Из Киргизии в Казахстан и обратно

Отзывы и рассказы туристов о странах Средней Азии. Путешествия по странам Средней Азии

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

Из Киргизии в Казахстан и обратно

Сообщение: #1

Сообщение ruukr » 25 июн 2022, 16:52

«Куда полететь заграницу, да ещё туда, где никогда не бывал, чтобы тепло и недорого было и без ковидных ограничений, виз, пересадок и прочих проволочек?» – задавал я себе вопрос при подготовке очередного путешествия. И этим городом оказался Бишкек. Все мои запросы сошлись. Оставалось только собирать информацию да мечтать о Киргизии. Ведь уже одно ожидание поездки составляет её часть. Малыши попеременно спрашивали, а будет ли там море, бассейны и аквапарки. Я отшучивался красивой природой, озером и стильными апартаментами, которые забронировал на Agoda.

И вот наступило время «Ч» и аэропорт Шереметьево встретил нас Duty Free, о котором мы уже позабыли за два с половиной года поездок по России. Все цены в евро, курс – 72 рубля, и мы выбрали подарки для себя и друзей. Но на кассе незадача. Киргизия не входит в зону обслуживания магазинов беспошлинной торговли. Это конечно не может омрачить настроение, и в самолете детвора, несмотря на полночь, требует «хлеба и зрелищ». Я обозвал наш рейс детским, так как количество орущих детей не поддавалось счёту. Удивился, что стюардессы, ранжировав всех на три возрастные категории, оперативно разнесли юным пассажирам аэрофлотовские сумочки с подарками. А затем и напитки, поздний ужин или уже ранний завтрак. Словом, сна не было. К тому же разница во времени съела ещё три часа.

Из салона самолёта мы вышли последними. Торопиться некуда. Апартаменты вразумительно ничего не ответили по поводу раннего заселения. Сомов (местной валюты), как и СКВ у меня с собой не было. Как доехать в город, я не представлял, так как накануне не продумал логистику. Но была уверенность, что уж если в Маниле мы справились, то в Бишкеке тем паче.

– Сим-карты, покупаем сим-карты! – первое, что мы услышали, пройдя паспортный контроль. Про себя подумал, как же хорошо, когда тебя не пытают визой, обратным билетом и где вы будете жить и вообще какова цель вашего отдыха?
– А «Мир» принимаете к оплате?
– Конечно, дорогой!

Одним камнем с души уже стало меньше, и я купил симку с обещанными тридцатью пятью гигами на борту.

– Такси, кому такси? – тоже привычно ласкает слух. Но мы ещё не торопимся. Запускаю Uber, но сервис не поддерживает Киргизию.

– Давай, дорогой друг, у меня минивэн. Расскажу, покажу, экскурсию по ходу проведу. Чистый с кондиционером. Как раз для твоей семьи! – осаждает нас водитель со стальными зубами.

– Сколько стоит в центр города?

– Тысячу сом! Тебе куда надо? Я хорошо город знаю.

– Пока никуда. Пока мы хотим кофе выпить, – в уме калькулирую, умножая сомы на 0,8. Вроде, как и немного выходит для минивэна по московским ценам, – 30 км за 800 рублей.

– Давай, я кафе знаю, банк знаю, обменники…– подгоняет наше решение таксист, – Всё покажу, расскажу. Идем садиться.

Но быстро сдаться таксисту – моветон. И мы решили осмотреться в аэропорту. Честно говоря, ожидал увидеть что-то более современное, а не задрапированные недорогой рекламой остатки советского конструктивизма. Но эспрессо хорош, банкомат первого же попавшегося на глаза банка, выдал сомы и без комиссии, а в обменнике поменял рубли и тоже без скрытых поборов. Российская валюта здесь в списке СКВ, так как занимает почетную третью строчку, опережая фунты, юани и тенге, и судя по минимальной марже в несколько тыйынов (копеек), её даже больше уважают. Всё это располагало к тому, чтобы в опустевшем здании аэровокзала, без намеков на общественный транспорт (в природе он существует, но редкий трафик), упасть в объятия Таланту. Так звали нашего первого знакомого на киргизской земле. Вокруг аэропорта довольно чистая территория, красивые белокожие тополя и никакого намёка на торговлю, рекламу и платную парковку. Кажется, что ты прилетел в прошлое. Да и наша праворульная тойота тоже из 80-х годов. Про детские кресла здесь не слышали, ремнями безопасности водитель не пользуется. «Кондиционер только вчера сломался. А машина грязная, – так дожди три недели подряд были» – отвечал Талант на мои немые вопросы, попутно сетуя на дорогой бензин, революции, безработицу и вместе с пасущимися вдоль дороги одинокими коровами и лошадьми быстро погружал нас в местный колорит.

– Вы из Москвы? Я тоже был в Москве. Работал гастарбайтером. Ваш город я хорошо знаю. Вы на какой ветке живете? На желтой! Я тоже там бывал! – продолжал он свой диалог, отвлекая меня от дороги. Впрочем вокруг простирался нехитрый деревенский пейзаж с редким транспортным трафиком.

Он прозондировал нашу геополитическую позицию, и я сказал, что мы тоже в этом мире почти его коллеги – гастрабайтеры и вообще сегодня больше хочется поговорить о Бишкеке. А потом, как всегда, внезапно наш самый младший пассажир захотел выйти из салона. И это в центре города! Мои увещевания, что надо потерпеть и что мы скоро приедем в гостиницу ни к чему не привели.

– Сходи, Родион, в арык! Давай я здесь остановлю?
– Папа, а что такое арык? – спросила младшая дочь.
– Это канал для орошения полей, девочка! – радостно ответил за меня Талант, – малышам можно! – и он заехал к поликлинике под табличку: «за парковку штраф 1000 сом».
– И я, и я тоже хочу, куда и Родион. Хочу увидеть арык! – затараторила Олесия.

Жилые кварталы, если судить по первым впечатлениям, из окна такси, не выделялись современной красивой застройкой и напоминали типичные советские города с минимальным национальным колоритом.

Киргизский алфавит на основе кириллицы и наш первоклашка удивлялся необычным словам, повторяя их вслух. Почти все надписи дублировались на русском языке, что облегчало ориентирование. Надо отдать должное, что центр довольно зеленый и с повсеместно цветущими розами на множественных клумбах. И лишь когда мы заехали на Орозбоева, я увидел иной Бишкек, скорее европейский чем азиатский. С модными кафе и современными песочными фасадами, с устойчивой плиткой под ногами и стриженными изумрудными газонами. И если бы не арыки и не алые национальные флаги с желтыми солнцами, можно было спутать страну.

В отеле нас не ждали. Ни так рано, ни вообще. И лишь после того, как я нашел подтверждение брони, нам предложили позавтракать тем, кто не хотел спать. Удивительное гостеприимство. Еще никогда мы не завтракали до заселения. Да и шампанское с клубникой было лишь единожды, да и то в Зальцбурге. А тут и черешня и абрикосы и прочие деликатесы. Например, в виде яиц, сваренных за 3, 5, 7-й минуте и их сородичей в качестве пашота, омлета и бенедикта.

– К сожалению, ваш номер освободится через час, еще час уйдет на его уборку. Вы будет ждать? – вежливо спросила дама с ресепшен.
– Конечно. Можно мы оставим вещи в комнате багажа, а сами пока прогуляемся? И спящих детей?

Получив утвердительный ответ, мы ушли с двумя самыми стойкими, а точнее, с теми, кто смог оторвать себя от кресел, на прогулку по утопающему в зелени городу.

– Кто будет максым, чалап или квас?
– Папа, ты по какому языку сейчас сказал? – уточнила пятилетняя Олесия.
– Вот, читай, тут на русском написано, – показал я на три цветастых бочонка, на стульчике с которыми под летним зонтом примостилась продавщица. Максым – это напиток из пшеницы и ячменя. Чалап – это газированное солёноватое молоко, ну а квас ты, наверное, помнишь по прошлому году.
– Вам смешать чалап и максым? – спросила продавщица, – так вкуснее будет.
– Давайте порознь. Будем пробовать.

Но у малышей востребованным остался лишь квас, и мы ушли на исследование городской среды. Благо, что почти сразу попали в парк, переходящий в розарий и железнодорожный вокзал с красивым расписным потолком в виде герба Киргизской ССР. И даже гранитный великанистый Фрунзе на коне на вокзальной площади напоминал о героическом прошлом этого великого города. К сожалению, само здание вокзала Бишкек-2, выполненное в стиле сталинского ампира, не сильно изменилось, и лишь свежая масляная краска на стенах да табличка о масках переносила в настоящее. Киргизские железные дороги довольно слабо развиты, разрознены между собой и за годы самоопределения не построено ни километра. Когда я увидел в кассах куцее расписание поездов, напечатанное на принтере, то желание их протестировать в период текущего отпуска, улетучилось


Тем временем из отеля позвонили и предложили заселиться в апартаменты, хотя не прошло и часа с начала прогулки.

Номер нам понравился. Стометровая квартира, укомплектованная всем необходимым в современном дизайне и европейским качеством отделки, повышала настроение. Заметил для себя, что собираясь в поездку и если сомневаешься, понравится ли тебе город или нет, – лучше снять хороший номер. Большинством голосов было решено, что тихий час никому не помешает, да и некоторые так и не просыпались с самого такси.

– А куда мы сегодня пойдем? – вопрос, довольно традиционный у малышей и на который, я традиционно отвечаю: кафе, парк, магазин.
– Ура! Мы пойдем в кафе! – с трёх сторон кричат они.
– Если вы будете хорошо себя вести! – уточняю я.
– Конечно будем!!! – и почти сразу же забывают.

В качестве первого городского кафе мы выбрали кофейню 130 и были удивлены, что здесь можно заказать и блюда итальянской, японской, китайской и киргизской кухни, и даже были залы для курящих и нет. Из местного колорита – это повсеместная пятнадцатипроцентовая наценка или сбор за обслуживание, который автоматически включают в счёт, вне зависимости, заказал ли чашку кофе или полноценный семейный обед.

Напоследок зашли в сетевой супермаркет «Народный». В городе помимо него работают сетевые магазины «Фрунзе» и «Globus». Ассортимент и цены у них почти одинаковые. Изысков особенных нет, выдержанных сыров тоже, почти все бакалейные товары импортные, и завезены из соседних стран. Порадовали цены на местное мороженое, воду и лимонады. Правда дары полей, садов и огородов лучше все же покупать на улице на многочисленных стихийных рынках, чем в супермаркетах. Русский язык охотно понимают, да и кассовые чеки содержат всю информацию на этом же языке. Вспомнились чеки грузинских магазинов, где без подготовки остается лишь догадываться о содержимом покупки.

Довольно быстро стемнело, но центральные районы города хорошо освещены и доставляют удовольствие наблюдать за вечерней жизнью. В Бишкеке довольно много кафе и ресторанов. Еще утром на подъезде обратили на себя внимания банкетные залы на 500-1000 человек. С античными статуями и барельефами, с отделкой из дорогого облицовочного камня, они скорее похожи на древнеримские дворцы, чем на заведения общепита. Вечером нам встречались кафе вполне европейского уровня. Правда, несколько непривычно в них смотрелись отдельные отдыхающие. Некоторые мужчины в высоких национальных шапках из войлока с загнутыми вверх полями (колпаках), некоторые женщины либо в закрытых платьях с брюками, косынках-хеджабах, хотя были и отважные дамы, которые вышли на променад в пижамах и тапочках с носками.

https://youtu.be/CzGhkSQSJqo


Прогулка по Бишкеку


Накануне посмотрел, что в черте города есть два озера, вырытые еще в довоенные годы. Озеро Комсомольское и озеро Пионерское. Прочитал отзывы про то, что там недавно провели реконструкцию: завезли тонны белоснежного песка, поставили вышки спасателей и обновили пункт лодочного проката. Что еще делать в воскресный день, когда на улице под тридцать? Плюс озёра расположены в Карагачевской роще, возраст которой за полторы сотни лет и решено, что после завтрака мы неспешно отправимся туда на отдых и водные процедуры.

Второй день убеждаюсь в том, что гулять по центру города – сплошное удовольствие. Листья деревьев надежно укрывают от палящего солнца, а почти на каждом перекрестке затаились продавцы прохладительных напитков. Плюс сложно привыкнуть к тому, что на расстоянии вытянутой руки висит черешня, вишня и шелковица. С последней наши дети ещё не знакомы и сегодня с недоверием дегустируют первые ягоды. Но напоминаю им, что много нельзя с непривычки, да еще и немытой. На прошлой неделе мы встретили шелковицу на московском рынке по 1000 рублей килограмм, но настоящая шелковица не выдерживает транспортировки и сочится уже во время прикосновения пальцами. Тоже я бы отнес и к клубнике.

На центральной площади гигантский флагшток с реющим на ветру кумачовым полотнищем, которое у меня ассоциируется с флагом, ушедшей в прошлое страны, так как звезда по имени Солнце на флаге снизу почти не просматривается. В «стеклянных стаканах» двое солдат с винтовками из роты почётного караула почти спят в ожидании своей смены. Тут же на площади памятники национальному герою – Манасу, скачущем на бронзовом коне, и на одной оси с ним, – Чингизу Айтматову. Ещё недавно тут бушевали революционные страсти, а сегодня на гигантском бетонированном пространстве, кроме двух караульных, охраняющих национальный флаг, да нашей семьи, больше никого нет. И даже фонтаны не привлекали внимания горожан в жару. 

Ближе к городской окраине деревьев становится меньше и нам приходится продвигаться перебежками с солнечной стороны в теневую, и лишь, оказавшись в густой роще, с облегчением вздохнули.

– Папа, а скоро будем купаться? – в сотый раз спросила пятилетняя дочь.
– Скоро!
– А сколько осталось?
– Если верить навигатору, двести метров. Вон там озеро. Слышишь, как дети кричат?

Но отдыхавшие здесь малыши радовались не от воды, а от многочисленных пикников, которые их родители устроили в роще. Кабинки для переодевания, как и вышки спасателей здесь сегодня пустовали, так как оба озера были осушены ещё два года назад. Как выяснил вечером из интернета, – «по эпидемиологическим соображениям», чтобы остановить пандемию и препятствовать массовым скоплениям горожан. Мне теперь стало понятым то несметное количество медицинских лабораторий, которое встретилось на центральных улицах города. Все же пандемия – не шутка и каждую страну задело по-своему. И хоть с карантинами в Киргизии, вроде как покончено, но озера так и не наполнили водой, и пришлось детворе объяснять, почему мы не купаемся и куда исчезла вода.

Ну а вместо озера мы ушли гулять по роще, выискивая необычное.
– Папа, а здесь водятся носороги? – спросил семилетний сын.
– Почему ты так решил?
– Я видел вон на том стенде их фотографии.
– Этот постер, Орест. Просто подарок от французской делегации. Европейская организация туризма взяла шефство над рощей, и вероятно хотела показать отдыхающим, как выглядят носороги.

Роща была на пути к рынку Дордой, который я выбрал в качестве следующей городской достопримечательности. Это крупнейший азиатский рынок и я предвкушал торговые ряды с живописными фруктами и овощами. Но вместо этого мы очутились на вещевом базаре, где железнодорожные контейнеры выступали и камерами хранения и торговыми павильонами. И горожане их активно оккупировали и не только в поисках одежды и обуви. Электроника, бытовая техника и даже телевизоры с холодильниками и стиральными машинами покупались и продавались. Мы всё же нашли небольшой закоулок с фруктами и овощами, испробовали на рынке блинов (их тут продают на вес, 1 кг = 180 сом) и отправились восвояси. Обратно решили воспользоваться троллейбусом, так как маршрутки наполнялись битком, и ни о какой детской коляске не могло быть и речи. Все же в Бишкеке с общественным транспортом ещё неважная обстановка. Он отсюда ушел в начале 90-х и пока еще не дошел. Лишь троллейбус бегает по редким маршрутам. Кстати, довольно дешёвый проезд и стоит 11 сом, но билет у водителя раздобыть не удалось.

https://youtu.be/xGKTGohL0wQ

Ала Арча

Это национальный парк, который находится в сорока километрах от города. Вчерашняя прогулка отразилась на плечах и носах и решено, что надо сбежать загород от жары, шума и пыли.

С утра мы сдали вместе с детворой ПЦР, так как завтра отправляемся в Алма-Ату, а там российские, а также немецкие, швейцарские, американские сертификаты о прививках считаются недействительными. И хоть детские прививки так и не запатентовали, но сдавать мазки всем, кому больше пяти лет. Это необходимое условие для пересечения казахской границы. Но все равно уже заметно облегчает туризм, так как не требует двухнедельную изоляцию и обязательное ношение масок. В этой ситуации высокая плотность лабораторий на улице Московская пришлась, как нельзя кстати.

Ну а после обязательной программы, я вызвал минивэн через Yandex_go, и мы отправились загород в посёлок Ала Арча. Движение в Бишкеке довольно плотное и почти в каждую поездку нам приходилось сталкиваться с пробками. Но, правда, его размеры довольно небольшие и можно потерпеть. Качество дорог местами оставляет желать лучшего, но радует, что здешняя милиция не интересуется наличием в автомобиле детского кресла. Да и самих ГАИшников довольно немного, и лишь в часы пик их можно наблюдать на перекрестках с жезлами в руках и свистками в зубах.

На ближайшие пять дней парк Ала Арча был закрыт из-за ремонта дорожного полотна, но пеших туристов впускали и мы, с тревогой поглядывая на грозовые облака, тронулись в путь, фотографируя живописные горы и пасущихся лошадей. После душного жаркого города было приятно окунуться в прохладный горный воздух и загружать легкие аэроионами. Периодически встречались стоянки для организованных пикников, где можно взять в аренду юрту или топчан с крышей, а также принадлежности для костра или мангал. В одном из них мы и остановились после двухчасового подъёма.


Оставив Надю с детьми на берегу горной реки, я отправился на поиски старшего лагеря. Переговорив с дамой в шароварах, платке и тапочках в носках, узнал, что организовать пикник для нас будет бесплатно. А на мой вопрос, где можно купить хлеба, я получил в качестве подарка две свежие лепёшки и булочки-ватрушки для детворы. В целом, мы в период короткого пребывания в Бишкеке очень часто сталкивались с проявлениями человеческой доброты, покупая что-то на рынке или расплачиваясь в такси. И даже когда спустились вниз к шлагбауму на выезд из парка, я не удивился, что служащий КПП просто позвонил другу и через пять минут мы уже сидели в такси на пути в город.

https://youtu.be/-9iAR2AIH2c

Из Киргизии в Казахстан и обратно

Из Киргизии в Казахстан и обратно

Из Киргизии в Казахстан и обратно

Из Киргизии в Казахстан и обратно

Из Киргизии в Казахстан и обратно

Алма-Ата

Самый недорогой вариант приехать из одной столицы в другую бывшую – это автобус, но существование его после открытия коронавирусных границ на просторах интернета оставалось под вопросом, а доехать на автовокзала Новый (Западный), мы не успели (лишь позднее узнали, что запустили три утренних рейса в сутки). Самый быстрый способ добраться сюда – это по воздуху. Лететь полчаса, но перелёт довольно дорогой, так как за один билет можно заказать такси на всех, чем мы и воспользовались. До приграничного поселка Ак Жол нас сопровождала киргизская машина. У погранперехода мы спешились, так как для автомобилей очередь движется гораздо медленнее и по моим наблюдениям, двухрядная колонна из четырехколёсных растянулась почти на километр. Киргизская сторона без дополнительных вопросов поставила зелёные штампы в паспорта, а казахская по старинке все же вспомнила о мазках, и к таможне, пограничникам добавилось еще и общение с дамами-эпидемиологами, которые после проверки наших результатов выдали нам бумажный корешок с печатью, вырезанный из тетрадки в клеточку, который необходимо было сдать на выходе из пограничного пункта. С казахской же стороны – посёлка Кордой, желающих пересечь границу я не наблюдал. Здесь мы пересели в более опрятный минивэн и почти четыре часа любовались красотами степи, горным перевалом, пасущимися отарами овец в сопровождении казахских ковбоев или просто дремали, разомлев от жары. Лишь на подъезде в бывшую столицу испытали очередное неудобство из-за пробки, пыли и довольно плотного автомобильного трафика.

Знакомство с Алма-Атой мы начали с кафе на первом этаже дома, где арендовали на следующие пять дней апартаменты. Но насладиться вкусом напитка не удалось, так как ни одну карточку терминал оплаты не принимал. Благо, что через дорогу просматривался крупный торговый центр Мега, и оставив Надю и детей в кафе в качестве заложников, я ушел искать пункт обмена валюты или банкоматы. Увы, российские карты НПС «Мир» оказались неинтересными для казахских банков, как и для родного Альфа-банка. А для обмена в банках испрашивали паспорт, которого со мной не было, да и маржа выглядела негуманной и составляла почти два с половиной тенге. Так тестируя все попадавшиеся на пути банкоматы, я набрел на родной Сбер, который выдал тенге по курсу 6,67, с комиссией в сто рублей. Оставалось лишь заплатить за кофе, апартаменты и наслаждаться отдыхом. Позднее, мой казахский друг спросил, что такое туризм для вашей семьи – это разновидность психотерапии? Я ответил, что не задумывался. Но мне нравится окунать себя в непривычную среду и решать возникающие по ходу трудности, так как это активирует мозг. Так и сегодня вышло, когда мы с детьми бегали от банков к банкоматам, пытаясь решить дилемму с наличными.

– Ваша квартира еще не убрана, – прислала мне аудиосообщение хозяйка, – вы можете подождать во временных.

Чекин наступил уже тридцать минут назад, но деваться некуда. Тридцатиградусная жара не располагала к прогулкам. Малышам необходим тихий час, и мы с пользой провели его во времянке. И лишь вечером отправились на прогулку по городу. Несмотря на шероховатости при заезде наша новая страна нам определенно нравилась. Современное жильё, красивая архитектура жилой застройки, уютная пекарня с вкусными пирожными и отличный торговый центр, после посещения которого, Надя сказала, что только сейчас поняла, что такое жить под санкциями.

Чимбулак

К постсоветской загранице быстро привыкаешь. Может потому, что тебя понимают и есть много общего в развитии соседствующих народов. Вождя мирового пролетариата мы так и не встретили в Казахстане и вместо него чаще попадались памятники национальным героям либо погибшим в великой отечественной войне. Но нюансы всё же определённые имеются. Например, сотовая связь. Если в Киргизии с рук на улице просто купил сим-карту, пополнил баланс и у тебя все работает, то в Казахстане, купил сим-карту, пополнил баланс и необходимо зарегистрировать сим-карту и IEM телефона у местной сети. Я выбрал Теле-2 и лишь спустя некоторое время, смог дозвониться до оператора, чтобы пройти весь этот ребус.

Мои алма-атинские друзья рекомендовали к посещению Медео и мы, через привычное приложение заказали такси и с утра отправились загород. Все прогулки по душному жаркому городу еще то удовольствие. Проезд на такси здесь заметно дешевле, чем в Москве, как и сам бензин. Самый высокооктановый стоит 210-215 тенге за литр. Если киргизский сом находится приблизительно в одной весовой категории с рублем, то для перевода казахской валюты в рубли, я умножал тенге на 0,15 или делил на 6,6. Опять же здесь нет такого жесткого требования при проезде с маленькими детьми, как детское кресло или бустер, да и нам частенько в отсутствии минивэна, приходилось пользоваться одной машиной, а водителей сетующих на перебор пассажиров в салоне, я так и не встретил.

Алма-Аты – самый крупный город страны, в котором проживает почти два миллиона жителей, но проблему с пробками здесь пока не решили. Нет выделенных полос для общественного транспорта, мало развязок, хаотичная дешевая парковка (100 тенге час) и гигантский автомобильный трафик. И хоть по городу бегают симпатичные зелененькие автобусы (проезд 150 тенге) и троллейбусы и даже есть небольшая линия метрополитена, запущенная уже после развала Союза, пользоваться ими при дефиците времени, сомнительное удовольствие.

Машина медленно поднималась вверх, пробки рассасывались, а по пути всё чаще встречались велосипедисты, усиленно вкручивающие педали. У станции канатной дороги Медеу мы решили сменить вид транспорта. В этот будний день на пяточке канатки довольно оживленно. В кассах небольшие очереди. Здесь же можно взять напрокат туристическое снаряжение: от горных ботинок до палатки и горелки. Семейный билет на полный подъемник до станции Шымбулак (Чимбулак) через кассы нам обошелся в 13 тыс. тенге (2000 руб.), что довольно бюджетно, если сравнивать с Красной Поляной или европейскими/азиатскими аналогами, особенно учитывая ее протяженность и градиент подъёма с 1660 м на 3200 м (при покупке онлайн билеты дешевле на 15%).

О Медеу наверное знал и мечтал каждый советский школьник. Место, где ковались мировые рекорды, где считался самый быстрый на Земле лёд, где самое большое в мире ледовое пространство. И вот с высоты открылся знаменитый конькобежный стадион, и в памяти ожили детские воспоминания из книг и фильмов о баталиях, которые кипели на льду и на трибунах. Жаль, что движение канатки относительно быстрое и не успеваешь разглядеть все детали и вскоре спортивный объект исчез из нашего поля зрения. Перед нами простирались природные красоты: зеленые сосны, часть из которых была повалена прошедшим буреломом, петляющая горная речка Есентай и заснеженные шапки вершин Талгарского перевала с парящими на синем небосклоне яркими дельтапланеристами.

С двумя пересадками мы поднялись на верхнюю станцию Чимбулак, где лето и зима ещё спорили, кто из них сильнее. Снежные сугробы чередовались с цветущими полянами с горными фиалками и крокусами, между которыми журчали весенние ручьи. Мы довольно оперативно убежали от площадки с туристами в шортах и тапочкой, музыкой, кафе, навязчивыми фоторепортерами и ушли гулять по склону ущелья, которое ещё недавно было горнолыжным спуском, с отдыхающими от сезона, снежными пушками. Дети поначалу ворчали, что им холодно, страшно, ветрено, голодно, скучно, но потом обвыклись и с удовольствием вместе с нами прыгали по камням, на ходу осваивая навыки трейла. И хоть ущелье манило вниз открывающимися видами, решили не увлекаться, так как мы были без адаптации к высоте, да и подготовка самых младших оставляла желать лучшего. Поэтому после паузы на пикник, решено было вернуться к оставленной в расщелине детской коляске и подъёмнику.

– На что больше похож Чимбулак? – спросил у меня друг, – на Корсику или Кавказ?
– Скорее на горную Корсику! – ответил я ему, – и хоть там высоты на километр пониже, но природа, камни, ощущения от отдыха во время прогулки схожи с французским владением.



Капчагай


– Когда будем купаться и когда я надену новый казахский купальник? – настойчиво интересовалась младшая дочь. Я отвечал, что скоро. И вот настал день, когда решено отправиться на пляж. Друзья помогли забронировать микроавтобус и в назначенное время мы отправились в город Капчагай, который месяц назад переименовали в Джинмухамед Конаев. Так звали первого секретаря ЦК Компартии Казахской ССР, который почти четверть века руководил союзной республикой, являлся трижды героем социалистического труда и обладателем восьми орденов Ленина. По этому случаю ему установили очередной десятый или одиннадцатый по счёту памятник высотой в 4,6 метра, который мы увидели на подъезде к пляжу. Сам городок, несмотря на именитое имя своего героя, выглядел довольно скромно, если не сказать бедно, на фоне соседствующего с ним мегаполиса. Унылые хрущевки, выгоревшая от зноя трава, минимальные удобства для горожан бросались в глаза.
Погода сегодня радовала. Наверное, в степном Казахстане иначе и не бывает летом. Солнце, плюс тридцать, а на пляже ни деревца.

– Тенты, навесы, зонты, топчаны? – донеслось до меня, как только вышли из салона. Мой отказ подействовал краткосрочно и через пять минут иной зазывала продублировал предложение. Нам хотелось укрыться в тени деревьев или кустов, но, увы, вся береговая линия – это чередование искусственных укрытий. Ивы, если и есть, то растут довольно далековато от воды.
– Я бы вам посоветовал уехать отсюда! – прокричал мне через репродуктор спасатель с вышки, в то время, как я уже созрел на оплату аренды зонта.
– А куда?
– На Золотые пески. Там вам больше понравится, чем у нас!

Я не стал уточнять чем. Наш водитель сказал, что это ещё двадцать километров от города. Наша детвора уже причитала о купании. Внешне вода кажется чистой, на ощупь теплой, к зазывалам мы уже привыкли, а заплывать далеко, я сегодня не планировал. Да и постоянные предупреждения частых спасателей, что нельзя глубже, чем на полтора метра, этому не способствовали. Чем-то это мне напомнило купание на пляжах Бусана, где в целях борьбы с северо-корейскими диверсантами, действовали схожие запреты. Даже отдельные купальщицы сегодня в полностью закрытых костюмах и мужики на пляже распивают слабый алкоголь. Правда, там было всё же потише. А здесь и колоритная музыка разномастных вкусов и жанров, и вездесущие бананы, и водные скутеры, которые норовят наехать на тебя, когда ты плывешь на глубине по пояс. Плюс платные кабинки для переодевания (100 тенге) и постоянные предложения «покататься, купить, арендовать». За пару часов я так и не привык. Да и мой нос к вечеру выдал пролонгированную аллергическую реакцию. Или психосоматика или вода всё же не соответствует нормам СанПиНа.

Прогулка по Алма-Ате

Начали мы, правда, её с поездки на такси к Зелёному базару. Восток всегда был образцом торговли. Частично благодаря ей и происходила эволюция человечества. Люди знакомились с новым, делились произведенным с другими землями, и торговля во все времена являлась мощным фактором для человеческого роста и развития. Недаром худшим наказанием являлось эмбарго и последующие репрессалии.

Нам сегодня повезло, и по приложению яндексу приехал минивэн. Местные водители довольно терпеливы к шалостям малышей. Если бы не отсутствие выделенных полос, то этот бы способ перемещения по городу мог бы считаться идеальным.

Зеленый рынок встречает стихийной торговлей уже на подступах к нему. Клубника, черешня, вишня, абрикосы, малина сезонно доминируют на самодельных прилавках. Глаза разбегаются от обилия вкусностей и хочется и того и этого, и трудно остановиться, чтобы не сказать себе «стоп». Мы ныряем в крытый павильон, где ценовая политика более экспансивна, а продавцы более профессиональны. Ценники в редкость и надо уметь договариваться или торговаться. Продукты зонально стратифицированы, что облегчает ориентирование на местности. Наша цель найти что-нибудь необычное, и она достигнута уже на первом обходе торговых рядов. Иримшик красный и желтый расширил наше гастро-географическое меню. Это сухой творог, изготовленный из уваренных сливок, который может выступать полноценным десертом.

Ну и конечно, невозможно уйти с рынка без ягод, фруктов, овощей и зелени. Их, по совету нашего друга, выгоднее покупать на нижней площадке, что мы и сделали. Здесь уже и ценники встречаются и стоимость выгоднее чем наверху. По словам таксиста, в этом году клубника может упасть до одного доллара за килограмм, «из-за невольно созданного дефицита вокруг сахара, когда норма отпуска не превышает пяти килограмм в один руки». Сейчас ягода по полтора, что тоже нас устраивает и интересно сравнить казахскую и киргизскую между собой.

Рынок разыграл аппетит у детворы, и я отбивался, как мог, от вопросов, когда мы будем есть. В городе множество кафе. Накануне мы дважды протестировали даже французский Paul, который отличается от оригинала лишь более низкими ценами да продажей алкоголя. Но сегодня на нашем пути возник современный бизнес центр с итальянским баром и иностранным шеф-поваром, который вышел из кухни для беседы с гостем. Все же не раз ловлю себя на мысли, что Италия, как, на мой взгляд, является образцом в сфере общепита. И сегодняшний визит это подтвердил.

По городу довольно приятно гулять. Большая часть улиц утопает в роскошной зелени, которая защищает от палящего солнца, а вдоль тротуаров журчат арыки. Старая застройка в три-пять этажей довольно гармонично вписывается в густо растущие дубы и тополя, чередующиеся с плодовыми деревьями. Новые дома мне напоминают архитектуру китайских и корейских мегаполисов. С башенками, цветастыми стеклопакетами, закрытыми придомовыми территориями, лишь этажность в Алма-Ате пониже. Как сказал мне мой друг-строитель, городские здания могут перенести землетрясение с амплитудой до десяти баллов по шкале Рихтера.

С короткими остановками у памятников и на детских площадках мы добрались до монумента Независимости. Наверное, в каждой союзной республике в тренде строить памятнике отсоединения. Может быть, это способствует национальной самоидентификации, может, усиливает патриотизм у населения, что приводит к экономическому подъёму. Сегодня центральная городская площадь напоминает о трагедии шестимесячной давности, когда недовольные повышением цен на газ, горожане в знак протеста вышли на улицы, что повлекло за собой кровопролитие, сожженные машины и общественные здания, а также разграбленные магазины и последующий ввод войск. И сегодня задрапированный сеткой сожжённый акимат (здание правительства), обгоревшие скелеты прокуратуры и телекомпаний молчаливо напоминают о тех тревожных днях, когда Алма-Ата осталась без защиты. Гуляя по зелёным лужайкам парка Первого Президента среди кустов пышных роз понимаешь, каким хрупким может быть мир. «Пообещай мне, что через год мы также будем гулять на этой детской площадке» – подслушали мы разговор мамы с маленькой дочкой у здания акимата. Мы тоже будем надеяться на то, что у этой семьи всё сложится так, как они хотят.

Казахское гостеприимство

Я решил выделить его в отдельную главу. Я посетил много стран, имею друзей по всему миру, но казахское гостеприимство заметно отличается. Мы каждый вечер после наших прогулок встречались с друзьями в кафе и делились впечатлениями об увиденном, пережитом и новостями. Они постоянно давали нам советы, что посмотреть, что купить или куда сходить. А из пяти суток, заложенных на отдых в Алма-Ате, мы целый день отвели на праздничные застолья, где с раннего утра и до позднего вечера общались и дегустировали национальную кухню. И это не зависит от того, в казахской вы семье находитесь или в русской, – гостям здесь неподдельно рады и не выпустят из-за стола голодным, а из дома без подарков. Хозяева умеют угадывать мысли, допускают детворе шалости, чем они с радостью и пользуются. Нужно быть высоко толерантным человеком, чтобы перепробовать все яства на столе и пережить все предложения хозяев. Конечно же, тяжело приходится вегетарианцам, так как преимущественно блюда на основе мяса. В Казахстане, как и в Горном Алтае, Бурятии и Калмыкии довольно популярна конина и вершиной стола считается бешбармак. Это мясо-мучное блюдо, приготовленное в виде нежных кусочков конины и лапши. Его принято есть горячим и если оно чуть остыло, его обязательно подогреют и предложат отведать ещё и ещё и ещё раз. Уходить из гостей всегда грустно, как и уезжать из этой страны.

Алматы - Бишкек - Чолпан-Ата

В девять утра мы уже сидели в минивэне, готовом тронуться в путь, но дама с ресепшен так и не пришла, чтобы принять квартиру и вернуть залог в 20000 тенге. Вчерашнее предупреждение не подействовало. Затем она пришла, но не могла найти нас. Затем у нее не было наличных, и она спрашивала у нас номер Каспия. Это местное приложение – аналог платежной системы, которую испрашивали у нас таксисты, так как от наличных денег здесь отвыкли. В итоге сорок минут на переговоры, деньги перечислены на Каспий друга таксиста и мы в пути. Обратный путь показался быстрее, так как мы проскочили утренние пробки на выезд из города, да и в дороге водитель задавал вопросы, как мы решаемся на дальние поездки с четырьмя детьми.

На окраине Бишкека я вчера по телефону забронировал апартаменты на одни сутки. «Мир» перестал быть интересным для booking, Agoda и прочих. Но в помощь есть Google maps, где есть более уникальная информация, как по телефонам отелей, так и по правдивым отзывам от постояльцев. Остаётся лишь напрямую с ними договориться. Временами выходит даже дешевле, так как убирает накрутки посредников, но определенный риск все же имеется.

Сравнивая Алма-Аты и Бишкек, мы с Надей пришли к выводу, что, несмотря на лоск и парадность казахского города, относительно провинциальная киргизская столица, с нескрываемым налётом советского прошлого, для нас более комфортная. Я бы сказал, что в текущее время здесь легче организовывать и планировать отдых. Так, я без волнения оплатил наши трёхкомнатные апартаменты через платёжный терминал, в банкомате снял наличные, поменял рубли в сомы, вызвал такси. Попытка открыть счет в местном банке не увенчалась успехом, так как затребовали свидетельство о временной регистрации и предупредили, что неснимаемый остаток на карте должен быть не менее шестисот тысяч сомов.

Во второй приезд в Бишкек забронированы апартаменты Casablanca на юге города. Район президентской трассы, иностранных посольств и современных многоэтажек, растущих либо в полях, либо среди частного сектора. В сегодняшних планах поездка на автовокзал, чтобы определиться с направлением дальнейшего отдыха: озеро Иссык-Куль или южный город Ош с последующим заездом в Узбекистан.

Автовокзал Западный (Новый) – типичное здание советского конструктивизма и снаружи скорее напоминает дворец с позолоченной крышей. Довольно просторное и тихое внутри, и довольно насыщенное шумом и движением снаружи, где уже на подходах к автостоянке бомбилы и зазывалы оккупируют вопросами «Куда надо и куда едешь?». Но к их многоголосому ору довольно быстро адаптируешься. Найти в этой какофонии звуков и гама необходимое направление, поначалу кажется сложно, но пообвыкнув, поняли систему. Внутри здания продают билеты лишь на международные рейсы. Снаружи, все классифицировано по зонам или районам и областям. Билеты можно купить в миникассах, расположенных в железнодорожных контейнерах. Скидок на детей нет, и надо либо заплатить водителю либо частично в кассу. Никакого расписания не существует. Наполнился пассажирами салон, – водитель и поехал.

Так на следующее утро мы подошли и купили шесть билетов до Чолпан-Аты по триста сомов, каждый. Решено, что от города надо отдыхать, а лучший отдых всегда был возле воды. И хотя друзья нас предупреждали, что ещё не сезон, но в июле-августе нас уже здесь не будет, поэтому надо ехать сейчас.
Об этом городке знал каждый советский легкоатлет, так как почти каждый сюда стремился попасть на учебно-тренировочные сборы. Здесь в условиях среднегорья на высотах 1600 и более метров подходила подготовка спортсменов к их будущим рекордам. И вот мы в маршрутке и до нашей цели чуть меньше трех сотен километров. Водитель довольно вежлив и даже останавливается на перекус и по требованию пассажиров. Горные перевалы и бескрайние поля, редкие населенные пункты с торговцами полей-садов на обочинах и петляющая дорога с пышными сеновозами. Малыши то спят, то пробуждаясь, бомбардируют нас одними и тем же вопросами: «Сколько осталось, и будем ли мы сегодня купаться?»

На третьем часу движения показалось озеро Иссык-Куль. Мы вытащили фотоаппараты из сумок, чтобы запечатлеть его морскую гладь в обрамлении скалистых вершин, но плотный придорожный палисадник из тополей не оставил надежд на удачный кадр. А затем и небо заволокли облака, и вода стала под цвет него.

Мы забронировали на ближайшие двое суток отель Silence, расположенный на территории пансионата Берекле. Уже на подходе к озеру все непроизвольно потянулись за фотоаппаратами, чтобы сфотографировать поле, озеро и горы на заднем фоне. Вроде бы ничего необычного, но краски завораживали. Также меня радовало, что не ощущается жары. Все же озеро расположено на высоте 1600 метров над уровнем моря и здесь почти на десять градусов прохладнее. Мы спускались к озеру по тополиной аллее, которая утопала в пухе, любуюсь желтым полем из цветущей горчицы и густо усеянными вишнями, и я пожалел, что не умею рисовать, так как фотография не может передать все краски увиденного.

Я так и не понял, работает ли пансионат или нет, но деревья были побелены и сегодня при нас белили еще и бордюры тротуаров. Неподалеку от пляжа возвышалось двухэтажное здание отеля, построенное в стиле хай-тек. Его открыли лишь неделю назад, и мы были одни из первых постояльцев. Еще не работал платежный терминал и кофе-машина, но номер и условия нас порадовали. Все же для нас сегодня главное, – это тепло, чисто, без скрытого обмана и надежная крыша над головой, так как большую часть времени мы планируем проводить на природе. Заселившись, отправились на прогулку. Сначала к берегу озера, чтобы побродить по воде, а потом уже и на хутор за продуктами. Еще на подъезде заприметили несколько продуктовых с известными названиями: Лента и Магнит, но к российским сетям, не имеющим никакого отношения. Тут же на окраине к Всемирным играм кочевников соорудили ипподром, и хоть скачек в ближайшее время не предвидится, но за двадцать пять сомов можно зайти на его трибуны, а за сто сомов посетить музей и за двести сомов покататься на лошади.

Чолпан-Ата

Первая спокойная от жары ночь за время нашего путешествия по Средней Азии прошла здесь. Без кондиционеров и открытых окон, без ночных пробуждений и поглядывания на часы. Убеждаюсь, что воздух здесь целебный. Так как кроме нормализации сна, он нормализовал мой нос, который после купания на водохранилище Капчагай не просыхал. Здесь же, меньше чем за сутки, симптомы ринита полностью редуцировались, и я почувствовал себя здоровым человеком и позволил себя даже небольшую зарядку на берегу.

– Что мы будем на завтрак? – тараторила детвора.
– То, что нам принесут! Сегодня в меню манная каша, блины с джемом и яичница с сосисками, сыром и тостами.
В итоге каждому из нас принесли все три блюда, и малыши прыгали от удовольствия, так как все их запросы оправдались.

– А куда мы сегодня пойдем? – следующий вопрос дня.
– Смотреть город. Музей, парк, магазин, кафе, пикник, бассейн! – речитативом отвечаю я.
– Ура! – кричат трое в унисон. Но судя по лицам, мне кажется, что они не верят, что сегодня все их тайные и явные желания и мечты сбудутся.

Попытка вызвать через яндекс такси не увенчалась успехом. В итоге дошли до трассы, где сели в обычную городскую маршрутку. Проезд в ней стоит двадцать, пенсионерам – десять сом. Одной из основных городских достопримечательностей республиканского значения – это Рух Ордо. Как позже выяснилось это некий симбиоз этнографической деревни и выставки картин, скульптур, музея Чингиза Айтматова и музея единства религиозных концессий: буддизма, ислама, христианства, католицизма, иудаизма и тенгрианства (средневековое верование кочевых народов на основе устного эпоса манаса). При входе нам провели ознакомительную беседу о музее и правилах поведения. Из всего сказанного я узнал, что страна очень гордится своим писателем Чингизом Айтматовым, который по версии гида, считается третьим писателем планеты Земля, после Вильяма Шекспира и Льва Толстого. И, наверное, добрая половина экспозиции Рух Ордо посвящена именитому соплеменнику. Здесь и зал делегаций с выставкой зарубежных изданий из стран бывшего соцлагеря и союзных республик, и выставка скульптур и его многочисленные фотографии, портреты, бюсты, фразы, подарки. Рух Ордо посещают почти все самые дорогие гости Киргизии и в память об их визитах отведен целый зал с фотографиями и почетными грамотами. Детворе же понравилась устланная коврами юрта с домашней утварью и музыкальными инструментами, и они устроили в ней небольшой концерт для старших членов нашей семьи.

Но не только собранием подарков, книг и картин интересен этот музей. На фоне хаотично разбросанных домиков и санаториев Чолпан-Аты, здешний кусочек земли выглядит иностранщиной, так как просторным зелёным газоном, красиво подстриженными деревьями и умелым ландшафтным дизайном он напоминает скорее Японию. А бирюзовая лазурь озера Иссык-Куль в сочетании с его прозрачностью перенесли меня из Киргизии на итальянское озеро Гарда.

После двухчасовой прогулки по Рух Ордо мы буквально на несколько минут зашли в краеведческий музей, так как было ощущение, что перенеслись в прошлое, где за нами буквально по пятам следовали музеологи с предупреждениями, чтобы мы смотрели за детьми, а они не снимали пыль с экспонатов.

А после очередного вопроса «когда купаться», я остановил такси, и мы уехали к термальным источникам Ак Бермет, которые расположены со стороны западного въезда в Чолпан-Ату. И хоть фотографии не радовали, на месте все оказалось довольно стильно и современно. Шкафчики, магнитные ключи-браслеты, полотенца и тапочки на прокат, душевые кабинки и конечно же ванны с бассейнами, некоторые из которых показались весьма горячими для долгого погружения. Мы оплатили лишь часовой сеанс, так как более длительно пребывание не рекомендуется курортологами и физиотерапевтами. Этого времени взрослым вполне достаточно, чтобы исследовать целебные силы термальных вод, детям же всегда будет мало, и я пообещал пикник на берегу озера, чтобы сменить у них вектор предпочтений.

Конечно выйти к береговой линии в черте города здесь не так-то просто, так как она почти сплошь принадлежит либо санаториям с домами отдыха, либо просто перегорожена заборчиками, но с подсказкой дамы – продавщицы мёда, мы узнали, что есть потайная калитка, которая ведёт на кусочек свободного пляжа. Уже не раз замечал, что ни интернет, ни google-карты не знают того, что получаешь от общения с местными жителями. Здесь сложно оставаться интровертом и надо уметь общаться, задавать вопросы и поддерживать беседу. Ну а пляж был достоин высокой оценки. Чистый, просторный, с бесплатными кабинками и навесами от солнца, скамейками и цветущими оранжево-красными ромашками-ноготками, которые, как выяснилось из интернета родом из семейства подсолнечника и именуются галлардией. Здесь и общественный пирс, с которого ныряли загоревшие киргизские мальчишки начального школьного возраста. Ни о каких родителях не может быть и речи. Детвора здесь сызмальства предоставлена сама себе, и бегает то на пляж, то катается на ишаках. Я, глядя на их отчаянные прыжки с пирса, тоже открыл купальный сезон в бирюзовой лагуне. А потом мы ушли в центр города, гуляя по разноцветным полям с цветущими синяками, желтеющей горчицей или краснеющим эспарцетом. Киргизия все чаще и чаще заставляет меня пользоваться google-lens, чтобы ответить на вопрос, что же перед нами растет-цветет.

Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно

Вечер мы провели на летней веранде гостиничного ресторана. И хоть красивого заката не застали, зато просто наслаждались звуками ночи и одиночеством зала, если так как можно сказать о нашей шестёрке.

https://youtu.be/SZ9GQCRGdZU

Вместо изначально запланированных на этот город двух дней, решили остаться здесь еще на сутки, чтобы съездить на экскурсию в горы. В окрестностях города расположены Григорьевское и Семёновское ущелье, которые не стали переименовать на тюркские топонимы и они напоминают о героических людях, проживавших в этих краях. В интернете нашел рекламу туроператора. Договорились, что утром нас заберут из отеля. В программе два ущелья и напоследок термальные источники Кель Суу. Все наши вкусы удовлетворены.

Правда, мне показалось, что мы немного переплатили за эту поездку. Вместо ожидаемого джипа приехал микроавтобус. Вместо прогулки по горам и грамотного рассказа о местности, получили что-то сбивчивое. Гид путала высоту расположения озера Иссык-Куль, не знала основных топонимов и сведений, которые можно было бы посмотреть в той же Википедии. Но наш день был занят чем-то новым. Горы сложно испортить даже закусочным кафе «У дяди Лёхи», куда нас завезли на ранний обед, катание на лошадях и фотографирование с орлами по прейскуранту. Катание стоит 200 сомов за десять минут, фотография с птицей в кожаной маске и на поводке стоит 100 сомов. Но ни того, ни другого, ни третьего не хотелось, и мы в течении сорока минут гуляли вдоль каменистой лесной дороги и перекатистой речки в тени высоченных тянь-шаньских елей. Сын услышал из уст гида, что горные речки уносят коров и спросил у меня, что делать, если попадешь в неё. Я ответил, что надо беречь голову, закрепиться за камень и звать на помощь. Но шансов спастись мало.

После обеда гида и шофера нас пересчитали и повезли на перевал, где дождь поливал пасущийся на изумрудных пастбищах домашний скот и пастухов на лошадях. Дети так и не привыкли к обилию живностей и наперебой считали коров, овец, лошадок и коз. Семеновское ущелье осталось гидом без внимания и мы, спустившись по нему, отправились в термы. Они конечно проигрывали вчерашним в комфорте и уступали в цене, но детворе понравились более комфортной температурой воды и вытащить их из бассейна мы смогли с трудом.
Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно

https://youtu.be/tJYex-2mdyM

https://youtu.be/tITxkEPNY7k



Каракол

Накануне выяснили, откуда отправляются маршрутки в четвёртый по численности населения город страны. Правило, к которому мы привыкли, что все можно найти в интернете, в Киргизии временами не действует. Здесь надо спрашивать у населения. Но благо, пока все довольно хорошо понимают русский язык и охотно помогают нам в путешествии. Конечно, пугает навязчивость таксистов, но видимо – этот колорит присущ для всей Средней Азии. Конечно же, они говорят, что автобусы, маршрутки не ходят или уже ушли или не существуют в природе, но здесь ничего не поделать. Для них частный извоз – это их хлеб.

Чем дальше от крупного курорта, тем меньше аляповатой рекламы, недостроенных или уже разрушенных временем санаториев и домов отдыха. Все же немного суетно в Чолпан-Ате и назвать его комфортным для прогулок я не могу. Мы проезжали обычные села, в которых шла обычная деревенская жизнь. Пассажиры входили и выходили и я не чувствовал по отношению к нашей многоголосой компании ни агрессии ни чрезмерного любопытства.
Полторы сотни километра пролетели довольно быстро, и новый город встречает нас автовокзалом и таксистом. До отеля почти пять километров, и идти под гору с вещами неудобно. Тариф без торга 150 сомов, что всех устраивает. В Караколе все тем же путём – по телефону, на трое суток забронирован отель «Каракол 78». Всё как и в столице: стильно, просторно, чисто и современно. Уточнили на ресепшене основные достопримечательности шаговой доступности и спросили о кафе, где можно испробовать ашлянфу. Это дунганское блюдо, рекламу которого мы встречали почти в каждом населенном пункте этой страны. «На рынке есть кафе «У Саиды», – ответил администратор, – «К Саиде за ашлянфу приезжают даже из Бишкека! Оно хорошо снимает похмелье», – улыбаясь, закончил он.

Каракол вызывал хорошие эмоции. Радовало, что здесь есть, где гулять. Парки, скверы, рынок, много магазинов. Уже из окна такси заметили множество традиционных русских домов с резными наличниками, деревянными ставнями на окнах, украшениями на крышах и цветущими палисадниками. На центральной площади побитый временем Ильич, тогда как в соседнем сквере на высоком постаменте возвышается довольно ухоженный киргизский революционер. Аккуратно, чисто, все поребрики и стволы деревьев побелены или выкрашены охрой. Детворе приглянулся здешний зоопарк, нам – дунганская мечеть. Дунган насчитывается в Китае более тринадцати миллионов, и лишь небольшая их часть проживает в Киргизии и Казахстане. Более ста лет назад китайский строитель возвел это деревянное сооружение в стиле пагоды без единого гвоздя, и оно своими цветами и формами и по сей день радует горожан и туристов. Наше посещение совпало по времени с намазом, но после его завершения детворе разрешили зайти в храм, и некоторые же поиграли в догонялки на мягких коврах.

А потом мы вспомнили, что забыли детский рюкзак в такси на автостанции. С нашей поездки прошло часа четыре. В отель его не привозили. Номер машины никто не запомнил. Но когда мы пришли на автостанцию, он так и лежал в том же месте, а таксист даже не обратил на него внимания. Это второй забытый рюкзак за прошедшие четыре дня. Первый забыли в маршрутке из Бишкека в Чолпан-Ату, и тоже обнаружили почти случайным образом, так как я сфотографировал телефон водителя, чтобы в случае чего, воспользоваться его извозом.

Тем временем все успели проголодаться, и решено, что будем пробовать на рынке ашлянфу «У Саиды». Рекламу этого кафе на киргизской кириллице сложно не заметить в торговых рядах. Внутри оказалось весьма аскетично и чисто. Шла бойкая торговля, а само заведение мне напомнило столовую из 80-х годов, только вежливо. В меню всего три блюда: ашлянфу, жареные пирожки с картошкой и компот из сухофруктов. Цены весьма скромные. Коронное блюдо стоит 50 сомов, все остальное – вполовину дешевле. Несмотря на небольшие размеры зала, кто-то даже забронировал столики для корпоратива. Иные посетители покупали холодный суп на вынос. Дама на раздаче, наливала в прозрачные пакеты бурую жидкость с кусочками омлета, в другие накладывалась лапша, в третьи – острый соус. От последнего мы отказались и дегустировали блюдо в европейском облегчённом варианте с помощью вилок. Однозначно всем понравились пирожки и компот, холодный суп – на любителя.

Несмотря на позднее время, рынок, хоть и в усеченном формате, но продолжал работать и мы с удовольствием прошлись по его торговым рядам, где с одной стороны торговали золотом-серебром и прокалывали уши, с другой – стригли волосы и наращивали ногти, а нас же заинтересовали местные фрукты-ягоды и они, конечно же, не разочаровали, как и хлеба-булки! Детвора полюбила баурсаки – жареные подушечки из теста и ежедневно требовала включить их в рацион.
Из Киргизии в Казахстан и обратно

Пристань Пржевальск

Это небольшой поселок городского типа, куда отправились на второй день пребывания в Караколе. Он расположен на берегу озера в двенадцати километрах от города. Закупив ягод и фруктов на рынке, сели в маршрутку. Всё же в Киргизии довольно бойкая и развитая сеть микроавтобусов. И хоть расписание и остановку разузнать, порой, крайне проблематично, также как и место отправления, но всегда находятся добрые люди, которые и покажут и направят. Точнее, если и есть расписание, то не факт, что оно действует. Чаще всего маршрутка отправляется с заполненными местами для сидения и по ходу движения подбирает всех, кто её тормозит. Также здесь кануло в лето и понятие билет. Я, как собиратель билетиков, до сих пор ничем не пополнил свою коллекцию. Но не беда. Мы сюда приехали не за этим.

О Пристани Пржевальск я знал только то, что здесь находится могила великого русского путешественника и одноименный музей. Детям, конечно, было скучновато слушать рассказ о пяти азиатских походах Пржевальского, о том, как между путешествиями он возвращался в столицу, чтобы писать книги, получать награды и бывать на балах. Они норовили, то покрутить полутораметровый глобус, то потрогать чучела животных. Сын даже снял с предохранителя огнетушитель, и нам приходилось часто отвлекаться от плавного повествования музеолога. Зато им понравилась ухоженная территория музея, где были и детский уголок, и гигантские ели, защищающие от летнего зноя. И хоть температура воздуха в Приссыкулье в районе двадцати градусов, но на солнце нам приходится раздеваться до футболок и вспоминать о защитном креме.

На территории музея Пржевальского разместился музей и памятник киргизскому филологу и переводчику Карасаеву, о существовании которого мы до сего дня не знали. Экскурсия здесь была более короткой и большую часть времени мы отвечали на вопросы экскурсовода, «как там в Москве?». За это она показала нам лаз в музейном заборе, чтобы мы сократили путь к городскому пляжу. Вода конечно в озере ещё не прогрелась до летнего оптимума и была чуть теплее, чем в январе на Азорах, но после хождения по жаре это не остановило.

Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно

Озеро Аккёль

Как провести последний день в Караколе? – задавал я себе вопрос. Железная дверь турист информ уже поржавела. В интернете мало проверенной информации. Решил обраться на ресепшен нашего отеля и через час, сидя в лобби, беседовал с гидом.

Он несколько раз отговаривал меня от похода к озеру. То показывал заснеженные вершины, то указывал на то, что завтра вероятность дождя семьдесят процентов, то сетовал на отсутствие у нас горных ботинок, и что нам будет тяжело нести детей на себе. В итоге договорились, что утром в семь утра выезд. Я сходил в ближайший супермаркет за едой и водой. Но чем больше я читал о завтрашнем трейле, тем больше понимал, что детям там не место. Особенно самым маленьким. Переход протяженностью восемь километров только в одну сторону, подъем с высоты 2600 метров на 4200 метров, плюс ожидаемая непогода. В итоге решено взять только восьмилетнего Ореста, а двух мелких оставить под присмотр старшей.

Вместо обещанного джипа оказался обычный минивен. Анвар и Нурсултан, правда, не обманули и привезли нам теплых свитеров, а также галоши и шапки и термос с горячей водой. Вдобавок Анвар дал мне пластинку эналаприла, – «чтобы снижать артериальное давление». Я взял почти всё, кроме играющей колонки, которую Анвар также предложил взять с собой, «чтобы было веселее». Также отказался от рюкзака-переноски, так как для восьмилетнего он уже маловат.

Через пять-шесть километров мы подъехали к КПП одноименного национального парка. За проезд автомашины необходимо заплатить 50 сом, а если в салоне граждане СНГ – 150 сом, но Анвар что-то сказал охраннику на киргизском языке и нас пропустили, как своих. Дальше асфальт закончился и в хуторе мы остановились, чтобы пересесть на старый добротный УАЗик, уже с новым водителем и нашим проводником. Обычно по горам мы ходим самостоятельно, но обычно и высоты другие. Полтора часа тряски по камням и руслу немного обмельчавшей реки с остановкой на фотографирование пасущегося табуна в окружении величественных елей, скал и бурлящей воды.

– Дальше пешком. Все ненужное можете оставить в машине, – скомандовал водитель, – мы вас будем неподалеку ждать.

У меня возникла небольшая паника, так как не знал, что может пригодиться, а что оставить. Но с подсказками Тахира – гида и проводника, мы быстро пересортировали рюкзаки.

– Родители, смотрите за мальчиком! – крикнул нам курящий водитель второго УАЗика, который привез французскую делегацию, и она сейчас собирала палатки.
– С ним ничего не случится. Просто малыш фотографирует скалы и реку, – ответил я ему, но все же предложил сыну вернуться с деревянного подвесного моста, у которого вместо поручней были лишь два троса по бокам.

– Решать, конечно, вам. Но был тут один фотограф…. Потом его месяц искали…

В девять тридцать мы вчетвером перешли по качающемуся мосту бурлящую речку, и начали восхождение по довольно крутой тропинке, проходящей в живописном лесу с гигантскими валунами, поросшими мхом.
– А медведи здесь, водятся? А волки бегают? – спрашивал я у проводника, так как местность казалось весьма дикой.
– Всё есть. И даже рыси, кабаны забегают. Но в основном зимой. Летом почти вся дичь уходит наверх. Да и место здесь натоптанное. Редко когда животные рады встрече с человеком.
– А змеи?
– Ядовитых в Киргизии не зарегистрировано. Есть несколько десятков видов безобидных рептилий.

Проводник шел впереди, я с Орестом посередине и замыкала нашу процессию Надя. Скорость была невысокой, так как для малыша это был первый серьёзный трейл, и необходимо было грамотно распределить силы.

– Я устал! – сказал он через тридцать минут движения, – сколько осталось?
– Осталось ещё много. Мы прошли всего-то полтора километра. Чтобы справиться с кажущейся усталостью, надо отвлекаться. На природу, на разговор, на размышления.
– А скоро будет привал? Я хочу кушать!
– Привал будет на половине пути в лагере Сирота, – ответил за меня Тахир.
– А почему его так назвали?
– Там оставляют лишние продукты, возвращающиеся с перевала.

Через час сорок показалась бревенчатая избушка без окон и дверей с табличкой Сирота и белесым черепом горного козла, на гвозде перед входом. Здесь же мы нагнали и первых попутчиков. Это была киргизская семья: папа, мама и их двенадцатилетний сын. Они шли без проводника, но их темп был чуть ниже нашего. Дама попросила взять их с собой. Я согласился, если они поддержат нашу скорость, но её надолго не хватило, хотя она и помогала себе треккинговыми палками.

Лес закончился, и тропинка стала петлять вдоль берега довольно бурного горного потока, который местами подмывал береговую линию. Здесь мы с Тахиром стали чередовать сопровождение сына, а когда выходили на снежные участки, то брали поочередно его на спину. Погода менялась. Прогноз погоды по Караколу к обеду обещал дождь. И буквально на наших глазах небо заволокли серые облака, спрятав заснеженные вершины отдельных скал. Вскоре у водопада с ледником и плавунами вдоль берегов и эта относительно комфортная тропинка закончилась. Перед нами возвышалась гора с едва заметной натоптанной тропой из осыпающейся горной породы. Если бы мы были без проводника, то немного бы струсили от такой перспективы. Карабкаться на четвереньках по крутому подъёму, где легко можно было, и с пути сбиться, и в пропасть сорваться, так как из под ног, то и дело скатывались камни.

– Обратно тем же маршрутом будем возвращаться? – спросила Надя у Тахира.
– К сожалению, да. Но нам еще повезло, что будем подниматься по сухому.

Чередуя с проводником переноску Ореста, мы за час преодолели последнюю на сегодняшний день вершину и оказались на природной смотровой площадке с видом на озеро и окружающие его заснеженные пики. В озере только стал оттаивать лёд, небо заволокли тучи и увидеть его необычную бирюзу нам сегодня не суждено. Я прогулялся к береговой линии, пугая откормленных сурков, а затем мы организовали короткий пикник. Тем временем пошел снег с дождем, а с гор стал ползти туман. Малыш, хоть и надел все теплые вещи, все равно стал жаловаться на холод и желание поспать. Даже игры на мобильном телефоне не интересовали его во время остановки. Решено, что от прогулки вдоль береговой линии и осмотра пятитысячников мы воздержимся и лучше начнём спуск. Тем более, что наши кроссовки были не для гор. У меня уже видавшие виды лысые полумарафонки, у Нади – обычные тренировочные Mizuno, которые также стали трещать по швам.

И хоть спуск кажется психологически более лёгким занятием, но на мокрых камнях всё временное преимущество перед подъёмом утрачивалось. У меня начались падения, и за Орестом стал чаще приглядывать Тахир. Правда, надо отдать должное малышу, он перестал жаловаться на усталость и не требовал, чтобы его взяли на спину. Да и при таком градиенте, это было бы невозможно. В очередной раз порадовался, что утром мы приняли правильное решение и оставили нашу детвору со старшей дочерью.

– Как там наверху? – спросила дама с палками, которую мы нагнали у привала Сирота.
– Холодно и зябко.
– Нам подниматься?
– Вам решать. Но раз столько прошли, – возвращаться назад, не покорив вершину и не увидев озеро, будет обидно.

По моему внутреннему секундомеру они отстали от нас на два часа, плюс время на пикник/привал. А учитывая испортившуюся погоду, разрыв будет только увеличиваться. Но у каждого свои задачи, и мы попытались ускорить спуск, чтобы не замерзнуть. Наши дождевики, кроссовки и джинсы уже давно промокли, и лишь двигаясь, мы не давали остыть мышцам. Это понимал и Орест и почти весь спуск шёл сам, лишь однократно пожаловался на промокшие ноги. Я предусмотрительно захватил для малыша пакеты и несколько пар носков. На спуске нам стали попадаться иностранные туристы. Кто-то в одиночку отравился на штурм, кто-то, измазав лицо солнцезащитным кремом, поднимался в составе группы, ну а кто-то разбил палатки в лагере Сирота и отдыхал под шумом горной реки.

Восемь часов пролетели незаметно. У меня были ощущения, что я выиграл крупные соревнования, и тело приятно постанывало от нагрузки. Оперативно переоделись в сухое, выпили по чашке чая и в обратный путь. Предстоял завершающий полуторачасовый «массаж» в виде поездки на УАЗике по ухабам и кочкам.

В городе Каракол тоже почти весь день шёл дождь, так что мы не прогадали, что выбрали на сегодня прогулку к горному озеру Ак-Кёль. Детвора с радостью встретила нас в номере, так как у них был предел мечтаний, – у каждого по телевизору и по пульту управления, плюс два похода в кафе со старшей сестрой и наконец-то полноценный тихий час, а не изучение достопримечательностей.

https://youtu.be/zjXew-2PSR0

https://youtu.be/mmt1jLy32ts

https://youtu.be/knd7QRuDAhM

Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно

Джеты-Огуз

Лучший способ справиться с последствиями большой нагрузки – это щадящая прогулка и спа. Выбрали в качестве цели посещение этого каньона с красивым названием, что в переводе означает «семь волов». У каждого географического названия есть красивые легенды. Почти все они завязаны на теме неразделенной любви. По крайней мере, те, которые мне рассказывали. Как и происхождение озера Иссык-Куль, которое произошло в результате завершенного суицида красавицы, сердца которой добивались два брата близнеца, которые решили драться за нее насмерть.

Звонок Анвару меня не утешил. Он предлагал объединить три ущелья в одну поездку и при этом назвал довольно высокую, даже по российским меркам, стоимость услуг. Одно дело, когда едешь в горы, по бездорожью, другое дело, когда есть маршрутки и привычные такси. Остается лишь найти место отправления нужной маршрутки, но как говорится «язык до Киева доведёт». Благо, что северные киргизы довольно хорошо владеют русским, начиная сызмальства. Каракол – это сеть неприметных автостанций и автовокзалов, которых нет на карте Google, и здесь приходится спрашивать и запоминать. Так с подсказками местных жителей, мы нашли искомую точку, по пути пройдя два рынка и забежав на просмотр городского исторического музея. Я бы его отнес к краеведческому, так как здесь была представлена и флора и фауна здешних краёв. Приятным бонусом послужила экспозиция монет и банкнот из разных стран и эпох, коллекция значков советского времени и фотовыставка работ Эллы Майяр, которая на протяжении своей жизни изучала культуру и быт народов Средней Азии. И по ее фотографиям можно было легко перенестись на сто лет назад.

В городе тем временем меняли дорожное полотно, и нам приходилось идти и по проезжей части и по остаткам газонов. Назвать его чистым и ухоженным я все же не могу. Местами довольно пыльно, местами мало зелени и много рекламы, особенно в районе центрального рынка. Маршрутка найдена, проезд тридцать сомов, и из окна любуемся цветущими полями и буйством зелени. Правда, дети все время спрашивают «сколько осталось» и «куда и зачем едем». В посёлке пересели в подъехавшее такси и через пятнадцать минут показались кирпичного цвета скалы с зелеными шапками из травы и леса. Наблюдая за изрезанной ветром и водой геологической породой, можно подумать, что здесь добывали красные кирпичи. Но если посмотреть под ноги, то почти вся почва представлена всё тем же красным грунтом. У каждой скалы имеется поэтичное тюркское название, как обычно овеянное легендой.

Таксист помог нам выгрузить багаж и предложил прогуляться на смотровую площадку. Отказавшись от навязчивого извоза на лошадях и ишаках, мы неспешно поднялись по горной дороге с уклоном в 12%, чтобы и сверху полюбоваться на открывающиеся пейзажи с парящими в небе хищниками. Перед спа процедурами решили пару часов погулять по живописной долине с пасущимся скотом, что было воспринято не на ура, но деваться некуда, и пришлось поддерживать.

Местный санаторий можно отнести к бальнеологическому и климатическому курорту. И хоть номерной фонд изрядно побит временем и недофинансированием, сюда интересно зайти, чтобы окунуться в прошлое и конечно же принять радоновые ванны. Для многих эта процедура впервые и сложно объяснить, что купаться в тёплой воде будем всего пятнадцать минут, так как радон может, как лечить, так и разрушать. Благо, что в бассейне с ржавым кафелем и осыпающееся штукатуркой мы были одни и можно шуметь, плескаться, нырять и делать, что душе угодно.

https://youtu.be/WIidjPwXwmI

Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно

Барксоон

Это довольно большое по киргизским меркам село и здесь же расположено живописное ущелье с водопадами. От Каракола расстояние почти восемьдесят километров и сюда мы отправились на следующий день. Я уже дважды продлеваю наше проживание в Караколе, так как найти подходящую гостиницу на южном берегу озера Иссык-Куль довольно проблематично. Есть много предложений по юртам или отелям из разряда «абы как, абы что», но мне не хочется понижать планку отдыха. К этому областному центру мы уже привыкли. Уже появились закадычные кафе и магазины, и торговец на рынке нас узнаёт и даёт скидки, и в отеле к нам относятся довольно тепло и радушно.

В очередной раз убедился, что доверять расписанию движения киргизского транспорта нельзя. И как бы не торопились на маршрутку в девять двадцать, такой не было. Диспетчер сказал, что она ещё не приезжала. От таксистов пришлось отказаться коронной фразой, что мы никуда не спешим, хотя стоимость проезда и отличалась всего в два раза. Но не ухать невозможно и спустя часовое ожидание мы тронулись в путь по южному берегу Иссык-Куля. Казахские друзья все наперебой говорили нам, что места здесь красивее, чем на северном побережье и сегодня мы этому убедились воочию. Действительно, то, что создала природа, человек ещё не успел испортить. То ли средств не хватило, то ли времени. Видя такие красоты, я жалел, что не захватил из Москвы палатку, чтобы пожить у воды на природе.

Маршрутка была проходящей и нам остановили на трассе, от которой мы поднимались до центра села три с небольшим километра. Киргизская наличность закончилась и от помощи таксистов отказывались. Лишь сняв сомы в банкомате решено воспользоваться их услугами, так до ущелья двадцать с небольшим километров по объездной дороге.

Жизнь в селе заметно отличалась от областного центра. Заметно больше домов из саванного кирпича и блоков, из которых, несмотря на землетрясения, до сих пор строят жилые дома. Чаще встречаются глинобитные заборы. Меньше надписей на русском языке. Но по-прежнему центральная улица носит имя Ленина, который также и на площади блестит под солнцем недавно покрашенной серебрянкой.

Таксист оказался довольно приятным собеседником и почти всю дорогу рассказывал о себе, семье, быте, зарплатах, отношениях киргизов к России и предложил свои услуги на спуск, так как в ущелье нет ни сотовой связи, ни стоянки такси. Но на мои вопросы о водопадах длительности треккинга к ним он ответил, что далеко, тяжело и с детьми не дойти. Договорились, что нам три с половиной часа будет достаточно на осмотр достопримечательностей, и мы начали изучать новую местность. Младшая дочь расстроилась, что здесь нет горячих источников. Старшие дети категорически отказывались лезть в гору, чтобы любоваться водопадом, «который виден и так».

Оставив коляску у туристических и жилых юрт, мы прогулялись по очереди к водопадам. Периодически подъезжали миниавтобусы с немногочисленными туристами, но они, как правило, оставляли своих пассажиров лишь для одного водопада – чаши Манаса. Уехавший таксист вероятно никогда к ним не поднимался, так как сказал, что с детьми мы не сможем все оглядеть. Мы же справились меньше чем за час и после пикника ушли на прогулку по живописному лугу с пасущимися на травяном газоне скотом и разбросанными гранитными осколками. Рядом проходила грунтовая дорога, по которой сновали грузовики. Это трасса вела на перевал и на золотодобывающий рудник, который открыли еще во времена СССР, а затем с канадской помощью уже продолжили производство. В этой же долине три памятника, два из которых посвящены Юрию Гагарину, который в 1964 году останавливался в долине на привал. Из гигантского валуна высекли профиль именитого гостя. И уже в постсоветское время напротив него поставили и бюст человеку в скафандре. Третий памятник посвящен машине – «КАМАЗу», который подняли на высокий постамент, дабы защитить от вандалов, но его по-прежнему продолжают разбирать на комплектующие запчасти. И эти машины и в настоящее время можно заметить на петляющей в горах, дороге, но только, если раньше они возили породу, то теперь людей на вахтовках.

Детвора тем временем проголодалась, и мы устроились обед в юрте. Хозяйка заведения предложила нам картошку с бараниной и луком (куурдак), тандырную лепёшку и кумыс (кымыз – киргиз.). Всё, за исключением напитка было воспринято на ура, но вот сделать хотя бы глоток непривычного нам солёного молока, со вкусом лошади, было выше наших сил. Всё же это сильно отличается от тех адаптированных вариантов кумыса, которые покупались в Уфе и на Горном Алтае.

Без опозданий приехал Равшан, и мы начали спуск вниз, а он отвечал на интересующие нас вопросы. Детвора сегодня впервые увидела, как жеребята пьют материнское молоко и их интересовало, а могут ли они пить коровье? Оказалось, что у таксиста в жизни был случай, когда кобылица родила жеребца и умерла в родах и он из бутылочки каждые два часа кормил новорожденного коровьим молоком. Как выяснилось, что если жеребец с рождения не пробовал молока матери, то привыкнуть к молоку коровы ему не составит труда. Также рассказал он и про тяжелую жизнь в Киргизии. Что он работает наладчиком станков и сейчас находится в отпуске и таксует, что жена учитель, но зарплата после весеннего повышения двадцать три тысячи сом, что в семье четверо детей и чтобы прожить, приходится и скотину содержать и огород с садом. Вообще, киргизские таксисты – интересные собеседники. Молчунов и интровертов среди них я так не встретил. А по части вопросов они впереди всех. Могут и год рождения спросить, и размер заработной платы с местом работы, и район города, где проживаешь и даже предложить телефонами обменяться.

– Равшан, а почему в Киргизии после развала Союза улучшилась ситуация с русским языком? Я помню, в моей части служили киргизы. Один из них даже текст присяги не мог прочесть без дублирования командиром роты. Сейчас же, мы даже у маленьких детей спрашивали дорогу. Все всё понимают и показывают. Я так понимаю, что русский язык им в школах не преподают?

– Так интернет лучше любой школы. Все дети смотрят «Машу и Медведь» или сидят в «Тик-Токе» и у каждого есть страничка в инстаграме или впизде. Волей-неволей приходится изучать. Но я тебе скажу, что ситуация на Севере и Юге заметно различается. В Ошской области встречаются сёла, где интернета нет и на русском почти не говорят.

Он нас подвез прямо на трассу, по которой снуют бишкекские маршрутки. Но детвора захотела купаться и стала протестовать криками и ором, что никуда не поедут без водных процедур. В принципе, мы и сами были не против, да и близость озера манила, и завтра уже уезжаем в Бишкек, и пройти пару-тройку километров к пляжу не составило трудов. И, наверное, здесь был самый лучший пляж из посещенных нами на Иссык-Куле. И даже бодрящая вода не оставила никого равнодушным от заплывов и ныряний.

Обратно решили пойти пешком по трассе, но не прошли и двух километров, как возле нас остановился микроавтобус, да еще и без пассажиров. Что радует в этой стране, что уехать можно куда угодно и когда угодно. И что при сравнительно дорогом бензине, стоимость проезда заметно дешевле той, к которой мы привыкли.

Напоследок зашли в полюбившееся нам кафе Karakol coffe, который даже заслужил значок от трипадвизора, где привыкли по вечерам пить кофе с вкусными сырниками-блинами и покупать здесь свежую выпечку к чаю. Кафе напоминает продолжение исторического музея, который находится буквально за углом. Здесь тоже есть выставка банкнот из разных стран мира, а также сувениры, открытки из фотографий Майяр, карты Киргизии и пешеходных маршрутов. А на стене висит карта мира и цветными шпильками отмечены города и страны, откуда сюда заезжали посетители. Мы заметили, что Киргизия и особенно юг озера Иссык-Куль – довольно популярен у европейцев, так как ежедневно встречаем многочисленные группы. Да и хозяйка здесь всегда улыбается нам, и нет привычного «киргизского налога» к счёту в меню.

Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно Из Киргизии в Казахстан и обратно

https://youtu.be/v6b0xXQkBp

Бишкек

С некоторой грустью покидаем Каракольскую область и культурную столицу стран СНГ в этом году. Всё же по климату, гостеприимству, насыщенности экскурсионной и культурной программы она заняла пальму первенства за последние два с половиной года поездок, обогнав все российские регионы, где мы побывали в то время, пока мир боролся с пандемией. Здесь мы познакомились с движением ОСОП (одно село – один продукт), запущенным Японией и пополнили запаса мёда с разных берегов озера и разных высот над ним, а также курутом (сыром) и изделиями из войлока.

Пять часов на «северной» маршрутке перенесли нас в столицу, где остановились на три ночи в районе Ынтымак. К этому городу довольно легко привыкнуть. И хоть в нём, на первый взгляд, отсутствует некая системность и порядок, но в этом я наблюдаю и определённые плюсы, так как облегчает жизнь туриста. И хотя один из водителей такси мне поведал, что после двенадцати лет работы и жизни в Москве, ему сложно привыкнуть к киргизскому вождению и игнорированию правил дорожного движения, я за три недели не увидел ни одной аварии, как и неприкрытой анархии. Здесь всё, как в Европе, только с точностью до наоборот.

Иссык-Ата

Как провести последний полноценный день отдыха? Завтра уже сборы в дорогу и день покупок. Хочется ещё раз подышать киргизскими горами. Всё же, когда приезжаешь с озера в город, организм страдает от качества воздуха. Решил, что мы поедем на курорт, о котором я узнал от вчерашнего таксиста. Я уже неоднократно покупал одноимённую минеральную воду, но откуда она, не задумывался.

С восточного автовокзала сюда можно добраться на 316-й маршрутке, но мы опять выбрали такси, так как это вышло в два раза дороже. В пути шестьдесят километров и водитель минивэна молчит, пока мы пресекаем шалости младших пассажиров.

– Вы останетесь ночевать или сегодня в Бишкек вернётесь? – спросил он у меня, когда я расплачивался за поездку.

– Конечно вернёмся. Погуляем два-три часа, сходим в бассейн и обратно.

– Я тогда вас подожду? Я в здешних краях впервые. Да и порожняком неохота возвращаться, а яндекс в этих селах ещё не работает. И бензина на обратную дорогу не хватит.

Обменявшись номерами телефонов, мы ушли изучать санаторий Иссык-Ата, по дорожкам которого гуляли преимущественно региональные туристы и отдыхающие. В этом лечебном заведении, как и повсюду в стране не стали проводить декоммунизацию и сохранили памятники и лозунги ушедшей эпохи. Даже гербы всех союзных республик красовались в одном из скверов наряду с полноразмерным Ильичём с поднятой вверх рукой. Как мы выяснили из исторического музея Каракола, советская власть улучшила жизнь простых киргизов и спасла их от войны, голода и рабства. Новые памятники пока сюда не дошли. Кто-то шел с кувшинами и бутылками за целебной водой, кто-то с полотенцами на водные процедуры.

– Вы не знаете, я правильно иду к водопаду? – спросила у меня дама в солнцезащитных очках. Как потом выяснилось, туристка из Томска.

– Я даже не знал до вашего вопроса, что здесь есть водопад.

У нас появилась ещё одна цель, кроме купания и мы отправились преследовать туристку, которая и не была против, так как пугалась, то пасущихся коров, то лошадок. Тропинка, то уходила в заросли колючих кустов барбариса, то спускалась на ремонтирующуюся грунтовую дорогу и малыши после нравоучительной беседы отказались от коляски и бодро шагали, взявшись за наши руки, и лишь в опасных местах я брал их на плечи.
Короткое любование водопадом и в обратный путь. Мне показалось, что сама тропа и открывающиеся с неё виды более увлекательны, чем ниспадающие потоки воды. Кто-то из туристов оставил граффити на камнях, кто-то мусор, отчего ореол этого места казался слишком преувеличенным. Да и детвора, регулярно вспоминала о бассейне с термальной водой, мимо которого мы прошли, несмотря на их возмущения.

Что радует, в Киргизии, что сюда пока ещё не докатились прейскуранты для резидентов и для приезжих. И за двести сом можно понежиться в сернисто-сульфатном источнике Аравшан. Правда, сервис заметно страдает и никаких браслетов, шкафчиков, полотенец здесь ещё нет. Бассейн огорожен деревянным забором, вместо плитки под ногами – цементный пол. Но вода радует, и неудобства остаются вне локуса внимания.

Таксист действительно никуда не уехал и изучал окрестности, но по своей программе. Мы прикупили на стихийном рынке мёда местных лугов, курута, пирожков и отправились в обратный путь. Но оказалось, что до ближайшей заправки почти двадцать километров и нам не доехать. В одном из сёл водитель зашел в продуктовый магазин и после беседы с продавцом заехал в подворотню. Вышла дама с шестилитровой флягой контрабандного (казахского) бензина, залила её в бак, получила гонорар, и мы спокойно продолжили наш путь. Я стал приглядываться к частным дворам и только сегодня осознал масштабы частной торговли. Он рассказывал о своей работе в Москве, о родном крае – Ошской области, о прошлом и настоящем Киргизии, отгадывал мои тайные желания и останавливался по дороге, чтобы я сфотографировал то красивый пейзаж, то купил детям малины-черешни. Были опасения, что он включит в стоимость проезда время ожидания, но они оказались напрасными.

https://youtu.be/l9hqra49usw



Бишкек. Подготовка к отъезду

Не думал, что мы быстро привыкнем к этому городу. Но уезжать из него грустно. Всё же нам здесь было весьма комфортно. Ни одного случая вербальной или невербальной агрессии в Киргизии мы не зафиксировали, ни одного плохого взгляда и ни одного обмана. Мы привыкли к вечерним прогулкам по району, походам в супермаркет, посиделкам в сетевом кафе «Куликовский». Удивительно, что в Бишкеке у меня впервые стали спрашивать, вам какую воду к эспрессо: теплую или холодную?

Из Бишкека хочется привезти фруктов. Наступил сезон абрикосов и персиков, малины и вишни, инжира и слив. Но остается лишь запомнить их вкус, так как те, что нравятся мало транспортабельны. На такси добрались до Ошского рынка, где погрузились в торговые ряды. Не знаю, с чем можно сравнить этот гигантский базар. Подобного в России я не встречал, да и в европейских странах тоже. Сюда можно приводить на экскурсии и попутные дегустации, так как редкий продавец отпустит тебя, пока ты не попробуешь его товар. Лишь Ташкентский рынок, который я посетил тридцать лет назад, может сравниться по колориту, объему торговли с Бишкекским аналогом. Старших детей удивили красиво упакованные горошинки жевательного табака, и сын норовил взять его на пробу. Пришлось объяснять ему, что это наркотик, которым в России запрещено торговать. Торговцы и мне предложили его, но я отказался, сказав, что уже пробовал. Во времена моей срочной службы посылки с насваем приходили каждому среднеазиатскому воину.

Уложив детвору на тихий час под присмотром старшей сестры, мы ушли на прогулку по окрестностям. Все же с районом проживания нам повезло. Здесь и дышится гораздо легче и в квартире можно не включать кондиционер. Да и в округе регулярно замечал посольские городки и дома премиум-класса. Правда, рядом с ними есть и унылые соседи из прошлого: Этно-парк «Манас», парк «Фламинго», ВДНХ. Территория, громко объявленная свободной экономической зоной, влачит сегодня жалкое существование. Гуляя по тенистым аллеям третьей по красоте выставке СССР, мне показалось, что я попал на экскурсию в город-признак Чернобыль. Кусты растут из тротуарной плитки, плодовые деревья зачахли из-за жары, а трава и время поглощают то, что когда-то было создано потомками и чем гордилась Киргизская ССР. Ленин на высоком пьедестале с руками в карманах брюк иронично смотрится с вывеской над его головой о киргизско-корейской дружбе и заколоченными дверьми в первый в стране павильон с вантовой крышей.

Напоследок, ещё одно кафе, ещё один магазин, чтобы купить подарки родным, друзьям и коллегам и мы прощаемся с этой великой страной, которую мы слегка приоткрыли для себя, и которая дала нам так много в период этого путешествия.
ruukr
полноправный участник
 
Сообщения: 292
Фото: 1276
Регистрация: 16.06.2012
Город: Москва
Благодарил (а): 134 раз.
Поблагодарили: 135 раз.
Возраст: 51
Страны: 54
Отчеты: 55
Пол: Мужской



Список форумовЭкс-СССР форумСРЕДНЯЯ АЗИЯ форумОтзывы о странах Средней Азии



Включить мобильный стиль