидании уюньского заката.
Вскоре японский камикадзе на скорости пытался преодолеть соляной залив на мотоцикле. Хорошо, что мотор заглох почти сразу, и по колено в воде он вытащил его на сухое место. Но были случаи и попечальнее. Согласно памятному знаку ровно 4 года и 1 день назад погибло 5 японцев и 5 израильтян вместе с водителями во время лобового столкновения джипов. Я не представляю, как можно не разъехаться на такой шири. Хотя у самолетов места еще больше, а катастрофы случаются.
Около 18 часов закат запустил огонь в воду, и бесподобное смешение всех четырех стихий завершило чудо знакомства с Уюни. Пейзаж из воздушного стал космическим, а отраженные и подсвеченные пирамиды соли напоминали пояс астероидов.
Ровно в 19 часов водитель, который отработал прекрасно, привез нас в турофис, а в 20 часов мы покинули Уюни на автобусе компании «Тупиза» (60 ББ за 1 билет). В автобусе белые люди занимали только первые ряды, местные же первые часы пути сидели даже в проходах. Неприятное ощущение, когда на уровне твоего локтя качается чужой висок.
Несколько часов ехали по относительно ровной и пустынной дороге. Впервые видел, что для перехода через малые реки использовались не выпуклые мосты, а вогнутые желобы. Из водительской кабины лились звуки местных шлягеров, в припеве одного из них рефреном повторялись слова «пидарас». «Дело было не в бабине, п..с сидел в кабине», этот куплет из советского прошлого на минуту представился мне хорошим объяснением в случае печального итога поездки, перед тем, как я задремал. Снилась мне, наверное, песня со словами «Дорога серпантинная, мелодия старинная, а ночь такая длинная, когда ты… и со мной». Разбудила меня эмоциональная фраза жены: «П..ц!». Я подумал, что падаем, но все было под контролем водителя, который оказался не п…асом, а просто асом. На узкой серпантинной дороге длина огромного автобуса не позволяла ему сразу вписаться в поворот, поэтому он нависал кабиной над пропастью, давал задний ход, после чего поворачивал. А поскольку наше место было за лобовым стеклом на 2 этаже, то кресло в аккурат находилось над пропастью. Откажи тормоза, и у нас не было бы никаких шансов. На дворе была ночь, но фары высвечивали весь ужас происходящего. Стекло запотевало, но с мазохистской настойчивостью Оля вытирала стекло, как бы удерживая дозировку ужаса на максимуме. Водителю тоже было не сладко. На опасных участках из водительской кабины доносилась одна и та же боливийская песня с воинственным ритмом. Наверное, она подстегивала водителя, заглушая его возможный страх.

3 мая после Тупизы дорога смерти превратилась в отличное шоссе. В 4 часа утра приехали в Виллазон. На такси рублей за 60 проехали недалекое расстояние до границы. Оказалось, что границу открывают только утром, никаких залов ожидания нет, а на улице весьма холодно. Несколько европейцев, приехавших с нами, расстелили прямо на асфальте спальники и задремали. Я прошелся назад к боливийскому городу, где уже вовсю разворачивали торговлю, работал круглосуточный обменник. Но и там погреться было негде и нечем. Редкие гостиницы были наглухо закрыты, еду не продавали. Можно было уехать прямо от автостанции Виллазона до Сальты, но хоть и в тепле автобуса, ждать отправления пришлось бы до утра, да и стоило это дороже.
Наконец, без проблем перешли границу, оказавшись в аргентинском городе La Quiaqa. Пешком дошли до автостанции, в ожидании отъезда немного походили по городу, но ничего не запомнилось, кроме стройной женщины в полицейской форме. В 8.50 на автобусе компании Balut по 100 АП выехали в Сальту (напоминаю, что 1 аргентинское песо равнялось 6,71 руб). В 10.30 автобус остановила полиция и минут 40 шмонали пассажиров, в основном боливийцев, но наши вещи осмотрели формально. Оля оставшиеся листья коки выбросила еще в Боливии, хотя она и легальна в Аргентине до Сальты. Автобус был новый, дорога прекрасная на фоне гор со слоями разного цвета, долин с кактусами. К 16 часам приехали на автовокзал в Сальте. Автобусные билеты на 4.05 до Порто-Игуасу, причем дорогие, продавала только компания Tigre Iguacu. Пытались прицениться к билетам до других городов по пути, но цена оказывалась не дешевле. Пока я думал, пришлось согласиться на 2 неудобные пересадки по дороге, причем тариф от этого не изменился (выдавалось 3 отдельных билета).
На av. San Martin сняли комнату в хостeле. За время долгого обмена валюты в банке на улице стало темно. Погуляли по вечерней Сальте. Это аппетитный курортный городок, несколько перегруженный машинами. Но меня удивила цена бананов в магазине около 70 руб за кг.
В Сальте построены аккуратные дома с резными деревянными дверьми. На центральной площади в окружении пальм и высоченных араукарий стоит конный памятник. С площади виден красиво подсвеченный кафедральный собор, при нем дворик с апельсиновыми деревьями. Чувствуется, что войны и революции не разрушали привычную жизнь. Город передавался по наследству, а не отнимался одной властью у другой в качестве добычи.

4 мая за 40 АП сходил в музей Маам, где представлены доколумбовые предметы. Смотреть особо нечего, интересна своим возрастом (древнее египетских мумий) только мумия мальчика,
найденная во льдах Анд. Мумия в хорошо сохранившейся одежде сидит в стеклянной витрине. Лицо мальчика опирается на руки и поэтому видно не все. Фотографировать в музее запрещено. Я прикинулся дурачком и щелкнул один кадр. Добросовестный экскурсант тут же донес об этом охраннику, который сделал мне внушение.
Узнав в хостеле адрес нетуристического ресторана, пошли туда пешком. В ресторане по стенам были развешены фотографии футбольных команд. На стол поставили подобие железного мангала, на котором разложено говяжье ассорти: хребет, колбаски и субпродукты. Под это дали белое Torrontes 2010 года из высокогорных виноградников Cafayate. Когда я рассчитался, проверил принесенный счет. Официант мало того, что заменил в счете маленькое вино на большое, он и салат завысил до цены, отсутствующей в меню. Но пойманный за руку, не выразил ни малейшего смущения, борясь за каждое ворованное песо, мол, ему придется отдавать свои кровные. Хоть бери и сочувствуй жулику! Остальные официанты только сдержанно улыбались, видно сеансы мошенничества и его разоблачения проходили там часто.
По дороге на вокзал проходили парк с пальмами и озерцом, по которому плавали утки с красными наростами на клюве. В 16 выехали большим автобусом до Resistencia (1 билет 315 АП), где было занято всего несколько мест. Мы сидели наверху за лобовым стеклом, куда удобно упирать поднятые ноги. Открывался отличный обзор на прекрасную ровную дорогу. Кофе, правда, сладкое, было без ограничений, но питание на борту подавалось символическое.
На выезде из Сальты проехали мимо двоих грингас, голосовавших проходящим машинам. Но через час как будто пленку перемотали назад, и они опять появились на нашем пути. Я подумал, ну и совпадение! Но когда мы в третий раз увидели протянутые руки, это можно было считать уже привычкой.

5 мая в 5 утра на ходу пересели в автобус до Posados (125 АП за билет). В Посадос минут 30 ждали пересадки на автобус компании Vosa до Порто-Игуасу, который выехал в 11 (80 АП за 1 билет). Проезжали поселки в мандариновых деревьях и араукариевые рощицы.
После обеда приехали на автовокзал в Порто-Игуасу. В его окрестностях стали прицениваться к гостиницам. На улице первая встречная женщина Maria Elena Gorgues предложила номер в частном доме на av.Belgrano 55. Походили по городу, где впервые увидел большое дерево, под которым плоды карамболя гнили, как какие-нибудь яблоки-дички. Хотелось их переместить в какие-то северные районы!

6 мая с утра сели на автобус к водопадам, где были через полчаса. Входные билеты стоили по 130 АП с человека. Сначала пошли на тропу Макуко, обещавшую много диких зверей. Идти довольно долго, но таких усилий эта тропа не стоила. Встретили двух обезьян-капуцинов, которые не соблаговолили спуститься за угощением. Довольно часто дорогу перебегали агути, по деревьям лазали еноты-акати. В конце тропы открывался вид с утеса на реку и имелся спуск к ней.
Вернувшись назад, мы сели в поезд до Глотки дьявола. Пройдя по мосткам реку, подошли к видовой площадке на Глотку дьявола. Полукругом с высокого уступа вода с грохотом срывалась вниз, которого не было видно из-за водяной пыли. Из-за нее через некоторое время камера запотевает, и снимок получается как в тумане. Народу довольно много, но сфотографироваться без соседей возможно. Самый лучший кадр при виде сверху, который предлагают профессионалы с раскладными лесенками. Полюбовавшись на мощь природы, слегка намокшими пошли назад. Под мостками спокойной реки плавали большие рыбы Moncholo. Народ подкармливал птиц, похожих на раскрашенных сорок.
Проехали одну остановку назад на поезде и пошли гулять по Нижнему маршруту. По высокому берегу реки дошли до мостика над узким водопадом. Затем прошли к каскаду. Брызги его блестели на солнце, создавая непрерывный радужный мостик, в окружность которого на фото можно вписать любого человека. Спустившись вниз, в спасательных жилетах подождали бесплатную переправу на остров Сан-Мартин. В это время наблюдали, как на открытом катере подвозили группы людей на промывку мозгов под водопадную пыль. Билеты продавались рядом, но мокнуть нам не хотелось. На острове же мы позагорали и подкрепились. Но с плаванием там проблемы. Ограждающие веревки на буйках расположены так близко к берегу, что глубина у них не доходит и до колен, чем было грубо попрано мое врожденное право заплыва за буйки. Я попытался хотя бы переставить колени за буйки, или отодвинуть веревку. Но страж со свистком сразу реагировал на такое поползновение. Пришлось просто лечь в воду и предаться бесплатному пилингу, который с моей кожей проделывало множество мелких рыбешек. В более глубоких местах брошенные куски хлеба сразу уволакивали большие рыбы. Когда назагорались, хотели подняться по лестнице на вершину острова с видовой площадкой, но время на подъем уже прошло, и нас не пустили.
С острова попали в район летних кафе, где бродят стаи прикормленных туристами енотов–коати. Они прикольно становятся на задние лапы, а передние протягивают за подачкой. Один из коати взобрался и на наш столик. Жена несколько задержала передачу куска наглой рыжей морде, и коати до крови ухватил ее за палец. После этого инцидента любовь Ольги к братьям нашим меньшим поугасла.
Под вечер в парке показались капуцины, но персонал следит за тем, чтобы обезьян не кормили. Прошлись по Верхнему маршруту, откуда в вечернем свете на фоне зелени леса был виден почти весь каскад водопадов. Водопады Игуасу в моем рейтинге впечатлений делят второе-третье место с Мачу-Пикчу. Хотелось подольше посмотреть на это чудо, но персонал ненавязчиво направлял всех к выходу. На последнем поезде вернулись, выходили уже в темноте. В кассе, предъявив паспорт или его копию, можно отметить билет, и на следующий день пройти дешевле. Поэтому если взять копию паспорта приятеля, можно по своему билету обеспечить ему хорошую скидку на завтра.
В темноте с полчаса шарахались по темным улицам города, пока нашли свой дом. Редкие прохожие разводили руками, только официант дал правильное направление.
Когда в парке жена выдавила кровь на пальце после укуса енота и смазала ранку взятой с собой зеленкой, я посчитал инцидент исчерпанным. Но начитавшись в Интернете о переносе енотами бешенства, полночи ворочался в поисках решения проблемы.

7 мая утром позвонил по Скайпу на указанный Военно-страховой компанией телефон, представляя хохот сотрудников. Хоть и есть поговорка о беспричинном смехе на показ пальца, но все-таки палец был укушен енотом в Америке.
В компании сообщили, что поскольку в Порто-Игуасу нет врача, представляющего их интересы, то спасение укушенных - дело рук самих укушенных. Когда описали ситуацию хозяйке, она тут же усадила нас в свою машину и бесплатно отвезла в больницу, где привела к своей знакомой (обе они оказались с украинскими корнями). Супруге сделали один укол от бешенства, сказав, что в остальных пяти нет необходимости. За все выписали счет рублей на 300, но в ВСК и эту сумму не оплатили, предложив дополнить представленные документы заключением врача. Пустяки, слетай еще разок в Аргентину!
Еще одной неприятностью стали частые сбои в оплате услуг и товаров дебетовой картой Мастеркард от Сбербанка. Операция то проходила, то нет. Банкомат тоже отказал в аргентинской наличке. Как я понял впоследствии, из-за разницы во времени трансакция запаздывала, и карта из дебетовой фактически становилась кредитовой. Тип карты спрашивают при оплате, и когда я стал говорить «кредито», все платежи стали проходить. Но при оплате дебетовой картой можно получить большую скидку, поскольку за время отсрочки платежа кредитовой картой продавцы вынуждены уплачивать какой-то процент.
Эти неприятности расстроили наш план нелегально съездить на рынок в парагвайский Сьюдад-дель-Эсте.
Тепло попрощавшись с хозяйкой, с автовокзала в полдень выехали в бразильский Фос-де-Игуасу. На границе вышли с вещами из автобуса, где прошли формальности. Через полчаса по этому же билету сели на следующий автобус. Спросив у водителя, где надо выйти в Фос-де-Игуасу, вышли к автобусной остановке, от которой автобусом доехали до автовокзала. Город намного больше Порту-Игуасу, в нем тоже есть парк с видом на водопады. Но встреченный россиянин сказал, что с аргентинской стороны интереснее. Поэтому не стали задерживаться в Фос-де-Игуасу, взяв билеты на 14.15 до Сан-Паулу по 160,64 БР автобусной компании Kaiowa (напоминаю, что 1 бразильский реал равнялся на конец марта 2012 года 16,08 руб). Комфортным автобусом по ровной дороге проезжали мимо ухоженных полей.

8 мая рано утром приехали на вокзал Сан-Паулу. Но вокзал, смежный с ж.д. вокзалом, оказался не тем, с которого уезжали в Уругвай. На метро доехали до вокзала Tiеte, где взяли билет на рейс компании Reunidas на 8.00 до Ангра-дус-Райс по 60,67 БР. 400 км ехали сначала по безопасной дороге в зеленых туманных горах, потом - по побережью с многочисленными тропическими островками. В одной из бухт располагался атомный объект.
Автобус, как и везде в Бразилии, удобен. Согласно наклейке на стекле, передние места предназначены не только для детей, пожилых, инвалидов и беременных, но и для тучных. А вот для моих длинных ног, к сожалению, никаких преференций в мире не существует.
К 16 часам в пасмурную погоду приехали в Ангра-дус-Райс, где настроились отдохнуть перед дорогой домой. Но побережье в городе было сплошь занято пристанями, пляжей не наблюдалось. Как сказали в турофисе, доехать до них можно только на такси. Но нам предложили отправиться в более интересное место – остров Илья Гранде. Взяли в турофисе билеты по 20 БР на последний из ботов, отходящий в 18.30. Но курс обмена доллара на реал в турофисе предложили просто грабительский, да и на острове он был не намного лучше.

На боте, внешне похожем на парусный кораблик, мы были единственными пассажирами. Рулевой вначале крутил штурвал руками, но потом перешел на ножное управление. Плыли под звездным небом, куски которого отрезали темные громады островов по курсу. На некоторых светлые точки сообщали об их обитаемости. А вдали береговые огни Ангра-дус-Райс образовывали очертания полупогруженного крокодила. Прибыли в 20 часов. Осмотрев под начавшийся дождь рекомендованные в турофисе отели с одинаковой неснижаемой ценой по 70 БР с человека (при условии пребывания не менее 3 ночей), остановились на POUSADA LEÃO DO MAR (leaodomarpousada@uol.com.br): душ, приличный завтрак, кондиционер, телевизор, вай-фай.

9 мая утром ранее черно-белый Илья Гранде (Большой остров с португальского) предстал передо мною в цвете. Остров «весь покрытый зеленью, абсолютно весь», даже каменные заборы растущие на них лианы превращают в подобие живой изгороди. Илья Гранде имеет изрезанную береговую линию и гористый рельеф, в бухтах к услугам туристов имеются естественные песчаные пляжи с нависающими деревьями. Вид на открытый океан заслоняют другие острова. Ближе к поселку на якорях стоит много маломерных судов, но подальше можно найти малолюдные и безлодочные пляжи. В поселке две параллельные берегу улочки с ресторанами, гостиницами и магазинами, левее живут аборигены. Цены высокие, и выбор свежих продуктов невелик.
Две минуты ходу, и я за компанию с собакой погрузился в утреннюю прозрачную воду, температура которой в это время уже не нежит, но и не напрягает. Погода наладилась, на берегу солнечные ванные принимали грифы. Доплыл до ближнего островка, распугав на нем птиц.
После завтрака пошли с супругой налево по берегу, где росло странное дерево с плодами, напоминающими огурцы. Целый день купались и отлеживались на песке, заходя все дальше от поселка. На переходах в другие бухты немного поднимались в гору, откуда через деревья вид на воду особенно красив. Натыкались то на заросли бамбука, то на сплошную традесканцию, которая в России растет только в цветочных горшках. Попались на глаза необычные крылатые муравьи на стволовом гнезде, похожем на вылепленную из глины бутыль, а также большие пауки с вытянутым телом на сетях.
На обратной дороге пляжи оказались залиты прибоем, пришлось идти по высокой тропинке.
Вечером в мой сотовый чудом пробилась поздравительная СМС-ка от однокашника по военно-финансовому училищу. День победы мы отметили в открытом ресторанчике местной рыбой с овощами. Рыба впечатления не произвела, а львиную долю приправы вместо овощей занимал рис. Но сидеть на берегу моря со свечами было приятно. Опасаясь проблем с картой, попросили сначала рассчитать нас, а потом уже нести заказанное. Это, кстати, хороший способ избежать сюрпризов с ценами. Нам тоже пытались навязать некую сумму за обслуживание, но при предоплате легко согласились на ее отмену.

10 мая с утра на улочках поселка видел колибри, но опять не успел ее заснять. При входе на один из пляжей нас, как первых гостей, встречала, а затем сопровождала обитавшая там собака. Она оказалась водолюбом, поскольку свободное время тратила на игру с солнечными бликами на водной глади. Когда в очередной раз мы возвращались из поселка, эта хозяйка пляжа опять готова была нас сопровождать и явно выразила недоумение, когда мы свернули на другую дорогу.
Прямо со ствола прибрежного дерева свисали жако - твердые плоды размером с мяч для регби. Я захотел отведать их яблочного вкуса, о котором ранее узнал из Интернета. Ножом я долго перерезал оболочку и сердцевину. Выделившийся при этом сок застыл на лезвии латексной пленкой и никак не отчищался. Гадания на тему «слипнется-не слипнется» были недолгими - пробовать плод я не стал.
Во второй половине дня зашли на самый дальний в правой стороне и малолюдный пляж, который упирался в гору, через которую, со слов официанта, дальше нет дороги. Чтобы увидеть открытый океан, я заплыл за гору, но там оказалась очередная бухта.
На пляже я обнаружил высокое мандариновое дерево, с которого местные длинной палкой сбивали плоды. Когда затем уже я сбивал мандарины, официант из ближайшего кафе молча стал рядом, и как только я закончил, забросил палку в заросли.
В поселке рассмотрели вблизи чебурашкообразную обезьяну жако размером с котенка, которая спустилась с проводов за бананом. А в отеле около двери нас ждал зеленый краб приличных размеров. Бразилец сунул ему в клешню черенок швабры и выбросил на улицу.
Вечером горизонтальное облако с ровным верхом так прячет половину далекой горы супротивного острова, что между его ближней и дальней горами мерещится большой залив, а линия горизонта поднимается градусов на десять.


11 мая в 9.00 отчалили от острова (билеты по 15 БР) и уже через час причалили в городе Жакарей. В пяти минутах ходьбы от причала расположена остановка, на которой можно сесть на автобус до Рио-де-Жанейро. Пока ждали автобус, с третьей попытки все-таки сфотографировал колибри. В автобусе компании Costa Verde оказалось только одно свободное место, мне полдороги пришлось стоять. Но брать на Илья Гранде комбинированный билет до Рио по 75 БР все равно не стоило. Ехали с перерывом на обед в придорожном кафе часа два-три. Уже в Рио из автобуса единственный раз увидел воплощение мечты Остапа Бендера, как будто все имеющиеся жители города в белых штанах сконцентрировались в одном месте.
С автовокзала городским автобусом доехали до района Катете, где много хостелов. Сторговались за 205 реалов за 2 суток в Arthostel недалеко от метро и пляжа Фламенго (горячий душ, кондиционер, вай-фай, завтрак). Особенностью номера был такой низкий потолок, что я мог упереться в него макушкой.
Как я уже отмечал, в темное время улицы Катете абсолютно безопасны, по ним ходят нормальные люди, вокруг не фавелы, а парки. В одном из них полуголый негр в чулках и туфлях-шпильках периодически то хромал, то падал на брусчатку, а за ним шли улыбающиеся зеваки. Что он этим хотел сказать, осталось для меня неизвестным. Когда отправляли с почты традиционную открытку домой, меня удивило, что услугу оказывали исключительно лица мужского пола. Неужели на бразильской почте так много платят?
В районе хостела есть недорогие супермаркеты, где мы для пробы купили гуайяву по 6,79 БР за 1 кг. Этот фрукт, желтый снаружи и красный внутри, мне понравился.
На закате погуляли по идеальному песку пляжа Фламенго. С пляжа хорошо видна гора Сахарная голова и гора Корковадо с памятником Рыбаку, показывающему широко разведенными руками, какую большую рыбу он поймал. А если серьезно, символом христианства вначале действительно была рыба, а улов в виде трети человечества, исповедующего христианство, нельзя назвать недостойным.
Пляж от дороги отделяет протяженный парк, где разнообразные экзотические деревья высажены группами: аллея деревьев, похожих на мандарины; пальмы; рощица мячевых деревьев (на стволе растут круглые коричневые плоды, похожие на мяч); группа деревьев с плодами, похожими на кисти винограда, и т.д. Удивили деревья-веники: то ли с вросшими в землю ветками, то ли вросшими в ветки корнями. А в конце парка обнаружили свисающие со стволов гроздья натуральных морковок - в школе бы такое утверждение высмеяли.
Около театра стенды демонстрировали очень интересные фотографии, а на подиум положена огромная карта мира, по которой, разувшись, можно ходить, а можно фотошагом проиллюстрировать свой перелет из Африки в Америку.
Местный аэропорт в Рио рядом с центром города. Самолеты с надписью на фюзеляже «ТАМ» проносятся над домами, напоминая 11 сентября в Нью-Йорке. Как в советской песне: ТАМ за облаками, ТАМ за облаками, ТАМ-ТАМ-тарам, ТАМ-тарам.
Недалеко от кафедрального собора перекресток улочек был заполнен столиками, где народ расслаблялся бутылочным пивом, которое с намеком на благородство охлаждалось в ведерках со льдом.
На фасаде театра Joao Caetano увидел плакат с анонсом выступления Национального ансамбля танца Украины имени Павла Вирского. По дороге от театра к метро шли по подозрительным малолюдным улочкам. Супруга нервничала, но ничего страшного не происходило. Зато можно наткнуться на что-то интересное, например, на очень натуральную фигуру пожилого, беззубого, лысого, но счастливого курильщика.
12 мая с утра поехали на метро до пляжа Ипанема. Я купался, но супруге вода показалась холодноватой. Потом, обойдя небольшую гору, вышли на пляж Копакабана, в начале которого установлен бронзовый памятник какому-то мужчине, похожему на Шостаковича. Он изваян сидящим на пляжной скамейке, а нижнюю дужку его правого очка кто-то отломил на память. Я одолжил у супруги ее очки без одного стекла, и на фото мы составили подходящую компанию. А юмор этой постановки оценили проходящие бразильянки.
Среди отдыхающих много людей занималось спортом: футбол, волейбол, многоместная байдарка, виндсерфинг. Очень эффектна поза пляжных волейболисток, ждущих у сетки подачи мяча.
Прямо на пляжном песке орудовал старатель с миноискателем. При мне он извлек совочком реал, а на запястье у него болталась целая связка добытых серебряных колец.
Понравился вкус темного сока из замороженной массы пальмовых плодов акаи. Еще одним приятным открытием стал сок кажу – плодоножки ореха-кешью. Надо отметить, что все бразильские соки не совсем натуральны, плоды предварительно подвергались какой-то обработке, хотя витрины и украшены свежими фруктами. Но в натуральном виде мякоть акаи составляет только 20 процентов, кроме того, плоды не хранятся. А в оболочке косточки кешью вообще содержится кислота, что может привести к ожогу при неумелой еде.
Подъехали на городском автобусе к поезду на гору Корковадо. Но на текущее время билеты были распроданы, пришлось полтора часа гулять с пивом по окрестностям. Альтернативой являются предлагаемые зазывалами автобусные поездки по 26 БР, которые на первый взгляд дешевле, но при такой экскурсии придется дополнительно оплачивать входной билет в 25 БР. В 14.40 на поезде (1 билет - 43 БР) подъехали к подножию статуи Христа. Небольшой подъем на эскалаторе, и мы у ног Спасителя. Понравилось его лицо, а также вид на город сверху.
Народ в восторге подражания расставлял руки и фотографировался. Как будто проходишь через шеренги физкультурников. А фотограф, чтобы вместить человека в одну рамку с «полным богом», должен был чуть ли не ложиться на землю.
Ожидание обратного поезда скрашивали обезьяны, резвящиеся в деревьях, которых было не так много, как утверждала Донна Роза.
В 20 часов пошли на концерт самбы в клуб Rio Scenarium. Билет стоит 36 БР с человека в выходной, мясное блюдо 32 БР. Зал клуба выдержан в старинном духе, постенно навешены картины, часы, духовые инструменты, металлические подносы. А в коридорах – светящийся велосипед на потолке и кресло, стоящее на стене. С мест певца и аккомпанирующих ему двух гитаристов и барабанщика видно плохо, но бразильцы приходили не смотреть на артистов, а есть и танцевать под музыку целыми компаниями. Приятный пожилой негр, совпадающий с моим представлением о Дяде Томе из хижины, с врожденным удовольствием прислуживал гостям. Мы полтора часа слушали спокойные песни в когда-то популярном стиле самба. На большее ни нас, ни других иностранцев не хватает.
Походили по ночному центру, где христианская церковь в виде пирамиды синей подсветкой была превращена в гигантский абажур.
13 мая с утра совершил прощальное купание на пляже Фламенго. Увидел, как бразильцы любят футбол - все спортивные площадки были заняты. На песке играли люди попроще. На огражденных полях команды в форме и с судьей проводили целый ритуал перед началом матча. Хоть я и не болельщик, мне интересно было следить за игрой.
Сложив рюкзаки в кладовую хостела, на автобусе (2,75 БР) доехали до ботанического сада. Вход стоит 6 реалов, но можно было вспомнить киевское детство и пролезть в дырку забора. Сад интересен и познавателен. Там можно увидеть не только высоченные королевские, но и другие пальмы: мулатные с гладким стволом, напоминающим кожу мулатки; маврикивые - с шероховатым, похожим на бетонную трубу; экзотические пальмы из Новой Гвинеи и Мадагаскара. Некоторые деревья протягивают к земле толстые лиственные гирлянды лиан, в других ствол как будто надувает через резиновые шланги камеры для мячей, на третьих растут «сливы» размером с голову ребенка. Необычна аллея деревьев со свисающими клочками моха вместо привычных листьев. На воде распласталась цветущая виктория-регия, листья которой, колючие внутри, выдерживают бутылку с водой. Стоит посетить площадку с кактусами, павильон с насекомоядными растениями. Полакомились обильно нападавшими плодами малайского (розового) яблока с кисловатой плотной мякотью. В павильоне орхидей из немногочисленных, но разных цветов в горшках составлены композиции. А из горшка на стене расправило листья растения, формой и размером напоминающее лосиные рога. Да, стоит расслабиться в тепличных условиях, как уже распускаются рога!
Под начавшийся дождь поехали на автобусе к картинной галерее. Но погода ухудшилась, проливной по-осеннему холодный дождь загнал нас обратно в хостел. Супруга на табурете в виде звезды Давида лазила по Интернету, а я, развалившись на топчане холла, наблюдал по телевизору футбольное шоу.
Только в Рио нам уже не надо было ничего планировать, куда-то торопиться, и, наверное, поэтому здесь проявилась отложенная усталость от путешествия. Пора домой! Вечером при температуре воздуха всего в 18 градусов сели на автобус, который привез нас в международный аэропорт. Для храбрости супруга выпила гадкое на вкус бразильское вино Каберне-Франк и в 21.15 мы вылетели Люфтганзой.

14 мая летели без проблем под классику в наушниках, приличную выпивку и закуску. В 14.20 местного времени приземлились во Франкфурте. Дьюти-фри не отличался низкими ценами по сравнению с остальной Германией. Не смотря на немецкий порядок, во Франкфурте и по дороге туда, и обратно меняли номер выхода на посадку.
В 17.40 вылетели и в 22.50 приземлились в Домодедово примерно на ту же температуру воздуха, с которой улетели из Рио. Родина встретила нормально, но на рюкзаке был оторван и потерян чехол. Такое «обрезание» стало жертвой непознаваемому туристическому богу, инициацией путешественника!

Если Вам понравилась эта тема - поделитесь ссылкой на нее с друзьями в соцсетях. Кнопки ниже:
serjj65
новичок
 
Сообщения: 9
Регистрация: 11.09.2012
Город: Ярославль
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Возраст: 52
Страны: 56
Отчеты: 6
Пол: Мужской



Список форумовАмерика ::: туристический форум об АмерикеЮжная Америка общее, Визы в страны ЮАОтзывы из поездок по нескольким странам Южной Америки за раз





Включить мобильный стиль
Rambler's Top100