Алтай Два

Отзывы туристов об отдыхе в России, Путешествие по России отзывы, Россия путешествие, Туры по России, Поездки по России отзывы, Путешествия по центральной части России Сибирь путешествие Алтай Байкал Астраханская область, рыбалка. Путешествие по Волге и по Золотому кольцу отзывы

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Алтай Два

Сообщение: #1

Сообщение ruukr » 03 июн 2021, 18:58

Через месяц после возвращения из Белокурихи мы полетели в эту чудесную землю под названием Алтай. Почти каждый день я вспоминал его. Домашними вечерами выпекал ароматные медовички, запах которых ощущался еще на лестничной клетке, днём рассказывал коллегам и друзьям о его красотах, а перед сном просматривал фотографии и изучал новые маршруты.

- Почему опять Алтай? – спрашивали друзья и родные.

- Наверное, заразился, - отшучивался я, хотя сам толком и не знал. Решил, что будущее ответит мне на этот вопрос. Билеты куплены по акции, первая неделя отдыха распланирована, со второй неделей решил, что определюсь на месте. Все же сводки из интернета откровенно пугали, и казалось, что ещё лишние пару тысяч заболевших и самолёты будут поставлены на прикол, а нам регламентируют выходить на двести метров от подъезда по нечётным дням недели, да выносить мусор не чаще двух раз в сутки. А так как собак у меня нет, - то, увы, - иных преференций не просматривается.

На сей раз уже рыжие сопки Горно-Алтайска встретили нас. Середина октября – не лучшее время года для посещения этого сурового края. Тем более с двумя колясками и тремя малышами, тем более, когда в мире полыхает ковид-19, тем более, когда скоро ударят суровые сибирские морозы. Нас всячески отговаривали и советовали, «на худой конец», чтобы выбрали турецкий берег, но мы оказались непреклонны и решили открывать для себя всё новые уголки нашей необъятной Родины.

С ручной кладью мы первыми вышли из маленького аэропорта, набитого до отказа таксистами и сувенирщиками. В прошлый раз мы узнали, что в нём сожительствуют два терминала. Для людей и для VIP-персон. Нам случайно посчастливилось побывать во втором и там совсем иное измерение. Без шума, гама, водителей с ключами и запахов столовки.

Через пять минут маршрутный ПАЗик на газовом топливе везёт нас из аэропорта по Чуйскому тракту мимо полей с солнечными батареями в гигантское село Майма. Из терминала всего семь пассажиров воспользовались этим дешевым средством передвижения (20 рублей билет), из которых пятеро – это мы. В окне мелькает незамысловатая реклама: «продажа комбикорма, дров, угля, заготовка сена, ремонт тракторов…», а пассажиры в масках обсуждают городские сплетни. Село плавно переходит в столицу Горного Алтая и меняется направленность рекламных баннеров.

Владелец апартаментов на проспекте Коммунистический подтвердил ранний заезд и нам не терпится освободиться от рюкзаков и уснуть. Здесь уже солнечное утро, а в столице России глубокая ночь. Я считаю дома на самой длинной улице единственного города в Республике Алтай, и мы выходим на Площади Ленина. Из репродукторов доносятся увещевания Роспотребнадзора, что надо сидеть дома, тщательно мыть руки, носить маски, избегать скопления людей и рукопожатий, но окружающая действительность относится к этому амбивалентно. Алтайцы играют в волейбол и стайки молодежи облепили лавочки в сквере у вождя!

У стандартной хрущевки нас встретил добродушный хозяин, представившись Артемием. Краткий инструктаж по белоснежной двушке под названием «Медовые», приятные презенты в виде двух баночек с медом, деревянных магнитов-брелков и рассказом о достопримечательностях. В гостиной висела карта республики, и я почувствовал себя на уроке увлекательной географии. Конечно же, перед поездкой я что-то читал, смотрел фильмы и готовился, но слушать невольного гида, рожденного в Якутии и влюбленного в Алтай, иное удовольствие.

Жаль конечно засыпать под голубым небом в разгар бабьего лета, но организму не прикажешь. Все же отъезд был очень напряженным. На сборы в дорогу у меня ушло тридцать минут, на сон в самолёте, - ничего. Лишь к вечеру по здешнему времени мы проснулись от разговоров младенцев и после чая с медом вышли искать что-то на завтрак, и в аккурат успели к закрытию последнего ларька на Ткацком рынке.

В воздухе, как и месяц назад порхали божьи коровки. Количество их поубавилось, но все также они облепляли стены городских малоэтажек. В частном секторе, правда, пахло жженой листвой, и мы поспешили из него в магазины. «Мария-Ра» и «Форне». В первый – за молочкой, во второй – за сладостями. Говорят, что Алтай – это дорого. Каждому свое. Кто что ищет, - тот, что и находит. Пирожные по 16 рублей я давно не видывал. Ну и конечно нельзя пройти мимо «Культуры кофе» на площади имени вождя мирового пролетариата, где эспрессо в фирменной чашке, нужного объема (30 мл) стоит 29 рублей. По мнению цветочницы из «Кладовки», - это лучшая кофейня в городе и мы с ней полностью согласны.

Алтай Два

День второй

Мы проснулись без будильника. До закрытия экспозиции мумии остался час с небольшим. Спешный завтрак и почти бегом к музею имени Анохина. Дело в том, что принцессу Укокса демонстрируют лишь три-четыре раза в месяц, что связано с фазами Луны, да и в эти дни, не более трёх часов. На входе нам предложили одноразовые бахилы и маски и по мраморной лестнице мы спустились в полуподвальное помещение, где за стеклом установлен саркофаг уникальной находки с плато Укокс. До сих пор среди алтайцев не утихают страсти, где должна быть принцесса. В музее на обозрении или по обычаям предков, предана земле? Говорят, что после того, как её достали из ледника, на Алтае случилось и наводнение, и землетрясение и губернатор Евдокимов попал в смертельное ДТП. Правда, по версии экскурсовода, мумия может принадлежать и белой шаманке. Так что мнения ученых здесь разделились. Оплатив часовую экскурсию (600 руб.), я слушал увлекательный рассказ, путешествуя одновременно во времени и в пространстве. Этого нет в путеводителях, это не пересказать текстом, - это как посещение театра, где ты, и зритель, и созерцатель, а экскурсовод – актриса. Сегодня я заметил, что здесь чаще всматриваются в глаза, чтобы понять, доходит ли материл до слушателя или нет. Если конспективно, то за час я узнал про местных барсов, оленей, тайменя, про лекарственные растения, про озера, религию, про быт, охоту, заповедники, про минералы, которые «помогают» человеку при хворях, про алтайские роды в седьмом-восьмом колене и сказки, про снайперов – героев войны и про старообрядцев из Усть-Коксы, про алтайский мрамор на станции Таганская, про 600 килограмм золота в год, которые добывают из здешней руды и про то, что японский и корейский относятся, по мнению лингвистов, к алтайской группе языков. Правда, на алтайском языке разговаривают немногим более пятидесяти тысяч человек, а к алтайской сказке почему-то приравняли Бажова с его «Серебряным копытцем». Дети не выдержали такой информационной нагрузки, и лишь самый меньший составлял мне компанию, сидя на руках. Они бегали между экспозициями, заглядывали в юрты и избы, и надо заметить, что здешние музеологи довольно терпимы к их шалостям, и провожая нас, придерживали входные двери. Сказать, что музей понравился, - это ничего не сказать. Это достопримечательность номер один в этой маленькой столице. Стильно, технологично, современно, информационно и вежливо. Второй важный момент, - после музея мы спланировали часть нашей поездки, так как появилось более цельное представление о республике.
Подкрепившись кофе, кукисами и какао в кофейне «Территория кофе», мы ушли к горе Туугая. Она высотой чуть больше 600 метров и является второй достопримечательностью города, закрывая столицу от северных ветров.

На нее можно подняться разными способами. Первый и самый распространенный – по ступенькам, вдоль остановившегося много лет назад фуникулера. Этот вид мы ежедневно наблюдали с балкона апартаментов. Второй на такси или на автобусе номер семь. А третий – это идти вверх, куда глаза глядят, и он больше всего нам подходил.
- Мальчик, скажи, по этому переулку на гору поднимемся? – спрашиваю я у малыша лет десяти.
- Да, дяденька, - отвечает он мне, не моргнув и глазом.

Тем временем в переулке асфальт быстро перешел в крупные булыжники и ручейки. А затем собственно и сам переулок закончился, и мы пошли по тропинке через чьи-то полузаброшенные дачки – домики площадью по пять-семь квадратов. А затем и дачи прекратились, и мы вышли к пролеску, где тропа потерялась. Дети то и дело спрашивали, когда же мы окажемся на верху, а мы вдвоем с Надей уверяли их, что совсем скоро и что в качестве награды всех сегодня ждет бассейн. О нём мы узнали вчера, и там не требовалась медицинская справка. Меньшой уснул в коляске, а двое средних терпеливо штурмовали засохшую крапиву и кусты багульника, прыгая из канавы в канаву, лакомясь на ходу, то ранетками, то калиной.

Когда же до смотровой площадки оставалось метров пятьдесят, мы свернули в сторону, так градиент подъема не позволял идти вверх. Уже давно коляски переносились на руках, и наше продвижение состояло из маленьких перебежек от одного безопасного участка к другому. Пот катил градом, курточку хоть выжимай, воды, конечно же, нет (ведь изначально был план на музей), солнце почти зашло и не хотелось заночевать среди камней и лощин. Лишь на конечной автобусной остановке по улице Чкалова мы заприметили первый продуктовый и расслабились. Дело сделано и теперь можно в бассейн.

Мы не надеялись в него попасть, так как в расписании работы он закрывается в 19:45. Но зашли за пять минут до закрытия, чтобы что-нибудь узнать. Но нас приняли. Детский билет 140, взрослый 180 руб., и мы почти одни плескались с детворой в маленькой «ванной». Смотритель был так любезен, что даже принес нам шапочки для купания. Мне в очередной раз показалось, что местные жители отличаются радушием и гостеприимством.

День третий

Понедельник. Торопиться никуда не надо. На автовокзале, где ремонта не было с 80-х годов, узнали, что билеты на автобусы можно купить лишь в день отправления, а еще точнее, за час до рейса. Никакого онлайн бронирования конечно же нет. Завтра уезжаем в Манжерок, а сегодня в планах – музеи при университете. Но в Республике ужесточили карантин и все закрыто. На рынке «Ткацкий» попробовали сладкого и кислого курута, что в переводе с тюркского означает «сухой». Это местный сыр, который хранится вне холодильника и ведет свою историю от скифов. Внешне и по консистенции напоминает корсиканские, только там они более солёноватые и пикантнее. Например же, алтайский сыр «Советский» производителя «АКХ Ануйское» в сегменте 500 руб. за килограмм, по вкусу схож с терсейрским сыром «vaquinha». Только азорский в два раза дороже. Но ни на Корсике, ни на Азорах не используют яков, коней и оленей для приготовления колбас, чипсов и прочих деликатесов. На рынке всё чисто, большинство продавцов принимают банковские карточки или можно оплатить покупку через мобильный телефон. Европа к этому варианту транзакций ещё не дошла. Конечно в сетевых магазинах «Мария-Ра» большинство товаров из Алтайского края и Новосибирска, немного майминской молочки встречается в «Аниксе». Но настоящие же местные продукты можно встретить лишь на рынке и диких развалах у автобусных остановок. Но сезон грядок и садов почти отошел, и торгуют лишь красными яблоками с картошкой в пластиковых ведрах да домашней консервацией в трехлитровых банках.

- Папа, ты обещал алтайскую жвачку?
- Она несладкая. Вы такую жевать не будете!
- Ну, купи, - канючат дети при виде коричневых кусочков серы, плавающих в рассоле.

Сегодня чуть холоднее, чем в предыдущие два дня, и мы просто без планов гуляем по городу. Точнее, по его двум самым длинным улицам – Чорос-Гуркина и Коммунистической. Первая названа в честь алтайского художника, репрессированного Сталиным. Ширина города здесь равняется трем кварталам, которые и образуют эти транспортные артерии, подпираемые с боков сопками. Из приятного новодела обращает на себя внимание набережная реки Майма, и мы вдыхаем её свежий утренний воздух, так как вечером горожане имеют привычку жечь листву во дворах частных домов. Здесь же у подвесного моста блестит золотой краской крыша маленького дацана Ак Буркан, но вход в него закрыт. Алтай живет в нескольких религиях: буддизм, шаманизм, христианство и бурханизм, но каких-то ярких проявлений веры мы ещё не встречали. У святого источника на проспекте Коммунистический в окружении католических ангелов всегда очередь за родниковой водой из представителей всех конфессий, а напротив него в сквере камней на лавочках пенсионеры греются под последними лучами пока еще теплого солнца.

Шестидесятитысячный городок удивляет своей архитектурой, которая местами шокирует развалинами покосившихся деревяшек, а местами вызывает добрую зависть четырехэтажным хайтеком из будущего с прозрачными балконами и витражными стеклами. Здесь уважают военных и на школах, домах и колледжах установлены мемориальные таблички героев. Здесь уделяют внимание образованию и спорту, и мы довольно часто встречаем детские сады, как частные, так и государственные с всевозможными детскими площадками и курсами подготовки. Мы даже попытались зайти в кванториум – школу роботов, но сегодня его закрыли на карантин. Также обращают на себя внимание юрты или аилы. Я думал, что они каналу в лету и встречаются лишь на Крайнем Севере. На Алтае есть три типа юрт: войлочные (самые знатные, так как на одну постройку требуется 200-300 шкур), конусовидные (из коры лиственниц) и шестиугольные бревенчатые (по типу избы). Их можно встретить в частных домах, как дополнение к основному жилью и на территории гимназии. По словам музейного экскурсовода, они преимущественно несут дополняющую жилую функцию: «летний домик, свадебный шатер, кухня, либо место для встречи гостей».

Манжерок


«Расскажи ты мне дружок, что такое Манжерок…» - пела в середине шестидесятых Эдита Пьеха. И нам тоже захотелось узнать, что же это за дивное место, рекламу которого встретили еще в аэропорту.

Ключи от медовых апартаментов оставили по совету хозяина в почтовом ящике и отправились на автовокзал, что в десяти минутах ходьбы. Сюда медленно доходит прогресс. И здешние таксисты не подозревают о существовании «Uber» и «яндекса». Они привычно спрашивают: «куда вам надо» и привычно отвечают «ваш автобус уже ушел и сегодня больше не будет…». Но мы-то знаем их уловки, не изменившиеся за несколько десятков лет отрасли, и уверенно заходим в кассовый зал, где лишь по ассортименту киосков да платному туалету за бронированной дверью, понимаешь, что ты в двадцатых годах двадцать первого века. На нехитром табло висит такое же расписание в окружении модных слоганов «нет терроризму» и «обслуживание без масок категорически запрещено». Если первый никто не нарушает, то ко второму даже кассиры привыкают медленно. По ее совету, лучше не покупать билеты в кассе и вообще не пользоваться услугами их вокзала, а выйти на улицу, к остановке общественного транспорта, чуточку подождать 132-й маршрут и доехать до Манжерока на ПАЗике. Еще восемь лет назад мы удивлялись, расплачиваясь банковской карточкой в автобусах Осло, а сегодня реклама на «ПАЗиках» убеждает, что лучше пользоваться «mastercard» или «applepay». Сорок километров мы преодолели почти за полтора часа. Своеобразный антирекорд, но мы и не торопились, так как заселение лишь в четырнадцать часов.
Конечная остановка автобуса – это село Озёрное, у которого расположено озеро Манжерокское, что на высоте 400 метров над уровнем моря. Оно довольно небольшое и славится своим эндемиком – водным орехом чилимом, занесенным в Красную Книгу.

Гостиницу, рекламирующую себя, как «всесезонную», мы выбрали из-за близости к подъемнику и наличия водных процедур. Но здесь нас огорошили. С пятого октября самый дорогой подъемник Сибири работает лишь три дня в неделю: с пятницы по воскресенье. Баня стоит четыре тысячи за три часа и меньше никак. Ну и завтраки, как выяснилось, тоже за дополнительную плату. И ресторан работает только на комплексные обеды и ужины и до семи вечера. Да и номер наш не готов, хотя особого туристического наплыва не встречено.

Мы оставили рюкзаки в камере хранения ресепшена и ушли на знакомство с территорией отеля. И она того стоила. Детворе понравилась детская площадка и аттракцион «Дом вверх тормашками». Нам же благоустройство территории. «Красная Поляна в миниатюре» - подумал про себя, - «только недораскрученная». Наверное, за Алтаем будущий потенциал отечественной туристической отрасли. Благо, что билеты на перелет из столицы сюда стали доступными, а по красотам, отелям, отношению к туристу и диковинкам, - он даст фору Крыму и курортам Краснодарского края, вместе взятыми. Опять же, - мое субъективное ненавязываемое мнение.

Дети заглянули в Королевство кроликов, подергали за хвост отельного кота, попробовали чешских вафель, и полтора часа пролетело незаметно. Сегодня у нас эконом-вариант: два пятиметровых номера в общем блоке. Увы, на большую семью в отеле нет иных площадей. Обосновавшись и освободившись от поклажи, мы ушли на поиски кафе «Шишка», которые по рекомендации Артемия из «Медовых», - «лучшее в этих краях». Но дойдя до Чуйского тракта, поняли, что идти ради заведения общепита ещё пять километров по самой живописной дороге страны, и потом обратно, в окружении несущихся фур и внедорожников, не лучшее удовольствие и ушли в сторону Манжерока. Благо, что через километр мы с тракта повернули в село, где нашли деревенский магазин с вкусной сдобой и новосибирским мороженым с кедровыми орешками. На Алтае продолжается бабье лето, на дворе плюс восемнадцать, что не соответствовало никаким прогнозам погоды.

Нам нравился этот поселок. Рыжими домами из кедра и лиственницы и с практическими одинаковыми синими наличниками. Ухоженными дворами, из которых долетали разнообразные запахи: сена, квашеной капусты, домашнего скота. Заливались собаки, которые не очень хотели, чтобы мы дошли до берега реки. Когда же мы, наконец, оказались на Катуни, - то ахнули. Вроде бы, чем может удивить горная сибирская речка? Цветом воды! В это время года она напоминает собой морскую гладь и если бы не скорость да пороги, можно было бы подумать, что это залив Атлантики. Нередкие рыбаки восседали на её каменистых берегах, а мы с сыном выбирали ракурсы для фото и видео.

Пройдя вдоль берега весь поселок Манжерок, мы вновь вышли к Чуйскому тракту. Правда, в черте поселения был тротуар и идти можно, не опасаясь, что из-под колеса в твою сторону вылетит булыжник. В центре обнаружили допустимую для здешних мест «Daily dinner», где себе купили кофе, детям – картошку-фри, а в стильном супермаркете основательно пополнили свою продуктовую корзину. Здесь даже не нахамили, когда я предложил поменять бутылку молока, так как наше оказалось прокисшим. Видимо, не каждый покупатель, не отходя от кассы, дегустирует его на свежесть. Село нам все больше и больше нравилось. Даже здешний домик «Сбербанка» в белом сайдинге может претендовать на номинацию, как «самый скромный и стильный» в России. Видимо его проектировал тот же архитектор, что и белоснежный фельдшерско-акушерский пункт, правда, последний выглядит заметно богаче. Из объявлений в магазинах, я узнал, что терапевт в здешних краях принимает лишь два раза в месяц, зато часто бывают и фельдшер и педиатр.

Как и полагается селу, в центре паслись буренки, а в прудах плавали утки-гуси. Манжерок славится своим рынком на трассе, и мы зашли в него, чтобы сделать коллективное фото с манекеном шамана. Поднимаясь вдоль шоссе в Озёрное, встретили багровый закат. Тоже какой-то не такой, к которому обычно привыкли. Ну а на ночь глядя, прогулялись по территории. Чисто, свежо, звёзды над головой и ни одной туристической души.


Озёрное

Сегодня у нас смена локации. От ГСК «Манжерок» остались не в восторге. Даже шестилетний Орест справедливо заметил, что худшего места на его памяти ещё не было. Если к тесноте можно привыкнуть, то к запаху недобежавшей до двери кошки, сложно. Да и отельное лукавство как-то подпортило впечатление. Заявлено, что в стоимость проживания входит: «бесплатный подъемник, завтрак, спортивный зал, прокат велосипедов», - будьте добры обеспечьте или исключите из рекламы. На этом фоне забавляло, как отель заботится об экологии, призывая постояльцев не пользоваться полотенцами, чтобы экономить на его стирке и т.о.на воде.

До арендованного дома на улице Озёрная чуть меньше километра и мы неторопливо изучаем тротуары и окрестности села. Сельчане, судя по дворам, разделяются на три вида. Первые, кто увлекаются сельским хозяйством и у них припаркованы трактора еще советских времен, а возле домов стога сена. Вторые, - кто ушел в туристический бизнес и объявления об аренде, рафтинге, прогулках на лошадях, экскурсиях, пестрят на заборах и деревьях. И третьи, кто построили себе хоромы с заделом на будущее или чтобы было. Действительно, близость такого подъёмника повышает стоимость земли и окупает сторицей каждый вложенный рубль.

У ворот дома нас встретил Александр. Здесь мы остановимся на ближайшие сутки. Из десяти метров переместились в сто тридцать пять, и жизнь показалась веселее.

- Почему только на одну ночь? – спросил он.

- Алтай большой. Хочется многое увидеть!

Детвора резвилась в футбол во дворе, пока я получал инструктаж по бытовым и электронным приборам. В очередной раз убеждаюсь, что хороший дом – это тяжело и требует значительного времени и средств. А стильный дом – это вдвойне. И нам, честно говоря, не хотелось уходить из него. Казалось, здесь можно провести несколько дней, так как заняться есть чем. Шахматы, караоке, нарды, мангал, футбол, шезлонги на террасе для принятия солнечных ванн. Или просто выпить один из четырнадцати чаев от хозяина деревянного дома с панорамными окнами.

Но окружающая среда манила сильнее. Опять голубое небо и плюс девятнадцать. Такого не было даже в сентябре во время предыдущего нашего вояжа. И мы, вопреки желанию малышей, уходим на пятичасовую прогулку по селу и его окрестностям. Здесь можно сходить на благоустроенный пляж, и если бы был сезон, взять напрокат катамаран. Не знаю, как вода летом, но сегодня она показалась откровенно грязноватой и холодной. А можно просто гулять по сопкам, благо, что по ним проложены широкие дороги с укатанными камнями. Лес уже подготовился к снегу. Листва сброшена, из ягод алеет рубинами калина, которая уже пережила первые заморозки. Да и в самом селе колоритно. Позвякивают бубенцами лошадки с коровками, есть два магазинчика и круглосуточное кафе «Березка». Прогулки положительно сказываются на здоровье малышей. Воздух насыщен фитонцидами и на второй день нашего путешествия, мы забыли о прихваченном в дорогу небулайзере.

Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два


Чуйский тракт

Сегодня мы перелетаем в село Кош-Агач. Это районный центр, в пятистах километрах от столицы, на юго-востоке Республики. В качестве авиаперевозчика впервые выбрана СИЛА (Сибирская лёгкая авиация). Билеты куплены через воцап-переписку. Сбросил представителю авиакомпании фотографии паспортов, свидетельств о рождении, получил подтверждение брони, проверил и оплатил онлайн. До интересующего нас населенного пункта можно также добраться за восемь-девять часов автобусом, что чуть дешевле самолета (на 20%), но периодичность следования – раз в неделю (только по воскресеньям).

По пути в аэропорт таксист нахваливал Чуйский тракт, ссылаясь на то, что все его красоты таятся за Манжероком. Для себя мы давно решили, что обязательно его преодолеем в более теплую погоду и когда малыши подрастут. Сегодня же ждем с нетерпением посадки в отечественный миниджет, вспоминая схожие перелеты между Азорскими островами, где слоган SATA «самолёт, как маршрутка», но там цена довольно негуманная (75 евро за небольшой перелёт) и отпугивала нас от вояжей. Для а/к СИЛА я вывел слоган: «Точность – прерогатива королей».

- А вы разве не получали СМС? Мы вам не дозвонились!
- Кто хотел, - тот дозвонился. И потом, я же всю переписку вёл с вами в воцапе. Почему не написать, что расписание изменилось?
- А с кем вы её вели?
- С вами! Вот на этот номер.
- Ой, а это не мы! Это томское отделение – головной офис компании. Вот туда и звоните.
- Но там никто не отвечает.
- Может, еще не проснулись… Сейчас я дам телефон Марьи Ивановны…Она вам всё решит.

Пока в Томске что-то решали, мы загрузились в маршрутный ПАЗик, чтобы доехать до автостанции Горно-Алтайска, в надежде, что там возможно произошли какие-то изменения в расписании. Но там все по-прежнему. Парочка таксистов и три пассажира. Ближайший автобус будет через три часа и то только до Онгудая, от которого еще добрая половина пути. Можно было там заночевать, но оттуда тоже ничего не едет в Кош-Агач. А в гостинице «Заря» спрашивают о времени прибытия и уже сняли оплату за проживание. На Алтае принято платить до заезда.

На blablacar ближайшие машины ищут попутчиков лишь в воскресенье. Идти голосовать на трассу – не вариант. На помощь приходит Uber, и через минуту мы загружаем наши коляски в маленький багажник подошедшей машины. «СИЛА» обещала в течение дня вернуть деньги за несостоявшийся перелёт, а это уже половина проезда на такси. Плюс, с оказией сбудется мечта – увидеть самую живописную дорогу России из окна автомобиля, пусть и не в погоду. Хотя сегодня на равнине обещают солнце и плюс девятнадцать, что довольно роскошно для конца октября. Водитель ни слова не произносит о детских креслах, возможно полиции, штрафах, дальней дороге, приглушает музыку радиостанции, и уже за это, я его уважаю.

- Папа, а много осталось? – то и дело теребят малыши.
- Шесть тридцать, судя по навигатору.
- А сейчас?
- Шесть пятнадцать.
- А это много?
- Да. Вы успеете и поспать, и поиграть в телефоне, и порисовать, и в окна насмотреться.

Но спать они не хотят. И словесные перепалки порою заглушают нехитрые комментарии водителя, который мечтает через год-два вместе с сыном, который скоро окончит школу, завести под Онгудаем ферму с табуном лошадок, отарой овец, коровками, курами, построить дом из лиственницы и жить своим чередом. Говорит, что устал от городской суеты, от баранки, а вероятно и от людей. Рассказы об окрестностях перемежаются воспоминаниями: о жизни в Казахстане, о том, как ходил в соседнюю Тыву за шишками (кедровым орехом), где столкнулся с местными, которые потребовали оброк от их команды, так как, по их мнению, алтайцы залезли к ним огород. Хотя сами тувинцы нередко нападают на северо-алтайцев с целью воровства скота, который вольно пасётся вдоль дорог и диких пастбищах. Лишь маралы, как особо ценные, находятся в загонах, а остальные то и дело норовят прыгнуть под колёса проезжающих автомобилей. Овцы, козы, лошади, коровы, на юге к ним присоединились верблюды с яками. Хотя здешний юг – Кош-Агачинский район отнесён к Крайнему Северу, и здесь зарегистрирован второй по величине температурный минимум в стране после Оймякона. Многие животные свободно пасутся и пастухи время от времени просто забивают туши.

Водитель, завидев мой интерес к пейзажам предлагает остановиться, но я против. Хочется поскорее прибыть на точку проживания, и щёлкаю на ходу. Алтайская девочка на самокате, пастух на мопеде, первый подвесной мост через Катунь, которые построили заключенные, которым была дарована свобода за досрочную постройку, и они сорвались на машине в горную бездну реку, как только стали свободными. Я фотографирую живность, дорогу, перевалы и туристические базы. Мне кажется, что сегодня Горный Алтай – это сельскохозяйственная столица России, а может и всего СНГ, если такое еще существует. И хоть здесь довольно низкая плотность населения – два человека на квадратный километр – зато здесь самая высокая плотность КРС (крупного рогатого скота).

Мы без остановки преодолеваем Семинский перевал, где находится спортивная база биатлонистов. Сегодня он уже основательно засыпан снегом. Я всё также отказываюсь фотографироваться возле обелиска с рядами лоточников-сувенирщиков. Вскоре показывается Онгудай и непременная спутница дороги Катунь, цвет которой стал еще более бирюзовым. Водитель считает, что это из-за минералов горной порода, которая при определенной температуре воды придают ей такой оттенок.

- А в этом месте река называется Путинкой.
- Почему?
- Из-за дачи. Раньше мы туда на конях скакали, а сейчас туда проложили четырехполосную освещаемую трассу в сопровождении опор на десять тысяч. А ведь в селах и триста восемьдесят не везде встретишь… Знает наш Главный толк в местах!
- Много породы взорвали?
- Еще бы! Стекла в соседних домах вылетали. Но от туннелей отказались.

Ландшафт за окном постоянно меняется. Одни горы переходят в другие, черный базальт сменяется ослепительно белыми вершинами. Шофер рассказывает про опасные случаи на трассе, про то, как его Москвич-412 занесло в кювет и восемь мужиков вытаскивали авто из снега. И это не преувеличение. Из окна я заметил сбитую фурой корову, точнее, задранные вверх копыта. Да и сегодня у нас было несколько щекотливых моментов: то объезжали какого-то неповоротливого зверька, который выполз на трассу, то нас немного занесло на внезапно обледеневших виражах, а покрышки, конечно же, летние.

У хутора перед памятником полуторке и американскому джипу Виллис с остатками советской бензозаправки мы делаем вторую остановку. На входе в кафе табличка, что из-за коронавируса заведение не работает, но водитель смело толкает дверь, и мы следом. В углу пожилой загоревший алтаец неспешно пьет пиво и, не стесняясь, рассматривает нас. Моя рука тянется к затвору, но понимаю, что незамеченным я не уйду. Шофер выбирает беляшик (с его слов, самые дешевые пирожки в Тыве), а мы с детьми жареного на огне оленя и воду из источника. Наглые дворовые собаки пытаются вырвать мясо из рук детворы, и лишь камень ненадолго отпугивает их.

Вскоре показалась Курайская степь. В это время года она приобрела золотой оттенок в окружении белоснежных вершин и бирюзовой, извивающейся ленте Чуи. По серому асфальту прямо перед нами неспешно едет воронок без номеров. За рулем военный в форме тридцатых годов. «Прямо, как в кино» - вырвалось у нас обоюдно. Но на обгоне Костян (так он себя назвал в рассказах о своих приключениях), сдал назад, так как перед воронком ехал вполне современный полицейский УАЗик. Кстати, эта машина – бренд Горного Алтая. Редкое дворовое хозяйство обходится без него. Я даю команду детям «спрятаться!», накрываю их куртками, и совершаем новый маневр обгона и в это же время обгоняемая нами процессия уходит прямо в степь. Она славится минимальным разнообразием растительного мира (меньше двух десятков разновидностей флоры).

Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два

Кош-Агач

Аркой из двух оленей на синих волнах нас встретил Кош-Агачинский район. Вдоль дорог появились верблюды, яки, и мы почувствовали себя в зоопарке, а водитель пошутил, что не надо ехать в Египет, чтобы увидеть королей пустыни. Ландшафт стал еще более тусклым, а шоссе более черным. Со слов, Константина, этнический состав этого места – казахи, которые каким-то образом закрепились на этой суровой земле, и весьма успешно занимаются скотоводством, а у большинства из них пустуют квартиры в Горно-Алтайске.

По версии букинга в районном центре имеется три гостиницы, и мы выбрали «Зарю», где самый большой семейный номер с кухней.
- Ой, а мы вас и не ждали! – запричитала пожилая казашка, вышедшая на порог,– она же дама с респешена, она же торговка в магазине ширпотреба при отеле, - у нас сегодня кино снимают. Номеров в Кош-Агаче совсем нет. Сто сорок человек съемочной группы…
- Мы же заранее бронировали! И оплату вы уже сняли.
- Это хорошо, что заранее. Но ваш номер занят…дорожными строителями. Они в шесть утра уехали. А я что-то запарилась и забыла их выселить. Так что можете подождать пока на кухне. Дети зашли в отель через магазин, а я с центрального входа или со двора, где припарковались четыре УАЗика, а из гостиничной котельни валил густой черный противный дым от горящего угля. Газ сюда не дошел. В самом же здании пахло лизолом и все указывало на то, что коронавирус не должен вынести такой атаки. Мне вспомнилась армия, где этот антисептик был самым распространенным и проверенным способом борьбы со всеми напастями. Мне казалось, что еще в прошлом веке его давно запретили к использованию. Видимо, принесли из оставленных воинских частей, что встречались вдоль Чуйского тракта.

Я оставил Надю с Олесией на охране вещей, а сам с мальчиками ушел в село на разведку. Девочки плохо перенесли дорогу. Их сильно укачало, а самая младшая испачкала и себя и сиденье, и пока еще не отошла от семичасового вояжа.

Кош-Агач разительно отличался от предыдущих селений Горного Алтая. Время здесь застыло и не торопилось давать знать о себе. По пыльным дорогам в поисках дворов блуждали рыжие длинношерстные коровы, некоторые из них были помесью с яками. По мнению Константина, здесь самое вкусное молоко и мясо, но мы пока этого не проверили. Деревьев нет, кустов нет, цветы вероятно тоже не приживаются. Пыль вперемешку со снегом. Температура меньше нуля. Лишь в центре села свежеотремонтированное шоссе, оно же трасса Р-256, оно же Чуйский тракт, по обочине которого проложен единственный здесь тротуар. Под ногами клубилась пыль, когда мы свернули с тракта, на небе светил месяц, который освещал из серых досок моно-магазины без окон-витрин с надписью «Картошка» и заброшенные, судя по графическому дизайну, ещё в семидесятые годы кафе-столовые.
Яркими архитектурными пятнами здесь выступали зеленая мечеть, здание банка, да супермаркет Мария-Ра, в который мы и заглянули за относительно стандартным для здешних мест, набором продуктов: сыр, гречка, выпечка, вода, фрукты-овощи. Вспомнился отзыв одной туристки, которая везла с собой на Алтай крупы, тушенку и заспиртованный хлеб. К счастью, здесь вполне разнообразно и голодом не пахнет даже в отдаленных его уголках. Причем почти везде принимают банковские карточки или переводы по номеру мобильного. Смущала лишь звуковая реклама, призывающая покупать сахар, дрожжи и самогонные аппараты в соседнем торговом центре.

В семейный номер-студио нас заселили в районе семи вечера. Заверили, что комната прошла положенную дезинфекцию и чтобы мы ничего не боялись. Это был новый флигель, обшитый двойным слоем стекловаты, без сайдинга и там была собственная кухонька и отдельный санузел.
- А холодильник у нас есть?
- Зачем? Холодно на улице. Можете на окне все оставить! – безапелляционно парировала хозяйка.

Мне нравился её русский. Чистый, без акцента и с быстрой реакцией. А говорят, что в Кош-Агаче все медленно.

- А какие достопримечательности у вас есть?
- А никаких! – не мудрствуя лукаво, ответила она.
- Ну, может быть, рынок? – после паузы спросил я.
- Да, работает завтра с девяти.
- А в мечеть впускают?
- Почему не впустить-то. Если в шапке будете, то да. Народу сейчас немного, дистанцию можно соблюдать.
- Ну а есть фермы? С верблюдами, яками, прочим скотом?
- Нет, этого в селе нет. В степь надо ехать.
- А автобусы какие-нибудь куда-нибудь ходят?
- Нет у нас автобусов. И автостанции нет. Такси вот ездят. Сейчас я вам телефоны напишу. Скажите, что от меня. Со скидкой будет.

И она вырвала клочок бумаги из тетради, куда записывала данные моего паспорта и подарила мне два телефона таксистов. На мой запрос: посетить завтра Марс 1, Марс 2, где горы расписаны природой в цвета радуги и Гейзерное озеро с необычным бирюзовым цветом из-за глины на дне, они ответили: «Хорошо, надо подумать…», но так и не перезвонили. Надя ещё жаловалась на то, что хозяйка не знала, как пользоваться своей же стиральной машинкой и так не смогла включить для неё воду, что в люкс не добивает сигнал wifi, что дорожные рабочие до часа не прекращали застолье в номере за стенкой из гипсокартона, но это такие мелочи по сравнению с событиями сегодняшнего дня.


***

Утром продолжили знакомство с селом. Кош-Агач в переводе с казахского означает «два дерева» и название очень удачное, так как дворы жителей без признаков какой-либо растительности. Оно находится на высоте почти двух километров над уровнем моря и здесь суровый климат. Нередко перепады температур за сутки достигают тридцати градусов. В тоже время – здесь рекордная в России солнечная активность и в предгорьях виднеются гигантские поля из солнечных батарей.

По подсказкам хозяйки пошли на рынок. Его можно и не заметить, если не знать, что находится у ТЦ Рахат. Два торговца продавали картошку, у одного был ещё и мёд из Усть-Коксы. Мы же задержались у дамы, торговавшей монгольскими вещами: кашемиром, изделиями из шерсти верблюда, яка, войлока, а также национальным чаем с молоком и солью. Она оказалась довольно добродушной и к купленным нами перчаткам и варежкам добавила от себя подарок для нашей дочери – пару носок. Сразу за селом начинается приграничная зона с Монголией, и в докоронавирусную эпоху жители с кош-агачинским штампом в паспорте могли беспрепятственно проходить границу. Остальным же гражданам без пропуска ФСБ там лучше не бывать. Но мы не стремились.

Я дозвонился, наконец, таксисту, который запросил за заброску к Марсу-2 пять тысяч рублей. Дорого это или дешево, - я не знаю. Расстояние немногим больше двадцати километров. Опять же, все зависит от профиля трассы. Может быть, для этого потребуется вездеход, чтобы совершить заброску. В местном диалекте это означает езду по бездорожью, иногда со скоростью пешехода по шоссе. Решили, что откажемся, так как в сегодняшних планах стоит изучение села и округи.

В селе есть медресе, две мечети, вход в который беспрепятственный и в обоих мы побывали, где также послушали проповедь имама, который приехал на службу. На выходе он предложил нам свою помощь, когда Надя кормила Родиона, сидя на лавочке в сквере у мечети.

Гуляя по селу, часто создавалось впечатление, что такой России мы еще не видели. Юрта из шкур на территории школы, вокруг которой рабочие мостили по овалу плитку, то ли для сквера, то ли для стадиона. Рекламные щиты с кричащими надписями: «куплю пух», «продаю кузбасский уголь», «покупайте у нас по новосибирским ценам». Народ, на первый взгляд, живет небогато. Встречаются иногда постройки и из саманного кирпича и довольно много кредитных организаций. Много праворульных «японок», много женщин за рулем, много УАЗиков. В тоже время врач – уважаемый человек и зарплата инфекциониста здесь побольше чем в столице с надбавками мэра. Хотя есть за что. В этом году (опять же из уст народа) несколько человек заразились чумой, так как среди мужчин принято пить кровь сусликов в целях повышения сил ниже пояса. А так как эти зверьки мигрируют из Монголии, где не так как хорошо с победами над чумой, как у нас, то результат самолечения был не тот. Вообще в плане народной медицины, здесь все на высшем уровне. Больше всего ценятся олени или маралы. Их используют, как в живом так и в приготовленном виде. В каждом сувенирном магазине мне читают лекцию о вреде таблеток, а если я интересуюсь покупкой мумиё для друга, то мне предложат ещё с десяток снадобий схожего направления. Но это я отвлекся. Мы увидели на пригорке новенькую мечеть с минаретами и задались целью дойти до нее.
В селе также построили большую больницу даже с собственным стадионом и по проселочным дорогам активно встречаются санитарные УАЗики, которые в народе и в армии именуются «таблетками», а после работы персонал развозят на служебном ПАЗике.

Карантинные мероприятия здесь выполняют лучше, чем в Москве, так как даже дети ходят в масках, а школьники оставляют свои ранцы прямо на входе и редкий покупатель дважды не дезинфицирует руки в торговом зале магазина.

На центральной площади из благородного мрамора установлен постамент с Ильичём в натуральную величину. По периметру площади скамейки для отдыха и клумбы с искусственными цветами, похожими на те, что несут на кладбище. В селе много аккуратных автобусных остановок, но они предназначены преимущественно для школьников, так как рейсовых маршрутов здесь не замечено. Я насчитал с десяток гостиниц и гостевых домов, но туристов не встречал. Редкие кафе закрыты, хотя планировал попробовать что-нибудь из национальной кухни. Решил, что вечером напеку блинов на основе талакана (молотого ячменя) и парного молока с яйцами, чтобы почувствовать колорит.

Достопримечательностей в центре немного. Кроме Ленина, есть еще памятник Великой Отечественной Войны с барельефами казахского мужчины и женщины, а также памятник снежному барсу с детенышами. При довольно скупой флоре, в горах довольно богатая фауна, которую изучают ученые. Вчера в местных новостях передали, что группу ученых, исследовавших популяцию горных баранов, настигла лавина.

По свежему тротуару вдоль трассы Р-256 мы перешли реку Сухой Лог и Чую, которая здесь довольно спокойна в отличии от горной части, и оказались в другом Кош-Агаче. У хозяина отеля «Заря» я узнал, что где-то на окраине есть озеро и мы решили сходить к нему на пикник. Благо, что погода позволяла, если не считать порывы ветра и переменную облачность, гулять было комфортно. Пригодились зимние комбинезоны и новые кашемировые перчатки. Необычные мохнатые коровки, лошадки то и дело встречались на пути, что, конечно же, радовало городскую детвору. Они то и дело спрашивали у меня, что едят здешние коровы, а я отвечал: «мусор и кочки», так как травы здесь не видно. Да и почва в отличии от привычного алтайского чернозема – камень, местами с отложениями соли.

По выгоревшей от времени вывеске-арке узнали, что озеро зовётся Каменистое. Здесь белоснежный песок и прозрачная вода с оттенком лазури. Мне оно напомнило Гарду. И лишь окружающий голый горный пейзаж с пасущимся неподалеку КРС, говорили мне, что оно ни на что не похоже. Пляжная инфраструктура давно нуждалась в реновации, а табличка «купаться запрещено» вызывала опасение. На одном из заливов уже образовался лёд, и мы после пикник у разрушенной беседки, устроили забросы камней и запуск маленьких айсбергов в плавание. Интересно, а как здесь летом отдыхается? Судя по гостиничной новостройке и деревянным домикам на его берегу, здесь тоже есть будущее за туризмом. Вообще у меня сложилось впечатление, что в селе постоянно что-то строится. Это и обновление Чуйского тракта, и множественные новостройки частных домов, которые заметно скромнее своих сородичей в Манжероке или Горно-Алтайске. Закат мы встретили на ходу, после восьмичасовой прогулки по селу и степи вокруг него, возвращаясь в «Зарю».

Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два

***

Проснулись затемно, чтобы собраться в дорогу. Воды в кране нет, и нас выручает газировка Катунская. Через час с небольшим мы передали ключи от номера, и ушли в спящее село. Хотя нет, вру, из темных подворотней нас с любопытством изучали местные коровки, которых Орест прозвал лунатиками. Они ниже привычных европейских в холке, почти без вымени и более мохнатые. Самый маленький научился их пародировать и регулярно мукал. И конечно, же заливались лаем собаки во время нашего продвижения по селу. До аэропорта семь километров, но мы вышли с запасом. Конечно не двухчасовым. Мимо нас то и дело курсировали желтые школьные автобусы, собирая детвору на занятия, а мы встречали рассвет в холодной степи. Лишь метров за пятьсот до конечной точки остановился водитель «японки» и предложил подвезти. Я пробовал отказаться, но детские глаза говорили о том, что им холодно. И это было верное решение, так как все работы по восстановлению деревянного здания аэропорта прекращены. Самолеты после развала СССР возобновили полёты сюда лишь в 2020 году, а инфраструктура за это время поизносилась. Из новодела успели поставить лишь деревянную кабинку туалета, да повесить бумажку, что вход без масок запрещен.

Наш помощник по доставке к взлетному полю надел салатовую накидку с логотипом авиакомпании «СИЛА» и попросил наши документы. Его напарник от руки выписал нам билеты и сказал, что я могу фотографировать все что угодно. А вокруг было действительно интересно. Некоторые мои друзья не верили, что я отдыхаю на Алтае, и шутили, что, дескать, улетел ты в США. И сегодня я им послал фотографии настоящего Студебеккера US6 и стратегического бомбардировщика Дуглас А-26 времен второй мировой, снятые на фоне выжженной степи и белеющих горных вершин. Здесь снимали кино об Америке и уже копошились рабочие и техгруппа. Завидев меня, некоторые, то просили сфотографировать их, то спрашивали о названии фильма, а водитель эвакуатора поинтересовался, когда грузить самолет.

Тем временем детвора грелась в машине нашего спасателя от холода, пока я придумывал ракурсы для съемок, чтобы самому не замёрзнуть. Подъезжали новые пассажиры, таксисты и просто любители поглазеть на съемки. В разговоре то и дело слышалось: «Ассалам алейкум!», «Алейкум ассалам!». Вскоре в небе появился бело-синий аэроплан L-410, и детвора закричала «самолет летит!». Полтора десятка пассажиров вышло из него и двенадцать зашло, из которых половина дети. Мне импонировала процедура посадки. Я вспомнил свой первый авиаперелет в 1986 году, когда ещё не было ни металлодетекторов с рентгеновскими аппаратами, ни рамок, ни компьютеров с видеокамерами. Сегодня у меня лишь спросили: везу ли я что-то запрещенное, холодное оружие, попросили лишь включить ноутбук и мобильный телефон, придирчиво оценили наш багаж на глаз и пропуститли. Я подумал, что ведь эти самолеты безопасно летают и им никто не угрожает.

В салоне для пассажиров пять рядов кресел, по три в каждом. Багажного отсека нет. Наши коляски и рюкзаки помощники-билетёры занесли и сложили в районе хвоста. Командир экипажа попросил пристегнуться и сказал, что лететь нам сорок минут, ну может быть, час. Дети то и дело интересовались, когда нам будут разносить еду и питье, на что я ответил, что стюардесс здесь нет, и предложил им домашний чай из термоса и бутерброды с колбасой. Под нами проплывали белоснежные вершины и зеленые островки хвойных лесов, я фантазировал на тему того, что где-то там снежные барсы караулят своих горных козлов. А через час показалась бирюзовая река с заснеженными берегами, и мы довольно быстро приземлились. Странно, неужели промежуточная остановка? Нет, из иллюминатора вывеска аэропорта Горно-Алтайск и командир воздушного судна подтвердил, сообщив, что температура за бортом ноль градусов. За два дня мы из почти лета перенеслись в почти зиму.

Алтай Два Алтай Два Алтай Два

На автовокзале нам сообщили, что билеты в Артыбаш начнут продавать по прибытию автобуса из Барнаула, до которого почти четыре часа. Оставив два рюкзака в камере хранения, мы отправились коротать время в столице, перебегая из книжного магазина в сувенирный, из кофейни на продуктовый рынок. По выражению глаз, я заметил, что нас уже узнают и принимают за своих. Поразмышляв, стоит ли ехать в музей минералов, что в селе Майма, решили, что лучше еще раз возьмем экскурсию и погуляем в городском музее имени Анохина.

- Вы же были у нас несколько дней назад? Что мне вам ещё рассказывать? – удивлялась гид.
- А мы не все слушали. Да и кто слушал, полезно освежить в памяти.
Но гид, наверное, постеснялась, ушла и затем вышла с напарницей, которая должна была повествовать для детей.
- Территория Горного Алтая сопоставима с размерами Венгрии или Португалии. Она разделена на девять районов…

Но сегодня дети были подуставшими, и час послушно слушали рассказ об этнических особенностях шорцев и теленгитов, про отличия шаманки от шамана, про то, что на Телецком озере четырнадцать видов рыб, две из которых являются эндемичными и «которые можно попробовать, будучи там».
По выходу из музея, в городе разыгралась метель, и мы с радостью зашли в теплый барнаульский автобус. Кто заснул, кто смотрел украинский телеканал «1+1» с передачей «Мир наизнанку», посвященную наркомафии в Бразилии. Мой сосед по креслу, немного стесняясь, пил белую.

- Будешь?

- Сейчас не хочется. Дорогу плохо переношу, - соврал я.

- А меня наоборот успокаивает! – ответил он и сделал три глотка, запив их соком. – Двое суток в пути… На море вам надо ездить. А не в тайгу. Детишкам холодно! – напутствовал он меня.

Вскоре метель сменилась снегопадом, и скорость нашего продвижения заметно снизилась. Я смотрел телепередачу и краем уха слушал рассказ соседа. Про то, что он из Омска, едет строить спа-салон на Телецком озере, что уже несколько раз там бывал, что любит рыбачить и кататься на коньках по его прозрачному льду, что там нередки перепады температур в двадцать градусов за ночь и про многое другое. Но потом он внезапно уснул, а нам пора выходить.

Артыбаш

В двух километрах, не доезжая Артыбаша, мы забронировали эко-апартаменты на хуторе. Любят на Алтае эту приставку «эко», особенно в туристических местах. Мороженое, крема, мыло, мочалки, а вот теперь и дом названы в дань моде. Хозяин нас приветливо встретил, когда мы буквально выкатились из автобуса в пушистые сугробы из свежего снега, а затем ознакомил с жилищем и предложил свою помощь: баня, авто, лодка, экскурсии.

Вкратце рассказал, что воду можно пить из-под крана, «так как у него своя скважина», что детям интересно будет посетить зоопарк с семидесятью животными, а также подсвечиваемую эко-тропу и что в трех километрах есть Мария-Ра, по которой можно проехать на автомобиле. На мой вопрос о прогулке по озеру, ответил, что не сезон. Теплоход «Пионер Алтая» прекратил навигацию в конце сентября, а аренда моторной лодки стоит от десяти до восемнадцати тысяч в зависимости от продолжительности поездки, и «так как сейчас не сезон, то найти попутчиков нам будет крайне сложно».

***

- Папа, папа, вставай! – теребил меня сын. – Посмотри, сколько снега за ночь выпало! Наверное, на Алтае скоро наступит Новый год!

- Нет, Орест. Новый год здесь, как и у всех на Земле. В конце декабря.

Но действительно вид из панорамного окна открывался новогодний. Голубое небо, елки и кедры, одетые в белоснежные сюртуки и журчащая Бия. За ночь выпало не менее двадцати сантиметров снежного покрова, и мы пожалели, что не всем взяли снежную обувку. Надежда была лишь на goretex в кроссовках и он, почти не подвел.

Мы три километра шли вдоль обледеневшей трассы и любовались видами тайги, реки и сопок. Трафик движения здесь небольшой и нам почти никто не мешал. Решили, что задачей номер один – узнать об альтернативных возможностях поездки по озеру и второе – посетить зоопарк на улице Таежная. Эко-тропу решили отложить на потом. К тому же, в моем понимании не укладывалось, что по ней можно проехаться на такси. Как и жарить шашлык спозаранку, что делал мой эко-сосед.

На пирсе разузнал у моряков, что навигация остановлена и что поездки будут довольно дорогими. Решили, что перенесем вояж до более теплых времен.

Артыбаш – это довольно богатое село. Не каждое село в России может похвастаться наличием пятизвёздочного отеля. Когда я позвонил в него, чтобы забронировать номер, так как там есть закрытый бассейн, то мне предложили бунгало за пятьдесят четыре тысячи в сутки, но мы отказались. На сайте букинга здесь не менее трех десятков вариантов с недвижимостью в аренду, а по факту не менее сотни. На пирсе я заприметил яхты среднего класса и вполне быстроходные катера и несколько паромов. О сувенирных лавках, кафе я и не говорю. Плюс повсюду реклама развлечений для туристов на любой вкус. И при такой роскоши в центре села нет дороги. Я уже не говорю о тротуарах. Большинство жителей предпочитают резиновые сапоги. С детскими колясками здесь совсем беда. Спасало лишь наша любовь к спорту, некоторая атлетическая подготовка, иначе передвигаться было бы весьма проблематично по эко-дороге с эко-лужами. Этот диссонанс, конечно же, раздражал и вызывал внутренний протест. Хорошо, что у нас было несколько пар запасных носков и целлофанновые пакеты, которые то и дело меняли сыну.

Какой турист поедет в село месить грязь в окружении стад коров и наглых уличных собак-попрошаек? Лишь отчаянный, некритично влюбленный в Алтай. Наверное, мы из таких. Как только выпадал удачный ракурс с видом на озеро, мы забывали о промокших ногах и доставали фотоаппараты и телефоны. По подсказкам google-map я решил взобраться на смотровую площадку и провалился по пояс в сугроб.

Кстати государство здесь выступает сторонним наблюдателем. Почти вся туристическая инфраструктура на Алтае находится в частных руках. И здешний зоопарк не является исключением. Уплатив смотрителю, кассиру и кормильщику зверей в одном лице, парню лет двенадцати за проход, мы зашли в довольно просторный двор с клетками для хищников и загонами для парнокопытных. Нам с Надей показалось, что животным здесь вольготно, так как они не прятались в норах, а наблюдали за нами. Некоторые подходили поприветствовать и разрешали себя почесать или погладить, что радовало детвору. Сегодня воскресенье, а кроме нас и смотрителя здесь никого. Юноша знакомил нас с кличками животных и показывал некоторые навыки дрессировки. Правда, я заметил, что львы так и норовили цапнуть отчаянного дрессировщика за руку вместе с апортом.
Остановившись на пикник и смену портянок сыну в закрытом на зиму кафе «Баба Яга», мы помечтали о том, как здесь необычно летом. Хотя, некоторая уединенность тоже воспринимается, как определенный бонус к путешествию. Особенно в то время, когда все СМИ вещают о необходимости «социальной дистанции». Даже наши новые знакомые из соседнего домика приехали из Новокузнецка на Алтай за уединением и чтобы пережить здесь сезон простуды.

Спустившись к пирсам, зашли в рыбачью лавку и крестьянский магазин. В первом побаловали себя и детей хариусом, во втором – чипсами из марала. Алтай – это также еще и очень вкусно! Ну а потом наблюдали с моста через Бию за рыбаками. Кто на резиновой лодке, кто с берега, а кто, стоя по грудь в воде, искали удачу.

Вечер завершили в бане-бочка, которая установлена на территории двора. Такое название она приобрела за схожесть с поваленной на бок бочкой. Хозяйка предупредила, что сейчас там сто десять и если надо больше, то можно подбросить дровишек в печку. Хотя самым маленьким вполне комфортно было и в предбаннике. А те, кто постарше рискнули искупаться после разогрева в пушистом снегу.

Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два

Телецкое озеро

Вчера вечером, когда мы делили между собой хариуса горячего копчения, к нам подошел мужчина и спросил, не хотим ли мы покататься на лодке по озеру. Цена вопроса была в два с половиной раза дешевле того, что нам озвучивал хозяин апартаментов, и мы обменялись с ним номерами телефонов.
Сегодня осень напомнила о себе крупно моросящим дождём и потеплением до плюс восьми градусов. Поэтому пока дошли до моста через Бию, который является своеобразной границей озера и реки, основательно подмокли. Но Евгений удивился моему звонку и в запланированное время не явился. Сказал, что будет лишь через час. Чтобы согреться зашли в сувенирный магазин и кафе. Мне понравился посетитель – мужчина-роботяга, который при нас сказал барменше-официантке-кассиру: «Хозяйка хочу кушать!» и она вынесла ему первое-второе-третье и пирожки с капустой.
В час дня к пирсу подплыла вполне приличная лодка на двести пятьдесят лошадиных сил, и мы начали погрузку. Коляски разрешили оставить в будке на набережной.

- Как плывем?

- Да как пойдет! – ответил я капитану Евгению. – Мы сегодня никуда не торопимся. Если волна большая, - то на часовую прогулку, если будет спокойно, - то на все четыре часа.

Утром мы наслушались устрашающих рассказов от нового знакомого из соседнего домика, про то, что здесь нередки аварии, шторма, ветра, что даже летом в озере плюс четыре и что хозяин самого люксового отеля «Алтай-деревня» упал в озеро вместе с вертолетом и до сих пор не найден, и понимали, что со здешней природой лучше не рисковать. Хотя в манере алтайцев есть такое – рассказывать страшилки и перечислять все беды и напасти, которые встречались в том или ином регионе.

Евгений зачехлил навес, и лодка после заправки понеслась разрезать водную гладь. Девочки нашей компании плохо переносят качку, но сегодня они держались и не подавали вида, хотя местами нас хорошо подбрасывало. Капитан судна давал редкие комментарии и отвечал на мои вопросы.

- Телецкое озеро протяженностью семьдесят четыре километра, в ширину максимум пять километров, прозрачность воды менее четырнадцати метров, максимальная глубина тридцать двадцать пять… - прокомментировал он энциклопедические данные, - здесь начинается граница Алтайского заповедника. Здесь Газпром строит себе базу отдыха… Здесь село Яйлю, где выращивают даже яблоки.

- А как с животным миром? – спросил я у него, всматриваясь в величественные таёжные сопки, слегка припорошенные снегом.

- Как на Аляске. Зверья много, особенно в заповеднике, - лаконично ответил он.

На водопаде Киште высадка запрещена, о чем предупреждала табличка, и мы любовались им из лодки. Хотя опять же, величественностью он не отдавал. Зато буквально через несколько минут на озере поднялся шквальный ветер, и поездка на лодке превратилась в аттракцион на американских горках. Старший сын вошел во вкус, но брызнувшая из губы кровь быстро его охладила. Качка усиливалась и нас хорошо болтало. Евгений командовал нами, чтобы мы правильно распределялись по лодке, так как порывы ветра норовили нас перевернуть. Судя по темно-серому небу и надвигающимся грозовым облакам, дальнейшее продвижение носило угрозу. К тому же из-за дождя обзор заметно сузился. А ведь грузовую навигацию осуществляли небольшие паромы, перевозя каждый по два «КАМАЗа» на своих платформах и имелась вероятность столкновения. Лишь когда мы подплыли к причалу турбазы Эктюбэ, и ветер и дождь стихли. Тут нам разрешили сойти на берег, чтобы по деревянным мосткам-ступенькам, сходить к одноименному водопаду. Здесь конечно было более живописное место, так как по бурелому из бревен и камней можно судить о мощности этого водного потока в период весеннего паводка. И окружающие мшистые скалы с подсохшими лианами дополняли его колорит.

Спешившись на берег, мы ушли в соседнюю деревню Иогач. Капитан лодки предложил свои услуги в качестве трансфера на его видавшей виды «копейке» к горнолыжному подъемнику, что в семи километрах, но мы сердечно поблагодарили его, так как погода и окрестности настраивала на неспешную прогулку. Перейдя мост, устроили пикник и исследовали магазины нового для нас населенного пункта. Я заметил, что люди здесь тяготеют к общению и любят поговорить. Так и сегодня ненароком узнали, что завтра в 8:30 отправляется рейсовый автобус в Горно-Алтайск, которого нет ни на одном поисковике в интернете, что местные жители при поездках между селами не пользуются ни яндексом ни убером, так как можно всегда договориться с таксистом из подворотни или стать попутчиком на трассе. Конечно, многие спрашивают, откуда мы и когда узнают, волнующий вопрос: «как там у нас с коронавирусом?». Сегодня у меня даже поинтересовались, дорого ли нам отдыхать на Алтае. Я ответил, что это заметно дешевле Крыма, Сочи или Европы. Цены на продукты почти, как в Москве, а на рынках здесь дешевле и молочка и мясо. Только лишь, статья расходов на такси выбивается за рамки прилично допустимого.

Алтай Два Алтай Два Алтай Два

Опять Горно-Алтайск

Затемно покидаем наш двухэтажный эко-дом с пластиковыми фальш-панелями в ванной комнате, дешевым линолеумом и натяжным потолком. Была вероятность, что из-за панорамных окон мы замерзнем, но вроде бы спаслись теплыми одеялами. Признаюсь, хотел взять с собой спальники, начитавшись отзывов туристов об Алтае и вспоминая наши зимние мытарства по «бедной» Португалии и Италии, где приходилось спать иногда в верхней одежде, а то и в шапочке. Но здесь, все же народ так не экономит на себе или энергоносители доступнее. В дороге с хутора Юрток к нам присоединяются два бродячих пса, и идти уже не так страшно.

Водитель автобуса узнал нас. Три дня назад он спорил с вокзальным кондуктором, надо нам ли оплачивать детские коляски нет. Неспешно собираются пассажиры, кто-то передает посылки с конвертами, и с пятиминутной задержкой полупустой автобус трогается в путь по маршруту Артыбаш – Барнаул. Лишь сегодня заметил, что дорога отсюда по живописности ничуть не уступает Чуйскому тракту. Справа бежит Бия с рыбаками на лодочках, слева скалистые лесистые сопки и даже перед нами промелькнула лань, что вызвало восторг у пассажиров. В небольших поселках ничуть не меньше живности и добавились еще и свиньи на свободном выпасе. Такое встречал только в горах Корсики. Но наши свиньи так свиньи, - не чета черномастным корсиканским, которые размером со среднюю лайку. В деревнях есть и приличные детские сады, и школы, и стадионы, а в одном я заметил музей алтайского сказителя, и нужно отдать должное, здесь довольно чисто и аккуратно.

В столице Горного Алтая Артемий поинтересовался нашими впечатлениями от путешествия, передал ключ от «Медовых» и пожелал новых впечатлений. Приятно, когда к тебе относятся как к себе, когда учитывают мелкие нюансы, из которых также состоит отдых: от столовых ножей, салфеток до карты местности и пакетов для мусора.

После чаепития мы ушли на прогулку по городу. Все относительно традиционно. Коммунистический проспект, площадь Ленина, Ткацкий рынок, где у нас уже постоянные продавцы. В кофейне «Культура кофе» интересуются, понравились ли мне десерты, что мы покупали четыре дня назад. Я вру, так, не хочется обижать баристу. Кофе вкусный, а все остальное… Даже сегодняшние подмороженные макарони дети оставляют без внимания и они достаются собачкам.

На улице Советской, по сведениям из интернета должен быть музей первобытного человека, но кроме указателя на двух языках «Улалинская полеолитическая стоянка» и потрепанного ветром и временем баннера с рисунками пращуров из Каменного века мы ничего не обнаруживаем. Подсказки местных жителей тоже ничего не дали.

- Эта тропа ведет на кладбище!» - ответила юная дама с собачкой.

О самой древней стоянке человека, обнаруженной на Земле, возрастом в треть миллиона лет она не слыхивала. Лишь женщина под шестьдесят сказала, что да, музей был в виде юрты, но давно нет. Раскопки были, но в семидесятых всё прекратили. Жаль. Несолоно хлебавши, мы уходим в центр. Дацан, набережная Маймы, сквер семьи с памятником знакам зодиака из полированных камней, галерея предметов искусств Энчи, деревянный храм Макария Алтайского, парк Победы с идеальными дорожками и чистотой, с барельефами героев и описаниями их подвигов, с вечным огнем и отголосками недавних войн.

Немного шопинга. На улице купили пучок квашеного папоротника и разузнали, как его готовить. После варки-жарки напоминает пересоленный артишок, а внешне похож на спаржу. Детворе захотелось мёда в сотах и кедровых орехов и в Пчелоцентре нам проводят лекцию о пользе мёда и продуктов из него. Продавец говорит, что после сорока лет работы в медицине она разочаровалась в таблетках, и теперь доверяет только народной медицине. Тут, уж каждому свое. Кто во что верит, - тем и лечится.
Обратно на автобусе. Завтра перелет в горы и надо подкопить сил.

Усть-Кокса

За ночь Горно-Алтайск завалило снегом. Он и утром падал толстыми хлопьями, залипая на одежде и колясках. С помощью прохожих зашли в автобус. Здесь почти всегда помогают нам с колясками. В аэропорту сегодня всего три рейса: один в Москву и два местных. Посадка задерживается, так как ждем самолет из Кош-Агача. Летчики, после того, как последний прилетевший пассажир вышел, дали команду на новую посадку. Действительно, самолет здесь, как маршрутка. И мы первыми занимаем места в салоне. Короткий инструктаж и наш чешский самолет, почти к вертолет, с маленьким разгоном взмывает в снежное небо Горного Алтая. Хотя Боинг «Победы» вот уже второй час ждет расчистки взлетно-посадочной полосы. Бортинженер предупредил, что будет болтанка и сказал, что у них большой запас гигиенических пакетов. Спросил, кто знает дорогу в Усть-Коксу и все пассажиры кроме нас подняли руки. Дети поняли эту шутку, хотя самолет почти всю дорогу летел в молочной пелене. Лишь за десять минут до снижения показалась степь, горы и пасущийся скот.

Аэропорт Усть-Кокса отсутствует на Google-maps, как я его не искал. Но он, судя по архитектуре ровесник аэровокзала в Кош-Агач. Полностью из дерева, чистый, аккуратный, без веяний современности. Здесь даже запах, как на ферме. Ни стенах реклама туристического центра, расписание движений а/к Сила и карта-памятка туристу о том, что прибыл в приграничную зону.


Мы последними вышли из салона и последними вышли из здания. На площадке перед аэропортом степь, а в далеке дикие лошади пасутся табунами. И ни одной машины, ни одного таксиста и вообще никого. Необычные ощущения. По подсказке Google определили вектор движения в районный центр. Но спустя десять минут у нас остановился водитель и спросил, куда мы идем. Оказалось, что google нас подвел и выдал противоположное направление. Идти по довольно наезженной дороге, да еще против ветра было сложно, но окружающий пейзаж Уймонской долины, затертой между двумя горными хребтами завораживал. Правда, минут через пятнадцать нас все же поместили во внедорожник и водитель, он же работник аэропорта бесплатно довез до эко-апартаментов «Альтаир». Здесь приставка эко была к месту, так как все к чему «прикасался» глаз, было натуральным деревянным. Полы, стеклопакеты, потолок, бревенчатые стены, даже электропроводка была помещена в пеньковую обертку. Во дворе тропинки из досок и несколько построек.

У хозяйки дома узнали телефоны Раисы Павловны, таксиста и заказали для сея баню на вечер. Таксист приехал минут через пять, и мы поехали в деревню Верх Уймон, что в двадцати километрах. Об этом месте я услышал на экскурсии в музее им. Анохина, и спустя десять дней, реализовал свою мечту. Раиса Павловна радушно встретила нас в здании краеведческого музея и после знакомства начало свое нехитрое повествование-лекцию, посвященную истории, быту, укладу жизни старообрядцев и их приходу на Алтай. Каждую свою мысль она подкрепляла поговорками и пословицами, метафорами, сказаниями и прочим народным эпосом. Почти пол века она отдала работе музеолога и как бывший школьный учитель смогла заинтересовать внимание всех: от мала до велика. Кто-то заснул под её убаюкивающий голос, кто-то плакал, а кто-то слушал с открытым ртом или бегал по двору. География, история, психология, семейная психотерапия, религоведение, литература все переплеталось в её повествовании. Полтора часа пролетело незаметно. В качестве сувениров купили у неё три книги с цитатами, и ушли в соседний музей С.Рериха, который останавливался здесь во время своих экспедиций. Со слов смотрителя, мы были первые в этом году, кто приехал к ним с детьми. Из обрывков фраз я понял, что два музея недолюбливают друг дружку, хотя и находятся через плетень. От видеофильма мы благодушно отказались, да и двухчасовую экскурсию сократили до тридцати минут.

Вечерело, с гор долетали крупные хлопья снега, и нам хотелось еще прогуляться до темноты. Оббежав два этажа старообрядческой избы, бегло осмотрев экспозицию, мы поблагодарили строгого музеолога, которая в типичной манере делала всем замечания за «плохое поведение». В этом селе сохранились избы, которые строили первые его поселенцы из пихты и лиственницы, в соответствии с фазами Луны.

Самый лучший мёд – это коксинский! – говорил нам Артемий из Медовых. И сегодня наша задача оценить эту тезис. Благо, что на заборах то и дело встречаются надписи о продаже сего продукта. И мы заглянули в приглянувшийся домик с кустами калины и двум десяткам ульев в огороде.
- Из чего ваш мед? – спросил я у бабули, которая завела нас на веранду, где была медовая подсобка, а в гигантском чане варился борщ на зиму. Мёд был разлит в полуторалитровые пластиковые бутылки со слегка прикрытыми крышками.
- Из цветочков, милок. Из чего же еще?!
- А почему крышки открыты?
- Мёд – он живой, ему дышать нужно.

Я вспомнил повествование Раисы Павловны о единении человека с природой, где все живое, где нельзя через костер прыгать и бросать в него мусор, где нельзя купаться в реке вечером, так как она отдыхает и подумал, что это не для туристов заготовка, а так и живут эти люди двести с небольшим лет в этой Уймонской долине, сбежавшие от гнёта и реформ суровой Екатерины, в поисках страны Беловодье и обретшие её здесь. Хотелось еще и в Самоцветы – уникальную выставку камней зайти, но солнце село, ветер усиливался, температура понижалась, и я вызвал такси в Усть-Коксу.

Это село является районным центром, расположенное на высоте почти тысячи метров, между реками Катунь и Кокса. Оно второе в Республике, куда летают самолёты. Здесь довольно образцовые тротуары, замечены маршрутные мини-автобусы, есть несколько отелей, магазин меда и довольно симпатичные кафе, где попробовали пирожков из мака, морковки и изюма. Центральная площадь здесь огорожена и для прохода имеется закрывающаяся калитка и турникет. Это своеобразная защита от коров, коз и лошадей, которых в селе больше чем жителей, а последних здесь, – шесть с небольшим тысяч. Сюда приезжают, чтобы отправиться к Мультинским озерам или любоваться Белухой – символом Сибири. Но сегодня мы ее не увидели из-за облачности, а для заброски на озёра ещё не готовы.

Вечером нам позвонила хозяйка, чтобы убедиться, что мы не потерялись и сказать, что баня готова, а также порекомендовала взять такси, так как подвесной мост через Коксу шатает от ветра и «с колясками по нему будет неудобно». «Жаль, что у нас так мало времени заложено на отдых в "Альтаире", так как столько осталось неувиденным» - ведь даже по райцентру мы не смогли полноценно прогуляться в дневное время.
Лишь утром, я немного побродил вдоль берега, да сфотографировал околицу. Удивительное место, как впрочем, и весь Алтай.

Алтай Два Алтай Два Алтай Два Алтай Два


Чемал

Сегодня у нас опять смена локации. В четвертый раз за эти две недели Горно-Алтайск встречает нас. На сей раз опять снегом. Ближайший автобус в Чемал будет через четыре часа и, оставив рюкзаки в камере хранения, оправляемся на неспешную прогулку. Кафе, магазины, кофейня, Ткацкий рынок, где открыли для себя местные квашеные на капусте огурцы и колбу, с ударением на «у». Это дикий таежный чеснок или черемша, которую нам продавец рекомендовал высадить в воду за две недели до Нового Года. Также понравилась беседа с продавцом мёда из села Шульгин Лог и отправили себе посылку через СДЭК. Это дешевле чем покупать багаж, да и гораздо легче.

В селе Чемал довольно большой выбор отелей и домов для отдыха и глаза разбегаются из того, что предлагают. На мой взгляд, на Алтае лучший отельный бизнес в стране, если не брать во внимание Питер и Москву. А по количеству сдаваемых коек на душу проживаемого населения, эта республика - абсолютный лидер.

- Нашу воду вы можете пить прямо из-под крана. Она сертифицирована и берет начало от родников, - говорит девушка с ресепшена отеля «Родники».
Я не сомневаюсь в её словах, так как кроме Горно-Алтайска да Кош-Агач, испробованная нами из кранов вода отменная! Мы располагаемся в уютном дизайнерском номере, малыши гоняют отельных кошек. Я пытаюсь сравнить этот отель с чем-то в Европе или в Юго-Восточной Азии, но ничего подобного не припомню. Уникальный алтайский стиль, в котором сочетаются элементы избы и хай-тека. Девушка извиняется, что не работает кафе и закрыта кухня, но мы не в обиде, так как привыкли автономно готовить и быть не привязанным к общепиту.

Алтай Два Алтай Два

***

Утром плюс пять тепла, и от вчерашнего снежного покрывала остались лишь редкие лужи. Сегодня у нас знакомство с селом. В райцентре три музея. Краеведческий, но мы его так и не нашли. Музей алтайского быта, но на входных дверях встретили навесной замок. Бесплатный музей религии, но в беседе с настоятельницей, выяснилось, что она уже сняла валенки, и что ради нашей семьи она не придёт, «да и вообще, уже зимнее расписание, а в районе музеи работают лишь по выходным…».

Зато, когда мы подошли к подвесному мосту на остров Патмос, то ахнули от вида реки Катунь. Такое впечатление, что вместо воды река несла раствор железного купороса. Даже морские лагуны не бывают такими по цвету. Если приглядеться, то окружающие реку горные породы имеют темно-зеленоватый оттенок, что вероятно и придает ей такой насыщенный цвет. Причем, впадающая в Катунь река Чемал имеет довольно привычный для воды колер.

По подвесному мосту мы зашли на остров Патмос. Сегодня он полностью принадлежит церкви и здесь установлен деревянный храм. Здесь я столкнулся с самым большим штрафом. За выход на территорию острова с посетителя взыщут тридцать тысяч рублей. А за раскачивание моста всего полторы тысячи. Малыши то и дело пытаются нарушить, я им повторяю, что за мост придется расстаться с их телефоном, а за выход через заборчик – с моим. Это ненадолго успокаивает.

Почти сразу за храмовым музеем вдоль берега Катуни начинается козья тропа, и мы отправляемся в небольшой трейл, поочередно перенося коляски и детей, к месту впадения р. Чемал. Туристов почти нет, и лишь оказавшись у Чемальской ГЭС, можно представить, что здесь происходит в сезон. Десятки киосков, реклама рафтинга, экстремальных аттракционов, колеса обозрения, пива-шашлыка и прочих утех. Не раз ловил себя на том, что Чемал и Артыбаш похожи на раскрученные туристические места. А сегодня мы как будто оказались за кулисами театра, когда актёры ушли, оставив свой реквизит. Даже подвесные мосты через реки недавно перепили. Множественные кричащие надписи: «пиво из танка, шашлык, хариус, таймень, марал, крафтовые сыры» вкупе с аляповатым рекламным мусором по аренде жилья разрушали атмосферу Горного Алтая. При этом найти кафе, общественную уборную или продуктовый рынок в селе Чемал ещё тот ребус.

Или чем объяснить заоблачные цены на таймень, хариус? Ведь не может рыба стоить больше двух тысяч за килограмм. Неужели, кто-то из местных ее покупает? Почему все музеи закрыты? Так в размышлениях меня остановил полицейский УАЗик и страж порядка составил протокол административного правонарушения. Мне вынесли предупреждение за переход проезжей части в селе Чемал в неположенном месте, проверили по базе данных и выписали постановление. Дети бегали вокруг машины с округленными от страха глазами, а я чувствовал себя полным ничтожеством в этом мире.

- Вы и в Москве так через дорогу переходите? Какой вы пример подаете своим детям? Может, вы рецидивист? – слушал я линчевание двух старших лейтенантов и даже ничего не мог сказать в свое оправдание. У них план горит, конец года на носу, заточенные клише, а у меня отдых заканчивается и надо держать лицо перед малышами. Каждому своё. Настроение испорчено. Больше в Чемале делать нечего. Хорошо, что есть уютный номер в отеле, а вечером сауна. Последний день расслабления на Алтае закончился ложкой дёгтя. Может так и должно случиться. Не бывает идеального отдыха. Мне вспомнился рассказ Раисы Павловны из села Верх Уймон о поиске земли с кисельными берегами.
Последний раз редактировалось ruukr 03 июн 2021, 23:24, всего редактировалось 2 раз(а).
Если Вам понравилась эта тема - поделитесь ссылкой на нее с друзьями в соцсетях. Кнопки ниже:
ruukr
полноправный участник
 
Сообщения: 286
Фото: 1202
Регистрация: 16.06.2012
Город: Москва
Благодарил (а): 132 раз.
Поблагодарили: 134 раз.
Возраст: 50
Страны: 52
Отчеты: 52
Пол: Мужской
Сочи погода прогноз

Re: Алтай Два

Сообщение: #2

Сообщение Igor Zabin » 03 июн 2021, 19:55

здорово
Igor Zabin
участник
 
Сообщения: 59
Регистрация: 26.12.2015
Город: Москва
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 4 раз.
Возраст: 53
Пол: Мужской

Re: Алтай Два

Сообщение: #3

Сообщение AndroNsk » 03 июн 2021, 20:16

Таймень - краснокнижная рыба, за вылов вплоть до уголовной ответственности и конфискации орудий лова, а лодка с мотором на 250 может и пару миллионов стоить. А хариус очень осторожная и капризная рыба и даже опытные рыбаки не всегда с уловом. От погоды, давления, чистоты воды и ещё бог весть знает от чего клев зависит.
И да, местные не покупают рыбу, а сами ловят. Это всё цены для богатых туристов.
Горно-таежный мед из Усть-Коксы действительно раза в два дороже обычного. Большинство меда в "ближнем Алтае" - Чемал, Ая, Манжерок не горноалтайский, а с Алтайского края привозной.
AndroNsk
активный участник
 
Сообщения: 993
Регистрация: 16.04.2008
Город: Новосибирск
Благодарил (а): 12 раз.
Поблагодарили: 83 раз.
Возраст: 55
Страны: 21
Пол: Мужской

Re: Алтай Два

Сообщение: #4

Сообщение александр III » 06 июл 2021, 04:46

А всё равно, но Тюнгурский мёд вкуснее!
Молодцы, хорошо прокатились! А наши в Горный ездят на выходные водку попить да шансон послушать :(
АлТаец.
ТАЙнутый на всю голову.
Аватара пользователя
александр III
почетный путешественник
 
Сообщения: 3324
Фото: 2
Регистрация: 14.12.2011
Город: Барнаул
Благодарил (а): 57 раз.
Поблагодарили: 60 раз.
Возраст: 59
Страны: 13
Отчеты: 1
Пол: Мужской




Список форумовЭкс-СССР форумРОССИЯ форумОтзывы о путешествиях и отдых в России



Включить мобильный стиль